Natanella
nati_s@lipetsk.ru
Морган не соврал. Он заполнил каждую гребаную минуту моего времени. Он изнасиловал мое время. Он был всюду. Он с чудовищной последовательностью преследовал меня день за днем… Моя жизнь превратилась в кошмар. Начиная с того памятного утра шестнадцатого декабря.
Кое-как разодрав глаза,(задремать меня угораздило лишь за час до подъема) я несильно двинул рукой. Результат меня не порадовал: запястье по-прежнему было сковано наручником, а я по-прежнему, уткнувшись лицом в подушку, лежал на полу, изнывая от ломоты во всем теле. Потянувшись, я ощутил, как напрягаются мышцы, как боль цепкими щупальцами утягивает мое тело в трясину страданий. Ныло буквально все: от содранной кожи на руках, спине и бедрах до кончиков пальцев, кои я умудрился поранить, царапая ногтями стену кладовки. Каждый миллиметр, каждая частичка меня нарывала. Но хуже физических ощущений, хуже этой жгучей боли, в которой я погряз, был сумбур моих чувств и мыслей.
Если вчера, измотанный и обессиленный, я проглотил ком попранной гордости, то сегодня, проснувшись, я ощутил, как поднимается лавина раздражения, тайфун злобы и ураган омерзения. Приподнимаясь на локтях, я готов был крушить все вокруг себя, я жаждал отомстить. Однако мои желания были пустым звуком по сравнению с желаниями Моргана, который в видом удрученного ужасным представлением зрителя таращился на меня, тщетно пытающегося избавиться от наручников. Наставив себе пару новых синяков на запястьях, я добился лишь того, что выругался и взвыл от бессмысленной ярости.
Именно в тот момент, когда я уже собрался, плюнув на условности, жертвуя кожей на ладони, выскользнуть из наручника, Крист соизволил встать и, подойдя ко мне, нагнуться.
- Утречка, Фишер, - едким голосом поздоровался он.
Я не имел возможности даже повернуться к нему: лишь искоса пилил ублюдка ненавидящим взглядом.
- Развлекаешься? – подняв брови, вопросил он, протягивая руку и прикасаясь к моему запястью, испещренному багровыми засечками. – Только не говори, что тебе не понра…
Я не дал ему договорить: изловчившись, ударил кулаком по скуле.
- В благодарность, - процедил я, отмечая, как лицо Криста наливается красным. – А теперь отстегни эту фигню, - поднимая скованную руку вверх, приказал я.
Морган подозрительно спокойно подчинился. Я не видел выражения его глаз и наивно полагал, что ублюдок усвоил урок. В конце концов, избавившись от переизбытка эмоций, он должен был трезво взвесить все, что натворил предыдущим вечером. Пусть Крист и не был гением, но он ведь должен был понимать, что совершил преступление, принуждая меня к… я не рискнул подобрать нужного слова к той ублюдочной потасовке в кладовке. Освободившись от наручников, я рывком поднялся. Стоит ли говорить, что я собирался вновь заехать Моргану по физиономии? Но, как оказалось, Крист вовсе не из вежливости освободил мне руки. Он монотонно вручил мне тюбик со вчерашним лекарством.
- Напомнить, для чего это нужно? – ровно уточнил Морган, перехватывая мою руку, которая метнулась, чтобы ему врезать. – Еще раз так сделаешь, и я за себя не ручаюсь, - криво улыбнувшись, предупредил он.
Крист уже был в школьной форме. Галстук свободно мотался на его шее, кою Морган специально оставил открытой – засосы и царапины смотрелись жутко, но, похоже, короля оное ничуть не смущало. Выдергивая руку из лап засранца, я ступил вперед – дабы горделиво вздернуть подбородок и встретить циничный, полный презрения взгляд Кристана.
- Еще раз тронешь меня, и ты труп, Морган, - скрипя зубами, отпарировал я.
Мы стояли напротив друг друга с одинаково горящими глазами. Мне уже стало плевать на сиюминутный порыв закопать его живьем. О нет, я надеялся на более грязную игру. Морган ведь считает меня мразью, которая может предать? Было бы глупо не оправдать его ожиданий. Сощурившись и ощутив резь в глазах, сухих после пролитых слез, я ухмыльнулся одними уголками губ. Я уже придумал план. Мне просто нужно было добраться до директора. И если мне все удастся, Морган сдохнет в тюремной камере. Гнев и обида настолько выворачивали мое нутро, что я не подумал о том, что сперва мне придется рассказать полицейским о произошедшем. Я запамятовал, что из меня сделают жертву и, скорее всего, случай станет достоянием общественности. Меня не волновали возможные последствия. Моей целью было уничтожить Кристана. Растоптать его так же жестоко, как он растоптал меня… И если для этого нужно рискнуть, что ж…
Заметив, как изменилось выражение моего лица, Кристан нахмурился. Он уже по опыту знал, как опасен я могу быть, когда что-то затеваю.
- Даже не надейся обыграть меня, Фишер, - отпуская меня и отступая на приличное расстояние, вскользь бросил Кристан.
Он поморщился, когда оглядел меня полностью – от макушки до пят. Располосованная спина вызвала у короля особое отвращение, но, смирившись с деянием рук своих, Морган приказал мне провести полное ректальное обслуживание. Сжав руки в кулаки, я поднял с пола тюбик геля.
- Захлебнись спермой, пока будешь представлять, как я сую себе пальцы в зад, - поддел я Криста, напомнив ему, каким извращенным он вчера был.
Я прекрасно помнил, сколь разозлился Морган на свой стояк, как прекрасно знал его теперешнюю реакцию на мои слова: расширенными глазами вперившись в меня, Морган втянул в себя воздух и бешено рванулся вперед. В его взгляде, ублюдочном, ранимом, мелькнула тень злости на самого себя. Удовлетворенно хлопнув дверью перед его носом, я прислонился к этой двери бедром, чтобы Крист не вломился в ванную. Дотянувшись до шкафчика рядом с раковиной, я вытащил оттуда ключ, который от греха подальше спрятал тут ещё с того самого момента, как запер Моргана на всю ночь. Обезопасив себя таким образом от поползновений и нападений, я устало опустился на пол.
Несмотря на всю мою браваду чувствовал я себя паршиво. Бороться с ублюдком, вдвое тебя сильнее, респектабельнее и развращенней, было тяжковато. Особенно после того, как он доказал, каким безжалостным может стать при желании Кристан Морган, если его что-то вдруг не устроит. Выкинув из головы мысли о разговоре с Морганом, я покачал головой. И речи быть не может о том, чтобы вновь напороться на безразличное "я все понял правильно". А посему, чертыхаясь, приказывая себе взбодриться и запастись терпением, я выпрямился во весь свой рост и, покраснев, открыл тюбик. Мне было унизительно заниматься чем-то подобным, у меня дрожали пальцы, я облокотился на раковину и, закусив губу, прогнулся в спине, чтобы пальцы вошли глубже. Боль обожгла меня уже в первую секунду действа. Я мысленно проклял Моргана, вытер пот со лба и прижался грудью к раковине.
Пяти минут пытки хватило, чтобы возненавидеть Короля Всея Бедфорда настолько, что подкашивались колени.
Закончив с профилактикой, я не торопился на выход. Задумчиво уставившись в одну точку, я глушил остервенелое желание ввязаться в драку. Мудрый внутренний голос напоминал, что, будучи в состоянии невменяемости, будучи измученным и не поспав нормально ночью, я вряд ли одолею Кристана. Поэтому, когда я, завернутый в полотенце, вышел наконец из ванной, я ничего не сказал настороженному, гневающемуся Моргану.
- Как твой зад? – ядовито поинтересовался Крист, чтобы поиграть на моих нервах.
Я, умоляя себя не броситься на него и не испортить все раньше времени, процедил:
- Твоими молитвами, Морган.
Скривившись, Крист наблюдал, как я, сцепив зубы, напяливаю на себя школьную форму. Мои уроки начинались через час. Мне нужно было время, чтобы увидеться с Арчибальдом. И… Крист как будто знал, о чем я думаю.
- Не чаешь сбежать от меня, Малыш? – вставая с кресла, хмыкнул он.
Шаги Моргана отдавались тупой болью в моем подсознании. Однако я не двинулся с места и прямо встретил его насмешливый взгляд.
- Какой непослушный котенок, - поддевая указательным пальцем мой подбородок, выдохнул Крист.
Запах его одеколона врезался в мои рецепторы. Меня тряхнуло от неприязни, я лишь усилием воли заставил себя не отступить. Хватит с Криста и того, что я побледнел.
- Какие идиотские речи, - отстраняя от себя его руку, в тон Кристану ответил я.
Король удивленно моргнул, но отодвинулся от меня на маленький шаг. Рукав его пиджака задрался, когда Морган потянулся ладонью к своему лицу. На запястье правой руки отчетливо, словно пропечатанный эксклюзивно для Его Величества, красовался шикарный укус. Ну, хоть что-то я тоже оставил королю в память о понедельнике.
- Так ты не торопишься, Фишер? – приметив мой интерес к королевской персоне, хмыкнул Кристан.
Он был на сто процентов уверен, что инцидент не получит огласки. Он полностью уповал на мой страх оказаться в дураках. Улыбнувшись уголками губ, я согласно кивнул:
- Да, занятия уже скоро начнутся…
Однако, чувствуя смутную тревогу, я обернулся, когда дернул за ручку двери. Взгляд, которым на меня смотрел Кристан, был умиротворенным и вызывающе-холодным.
- Фишер? – заметив, что я замялся на пороге, позвал он.
Я поглядел Моргану в глаза и поразился термоядерной, почти нечеловеческой самоуверенности, которая сквозила в фиолетовом пламени.
- Я предупреждал, что не прощу предательства, - ровно сообщил Крист. – Я давал тебе шанс извиниться, - наклонив голову, припомнил он.
Мне надоело слушать всякий бред. Вместо того чтобы препираться, я вышел в коридор и тихим шагом последовал в административный корпус. Каждое движение отдавалось болью в заднице, я едва ли не принуждал себя делать следующий шаг.
У кабинета директора никого не было. Я затаил дыхание и постучал. Прямо сейчас я собирался совершить самый смелый поступок в своей жизни.
*
Секретарь услужливо пригласил меня войти.
- Мистер Арчибальд примет вас, мистер Фишер, через десять минут. У вас ведь ничего срочного? – поправляя очки, спросил занудный молодой человек, оторвавшись от кипы бумаг на рабочем столе.
- Нет, - заверил я и для верности покачал головой. – Я подожду.
Секретарь устало указал мне взглядом на компактный диванчик, но я сделал вид, что не заметил намека. Отойдя к окну, я вдохновенно уставился вдаль, словно меня на самом деле привлекала убогая картина ещё не начавшейся зимы. Вцепившись пальцами в подоконник, я с каждым монотонным тиканьем часов вздрагивал: энтузиазма во мне убавлялось. Когда секретарь вежливо кашлянул и пробормотал, что мистер Арчибальд ждет, я тяжело вздохнул, распрямил плечи и решительно последовал в кабинет.
- Мистер Фишер, - не очень приветливо отозвался со своего кресла директор.
Он выглядел неважно: круги под глазами и какой-то помятый, очень уж неопрятный пиджак. По лицу директора словно трактор проехал, но, памятуя о его любви к выпивке и дракам, я не особо удивился.
- Что привело вас ко мне, мистер Фишер? – нетерпеливо поторопил меня самозванец.
Он отстукивал ногой по полу неизвестный ритм, рьяно сжимал и разжимал руки – да, его определенно кто-то ждал. Однако мой вопрос не требовал отлагательств, посему я, набрав побольше воздуха в грудь, на одном дыхании выложил:
- Это будет касаться мистера Моргана, сер… И я думаю, вам придется вызвать полицию и…
И это было все, что я успел пролепетать, прежде чем в приемной секретарь рявкнул:
- Мистер Морган!!! Куда вы! Вам не назначено! А это кто… Мистер Морган!!
Директор потер пальцами виски. Он поглядел на меня с нескрываемым раздражением. Наверное, Арчи подумал, что я разыгрываю его или что-то в этом роде. На мой жалкий испуганный вид директор отчего-то внимания не обратил. Впрочем, секундой позже я вынужден был захлопнуть рот и в изумлении вытаращить глаза.
Секретарь возмущался не зря: дверь кабинета вероломно распахнулась и на пороге вырисовался не кто иной, как мистер Морган. Вот только он был не один, а вместе… с моими родителями, которые, приметив меня, трогательно заулыбались.
Я ухватился рукой за стол: я никак не ожидал от Криста такого коварства – втянуть в наши разборки моих родителей – черт, Крист поступал подло. Но не отметить его прозорливости в этом случае я не мог: сглотнув комок горечи, я почувствовал, что язык присох к небу – лишь раз взглянув в глаза маме, я уже не булл так уверен, что хочу вывалить жесткую правду. Более того, меня прошиб холодный пот: я вдруг отчетливо понял – мои правильные, консервативные родители не примут произошедшего. Я даже боялся представить себе, как отреагирует отец, услышав, что его теперь уже единственного сына изнасиловали. Закрыв на миг глаза, я приложил ладонь ко лбу. Во мне словно взорвали вулкан. Противоречивые чувства: радость при виде самых дорогих людей, страх, что я изуродую их жизнь нелицеприятной правдой, ненависть к предприимчивому Моргану – все перемешалось, все бурлило во мне несмолкаемым хлестким потоком. И когда я открыл глаза, встретился взглядом с Кристом, одними губами прошептавшим "ну?". Боже, как же я ненавидел этого человека!!
Наверное, я был не одинок в неприязни к королю. Мистер Арчибальд, смерив Криста презрительным взглядом, выступил навстречу ублюдку и злобно прошипел:
- Что происходит, мистер Морган?
Директор явно не оценил того факта, что к нему ворвались незнакомые люди с какими-то пакетами. Ещё больше не понравилось Арчи, что эти люди с горящими любовью глазами таращились на первогодку, застывшего около директорского стола с таким видом, будто воды в рот набрал. Подозреваю, мистер Арчибальд ступил ко мне именно из соображений предосторожности: боялся, что незнакомцы навредят мистеру Фишеру, который не так давно собирался заявить на мистера Моргана. Уверенно перехватив руку мамы, рванувшей было ко мне, псевдодиректор поджал губы и настоятельно посоветовал Кристу объяснить ситуацию. И пока я, пребывая в полнейшем шоке, наблюдал развернувшееся передо мной торжество абсурда, истово пытаясь взять себя в руки и хотя бы улыбнуться, приобнимая мою маму за плечи, Кристан самодовольно пропел:
- О, мистер Арчибальд, родители мистера Фишера хотели устроить сыну сюрприз в честь дня рождения…
И, так как директор неверяще уставился на моего отца, который, застыв на пороге, никак не мог сориентироваться, я покорно кивнул, подтверждая, что Морган не лжет. Арчибальд вздохнул и отпустил мою мать. Не удержав порыва обнять меня, она бросилась мне на шею. Отец рассеянно осматривался. Это было его кредо – папа всегда терялся в незнакомой обстановке и не знал, что делать. Правда, его растерянность компенсировала расторопность мамы.
- Гордон, ты так похудел! – ощупывая мои щеки, прошептала она со слезами на глазах.
Я смутился. Мама чересчур опекала меня с детства, потому что я был младшим ребенком. Вот и теперь от переизбытка чувств выпалила первое, что вертелось на языке. Я автоматически прижался к маминой пышной груди. Тепло маминых рук, биение её сердца, запах выпечки, этот коронный чмок в макушку – как же мне этого не хватало! Как же я соскучился по родителям!! На долю секунды отключившись от реальности, я безумно порадовался их приезду. Но… переведя взгляд от рассеянного отца, я посмотрел на Кристана. Сомнений быть не могло: Король Всея Бедфорда торжествовал. Он знал, что я пойду к директору, знал, что наказания ему не избежать и… приплел сюда моих родителей. Он просчитал все до мелочей: Крист прекрасно понимал, что решимости после теплой встречи с родными во мне поубавится. И, черт его дери, Морган был прав: кусая губы, проклиная его на чем свет стоит, я глотал обиду и давился своими невысказанными вслух признаниями.
Нам обоим было понятно: об откровенных обвинениях не могло быть и речи. Только не при родителях. Не сейчас, когда мама проводила рукой по моим волосам. Только не сейчас, когда отец горячо уверял директора, что их визит не принесет никакого беспокойства администрации.
Боже, я ненавидел Моргана. Я ненавидел его даже больше, чем раньше!
А Кристан наслаждался. Ублюдок. Помахав мне ручкой, словно Малышу, у которого отобрал конфетку, Морган ядовито улыбнулся.
- Вам прекрасно известно, что на территорию Бедфорда не допуска… - жестко начал швыряться правилами из школьного устава директор, но Крист прервал его гневную тираду.
Опершись о дверной косяк, начисто игнорируя взбеленившегося секретаря, Кристан воодушевленно проскандировал:
- Именно поэтому я попросил миссис и мистера Фишер подождать до вторника, господин директор, - скорчив виноватую мордашку, Крист продолжил: - Чтобы они не нарушили порядок проведения соревнований…
Мистер Арчибальд зло прищурился: он не собирался потакать выходкам короля. Но в игру уже вступила моя мама, которая мягко, но с нотками осуждения в голосе обратилась к директору.
- Мистер Арчибальд, Крис так много сделал, чтобы мы лично поздравили нашего Гордона, - не выпуская меня из объятий, тоном, коим могли говорить только матери, искренне любящие своих детей, проговорила она и обернулась к Королю Всея Бедфорда, который расплылся в самой очаровательной, подлой, наигранной улыбке. – Прошу вас, не будьте суровы к мальчику…
И это она о Моргане!! Напрягшись, я освободился от маминых объятий.
- Морган, ты сделал это специально! – сверкая глазами, рявкнул я, подбираясь к королю.
Крист пожал плечами и удивленно приподнял брови.
- Конечно, - ухмыльнувшись так, чтобы это заметил я один, отпарировал он, а потом, плаксиво приложив руку ко рту, делано обиженно пробормотал:
- Я так хотел, чтобы у моего дорогого соседа по комнате был настоящий праздник!
Меня перекосило от гнева, я бросился вперед и схватил его за отвороты пиджака.
- Ты! – начисто забыв о том, что на нас внимательно смотрят три пары глаз, прошипел я.
Морган поднял руки вверх, словно показывая, что бороться не собирается. Его глаза иронично сощурились. Его глаза смеялись. Ублюдок сделал меня! Он перевернул ситуацию в такую сторону, что я действительно оказался в дураках. Не будь в комнате родителкей, я давно выложил бы мистеру Арчибальду правду. Но только не при маме. Я не перенес бы её слез. Я не пережил бы сердечного приступа отца. Нет. Я не мог. Я просто не мог…
Поэтому я комкал школьную форму Моргана и убивал его взглядом. На миг я даже забыл, что все мое тело болит и ноет, как сплошная рана.
- О, Фишер… я искренне хотел доставить тебе радость… - продолжил паясничать Крист.
В контексте сложившейся ситуации симпатии присутствующих, конечно, были на его стороне.
- Сын, - недоумевая, что такое со мной стряслось, сказал отец.
Он подошел ко мне и положил руку на плечо. Не отрывая взгляда от Моргана, я отцепился от одежды короля и с чувством собственного достоинства отошел.
- Сын, почему ты кидаешься на своего друга? – дополнил свое обращение отец.
Я выровнял дыхание и натянуто улыбнулся.
- Хммм… - весомо пробормотал я, зная, что мою неумелую ложь отец раскусит в два счета.
- Думаю, он сердится, что я не предупредил его, - разошелся не в меру веселящийся Крист.
Мое желание удавить его росло с каждой секундой.
- Мистер Арчибальд, я могу провести их в кабинет студсовета, - предложил свои услуги Морган.
Его лицо прояснилось, как небо после жуткой грозы.
- Вы же не станете лишать Малы…хммм… мистера Фишера заслуженного праздника? – смиренно вопросил он, не оставив директору выбора.
Арчи хмуро согласился, предупреждающе рыкнув "без фокусов, мистер Морган!". Мои родители принялись благодарить его, попутно задавая кучу вопросов о проведении занятий, расписании и прочей ерунде. Отец, наконец привыкший к обстановке, даже подмигнул директору и пригласил посетить наше семейное мероприятие. Кажется, самозванца смутила суетливость моих предков. Он раскраснелся и словно бы помолодел. Грим не скрывал эмоций, и по тому, как рассеянно опустил глаза в пол мистер Арчибальд, когда мама тепло пожала ему руку, я понял, что псевдодиректор растроган.
А пока взрослые предавались расспросам и рассказам, Морган незаметно для всех "дружески" хлопнул меня ладонью по спине. Клацнув зубами от ярости и боли, я развернулся так, чтобы оказаться с Морганом лицом к лицу. Напоминающий чеширского кота, лениво покачивающий головой из стороны в сторону, будто он напевает мотивчик пошловатой песенки, Крист самовлюбленно ухмылялся. Белые зубки Короля Всея Бедфорда блестели в нахальном оскале, выдавая тот факт, что Морган задумал нечто грандиозно пакостное. Нечто, абсолютно, совершенно точно мне противное.
Тошно было от прикосновений Криста, мне неприятен был его довольный, разнузданный вид. Я, дьявол возьми, ненавидел даже элитные пуговицы на школьной рубашке Моргана. Однако мои руки были связаны. Я сдержанно отстранился от короля, едва не полыхая от ярости и бессилия. Крист же, упивался своим положением победителя: скрестив ноги, он даже немного откинулся назад, чтобы глядеть на меня, кусающего губы, едва не захлебывающегося своим бешенством, сверху-вниз.
- Мор… - начал исступленно я, делая шаг вперед и пригвождая Моргана к стене.
До чертиков хотелось высказать ублюдку все, что накипело. Ужасно хотелось вытрясти из него душу. Однако Крист, похоже, не испугался моего выпада. Он преспокойно потрепал меня по волосам и приложил палец к моим губам:
- Тццц! – насмешливо пресек король все излияния.
Я рвано выдохнул и шагнул вперед. Морган поднял бровь, иронично провел указательным пальцем по контуру моего носа и, отметив, как я побагровел, усмехнулся еще шире.
- У меня есть подарок для тебя, Малыш, - подмигнул мне засранец, которого я уже видел в гробу в белых тапочках.
- Я тебя… - настойчиво рыкнул я, но под взглядом удивленного секретаря вынужден был понизить голос, - уничтожу… - с приторно-теплой улыбкой пообещал я Его Величеству, делано испуганно округлившему глаза.
- Позже, Малыш… - согласился принять наказание ублюдок.
Он медленно, будто оное стояло у него костью в горле, потянулся к нагрудному карману и, безмятежно поглядев на меня, вытащил телефон самой новой навороченной модели. Позер долбаный! Наверняка, папочка разморозил его счет, и теперь Морган снова тратит деньги направо и налево. Презрительно фыркнув, я развернулся было, чтобы отойти от идиота с комплексом богатея. Но взгляд, коим меня наградил Крист, остановил всякую попытку дергаться и ускользать из поля зрения Моргана. Слишком уж озорно и предупреждающе зажглись васильковые глаза. Слишком уж сатанинской была ухмылка.
Сглотнув, я встал как вкопанный подле Короля Всея Бедфорда. Он, довольный моей реакцией, щелкнул меня снова по носу, после чего, проследив, чтобы секретарь был на приличном от нас расстоянии, повернул экран ко мне и выключил звук на проигрывателе. То, что предстало моему взору, заставило меня побледнеть. Видео, которое, издевательски увеличив зум, показывал мне Морган, было… было… чудовищным. Приложив руку ко рту, я глядел на себя, лежащего на трехспальной кровати Моргана. На себя, кусающего губы и стонущего сквозь зубы. На себя, подающегося бедрами навстречу ласкающей мой член ладони Кристана. Сам же Крист, ничуть не загораживая шикарного вида на мое распластанное, разнузданное, страждущее прикосновений тело, сидел рядом со мной на постели и неторопливо поигрывал головкой моего члена. Мне стало плохо, краска бросилась в лицо, я попытался выхватить телефон из рук Моргана, но тот ловко поднял его над головой. Поставив на паузу, король насладился очертенелым бешенством, написанным на моем лице, и преспокойно убрал телефон обратно в карман. А я тем временем уже прекратил четко видеть предметы. Гнев, душивший меня, был настолько ослепителен, что зрение и слух на минуту исчезли.
Я стоял в сантиметре от ублюдка, который решил шантажировать меня, который использовал меня, который принудил, который… Глубоко вдохнув, я постарался привести свои эмоции в гармонию. Хотя бы относительную. Но это было очень сложно по причине того, что Крист стоял слишком близко. А мои руки автоматически тянулись к его шее. Смакуя мое бешенство, Кристан выпрямился, отстранился от двери и одними губами пошло спросил:
- Итак, ты готов делать то, что я прикажу?
Я прищурился и сократил к чертям собачьим все расстояние между нами. Окунувшись в свою ярость, я перестал чувствовать боль, забыл, что задница нарывает – я всего-навсего ощущал нестерпимую потребность сделать больно Моргану. Потому что если бы я не сделал ему больно, я бы задохнулся, умер от переизбытка яда в организме. Крист разнузданно кивнул мне в знак того, что мои жалкие поползновения ничего для него не значат. Что ж. Улыбнувшись уголками губ, я сжал пальцами его руку, которую прокусил. Крист на мгновенье захлебнулся воздухом. Дабы довершить композицию, я наступил Моргану на ногу и, получив в награду едва слышимое ругательство, схватил ублюдка за галстук и резко потянул вниз, заставляя наклониться.
- Скорее ты поцелуешь меня в зад, Морган, - рыкнул я, опаляя дыханием его щеку.
Крист хохотнул. Он положил ладонь поверх моей на его галстуке и, придвинувшись ко мне так, чтобы его губы оказались на уровне моего уха, прошептал:
- Это предложение?
Я наступил ему на ногу сильнее, а заодно усилил хватку на руке. Морган сглотнул. Ему не понравилась моя дерзость. Разжимая палец за пальцем на своем галстуке, он остервенело сверкал глазами.
- Договоримся о кодовом слове, Фишер, - пренебрегая моим предыдущим ответом, мягко проговорил Кристан. – Скажем, ты произнесешь "Естественно и самоочевидно!", если вдруг согласишься сотрудничать.
На этом Король Всея Бедфорда выпрямился и с легкостью убрал мою пятерню от королевской руки. Игнорируя мой свирепый взгляд, он незаметно ущипнул меня за попу и выступил в центр комнаты.
- Не пора ли переходить от приветствий к поздравлениям? – с видом массовика-затейника весело поинтересовался король, обращаясь, конечно же, к моим наивным простодушным родителям, которые с радостью отозвались на его оклик.
- О, Крис! – благодарно похлопав Моргана по плечу, воскликнула мама.
Отец все еще, как ни странно, болтал с мистером Арчибальдом. Они, кажется, даже по-приятельски спорили по поводу прошедшего недавно матча по баскетболу между Испанией и Англией.
Мама же, качая головой, наблюдала за своим мужем. Она никогда не любила пристрастия отца к баскетболу, так что теперь жаловалась Кристану, как это тяжело – жить в семье, где большую численность составляют мужчины. И пока она не перешла к перечислению моих детских привычек, я метнулся вперед и вклинился в разговор. Правда, сделал я это так неловко, что мама поглядела на меня с изумлением, а папа на мгновенье прервал спор с псевдодиректором.
Спустя пять минут и миновав щекотливую тему моего юношеского максимализма, мы наконец распрощались с мистером Арчибальдом и двинулись по коридору к кабинету студсовета. Морган окончательно убедил моих оживившихся, полных новыми впечатлениями родителей, что мы с ним друзья не разлей вода.
Мама, взяв меня под руку, восхищенно слушала распинания короля Бедфорда о том дне, когда мы познакомились. И, слушая рассказ Моргана, я чувствовал себя как на пороховой бочке, предвосхищая момент, когда ублюдок сболтнет лишнего.
Но Крист умело манипулировал ситуацией. Всякий раз, как речь короля подстегивала мой страх, всякий раз, как я тянулся рукой к его спине или бедру, чтобы ударить, Морган уводил разговор в новое русло. И мне с каждым шагом становилось все тяжелее и тяжелее сдерживать бешенство. Особенно при том, что мама потворствовала Кристану, а отец мягко посмеивался, когда они подтрунивали над особенностями моего характера.
- Гордон вообще не любит сближаться, - когда я зло прервал их подколки, пожала плечами мама.
Она искренне верила, что мы с Морганом настолько близки, что он просто обязан знать все, черт побери, грязные подробности моей жизни ДО него!!
Едва сдерживая стоны боли, переставляя ноги скорее по обязанности, чем по привычке, я морщился при каждом шаге. Напоминание, дьявол задери Моргана, о прошедшем вечере полосовало меня зудом в заднице каждую гребаную минуту, каждую секунду, каждый миг. И Крист, видя оное, наслаждался. Он нарочно приобнял меня(по-дружески, конечно!!!) за талию и, стараясь не потревожить содранную его же величеством кожу, насмешливо подтолкнул вперед.
- С ним порой бывает нелегко, - при этом умудрился ещё и поддержать мою маму ублюдок.
Я весомо толкнул его в бок. Скрипеть зубами больше, чем я уже это делал, было просто невозможно. Казалось, челюсти просто не вынесут такого перенапряжения и раскрошатся! Я ненавидел Кристана каждой клеточкой своего протестующего организма! Я желал ему провалиться в ад, я желал ему мук и вечного страдания. Меня трясло от злобы.
И при всем моем состоянии я не имел возможности даже столкнуть его руку со своей талии так, как мне бы того хотелось. Аккуратно, незаметно, чтобы родители не обратили на оное внимания, я скинул ладонь Криста и, вперившись в ублюдка пристальным взглядом, прошипел "исчезни". Но Морган непринужденно включил в разговор теперь уже моего отца: пара шуточек о знаменитостях, пара анекдотов – и папа повелся на доброжелательность Моргана, которую он распылял, как тлетворную пыльцу, как пропитанную фальшью паутину.
Обычно не очень-то жалующие молодежь, мои родители, как ни странно, быстро нашли общий язык с ублюдком, поимевшим меня против воли. Они были очарованы его дружелюбием, его показной заботой обо мне, их драгоценном сыне, коего с детства, как младшего, баловали и лелеяли. А Морган не скупился на притворные улыбки, подталкивал меня или намеренно замедлял шаг, чтобы показать, как он обижен моим нерасположением к нему. И, купаясь в лживости уверений, мои мама и папа увлеченно слушали, чем ещё их накормит добрый приятель Гордона Фишера. Впрочем, Кристан и впрямь перевирал факты в мою пользу:
- А ещё ваш сын умудрился поучаствовать в концерте и развеял миф всей школы о том, что сцена Бедфорда проклята, - заговорщически сообщил он моим родителям.
Они многозначительно переглянулись.
А на меня уже начинали давить стены. Я был настолько сосредоточен и напряжен, что каждый раз, как Крист размыкал губы, я дергался, ожидая подлянки.
Когда мы дошли до кабинета и Морган распахнул дверь, я уже находился на грани срыва. Как же хорошо, что в комнате за дубовым столом, напялив на себя смешные круглые очки, восседал Эндрю, который удивленно распахнул глаза и потянулся поскорее избавиться от "постороннего предмета" на своем лице, стоило только нашему квартету ворваться в кабинет. Проморгавшись и убрав в тумбочку очки, рассеянно похлопывая по бумагам, коими и занимался до нашего пришествия, Брановски скривил губы, завидев Моргана, который убирал ключ, коим открыл дверь, в карман.
- А это заместитель президента студсовета, - коротко познакомил моих родителей с Брановски Кристан.
Король прищурился, подал Эну какой-то тайный, им одним ведомый знак глазами и, не давая Брановски шанса завести приветственную речь, быстро добавил:
– И он уже уходит.
Эн поднял брови, хмыкнул, но послушно встал из-за стола и быстро откланялся. Тепло улыбнувшись мне, Эн отсалютовал и, когда поравнялся со мной, заинтригованно поинтересовался:
- Гордон, это твои родители?
Я пристально следил взглядом за Кристом, по-хозяйски прибирающимся в кабинете. От переизбытка стресса я ничего не мог выдавить из себя, кроме сухого "да" на ответ Брановски. Напряженно вытянувшись, тяжело дыша, я одними глазами умолял Эна помочь, но Морган, предугадав незапланированный поворот сюжета, уже направился к нам и пожелал Брановски счастливой дороги.
- Крис, - на прощанье окликнул Эн Моргана, который торопился помочь моим родителям расположиться.
Король Всея Бедфорда раздраженно обернулся.
- Я знаю, что делаю, Брановски, - одними губами отчеканил он. – А теперь исчезни.
Я сиротливо смотрел в спину другу, коий на прощанье похлопал меня по плечу. К дивану, на который усадил Морган моих неугомонных маму и папу, я подошел, как к голгофе. Вымучив кривую улыбку, я поблагодарил Кристана за сюрприз.
- Ну, а теперь тебе пора… - процедил я сквозь зубы Моргану, который, судя по всему, и не думал оставлять меня с родителями наедине.
Скорчив обиженную рожицу, Морган картинно повернулся к двери.
- Гордон, - с укоризной шикнула на меня мама. – Крис, не слушай его, - хватая Моргана за рукав, проговорила она. – Если бы не ты, ничего этого не было бы. Оставайся.
Я воодушевленно замахал руками, но Кристан уже перехватил инициативу и с блестящими от счастья глазами обнял мою маму. Попутно он ухмыльнулся мне, стоящему за диваном и послал мне такой испепеляющий взгляд, что я оперся о спинку.
Все шло просто отвратительно.
Родители подарили мне те самые подарки, которые любой подросток в моем возрасте предпочел бы не получать: свитер из скромного магазина на углу улицы, где мы жили, и коричневый органайзер. Морган смахнул импровизированную слезу и отвернулся, чтобы отсмеяться, когда я благодарил старших. Во мне кипел вулкан страстей. Я просто жаждал поддеть как-то Моргана, мне не терпелось заставить ублюдка пожалеть, что он остался. И шанс сам пришел ко мне в руки, когда Морган начал распинаться о концерте.
- Кстати, - перебив своего не в меру разговорчивого соседа по комнате, вклинился в беседу я, - Кристан… хммм… даже спел мне поздравительную песню, - едко улыбнувшись позеленевшему от злобы Моргану, прошипел я. – Думаю, он с удовольствием споет её снова. Да, Кристан? – впиваясь в него негодующим взглядом, хмыкнул я.
Крист вызов принял. Он оторвался от разрезания торта и поглядел на меня озорно и в то же время вопрошающе. Словно уточняя, готов ли я посоревноваться. Откладывая нож в сторону, Морган с воодушевлением кивнул.
- Я мог бы и спеть, но лучше покажу видео…
Он спокойно достал из кармана сотовый и приготовился продемонстрировать наивным родителям… черт, лишь покосившись на Кристана, я понял, что за видео он собирается им показать. Намеренно растягивая секунды, он якобы искал в памяти телефона нужный файл. Я покрылся липким потом, ожидая, что Морган в последний момент передумает и сдрейфит. Но он, одарив меня похабной улыбкой, перевернул экран так, чтобы моим родителям было удобнее смотреть, и потянулся включать запись. Механизм разрушения моей размеренной прекрасной жизни был запущен. Три. Два. Один…
Не помня себя от паники, я метнулся вперед, проклиная все и всех на свете, крикнул "Естественно и самоочевидно!", после чего, будто гладиатор, готовый вступить в бой, выхватил из рук Моргана телефон.
Крист хмыкнул. Мама, в шоке от моего поведения, осуждающе смотрела на меня. Отец моргнул, наблюдая за тем, как я бешено сжимаю телефон в ладони.
Тишина, наступившая после моего рывка, была поистине удивительной. На её фоне очень четко и очень мелодично звучала мелодия финальной песни Кристана, льющаяся из динамиков новомодного устройства связи. Устало сглотнув, я поднес сотовый к глазам. Чтобы сосредоточиться на увиденном мне потребовалась пара секунд. И лишь когда красные точки перестали мелькать перед глазами, я различил на экране фигуру Моргана. Но только не провокационно ласкающего мой член. Нет, с экрана на меня смотрел одетый в костюм-тройку Кристан Морган, в круге света исполняющий чарующую балладу. Поющий "And may all your dreams come true". Поющий для меня.
Меня обдало волной холодного презрения к себе. Я без возражений отдал телефон Кристану. Я больше никогда не хотел слышать этой дурацкой песни, от которой у меня все переворачивалось внутри. Я больше не хотел видеть в Моргане никого, кроме как своего врага. Пошатнувшись, я вцепился в спинку дивана.
- Гордон? Что с тобой? – заботливо спросила мама, вставая.
Я старался не смотреть ей в глаза. У меня губы тряслись от пережитого страха. Прислонив ладонь ко лбу, я устало попытался сформулировать причину своего идиотского поступка.
Слова не шли с языка. Секунды растворялись в воздухе, пропитанном ожиданием. А я открывал и закрывал рот, не смея произнести фатальную ложь.
- Он неважно себя чувствовал со вчерашнего дня, - отозвался Крист, делая невесомый шаг ко мне и обманным маневром оттесняя меня от мамы.
Ловко сунув телефон в руки моему отцу, который настороженно вглядывался на мое бледное, изможденное лицо, Крист сграбастал меня в шуточные объятья и встряхнул.
- Мы пока ненадолго отлучимся, а вы посмотрите пока выступление, - сбивая с толку взрослых ослепительной улыбкой, предложил Морган. И, чтобы нагнести интригу, намеренно перемотал запись на наш с ним номер.
- Вы, наверное, и не знали, что ваш сын такой талантливый! – сыграл он на их любопытстве.
Родители заглотили наживку. Они ещё никогда не имели счастья лицезреть меня участвующим в самодеятельности, поэтому с видом добропослушных зрителей ринулись любоваться мною в костюме панды. Мне ли, только влипавшему в неприятности со времен средней школы, винить их за интерес?
Мельком глянув на склонившиеся к телефону Моргана макушки, я был вынужден последовать за Кристаном, который решительно выставил меня в коридор и не терпящим возражения голосом отчеканил:
- За мной!
С непробиваемым выражением лица, какой-то взволнованный, я бы даже сказал, встревоженный, он посмотрел на меня в упор и, осознав, что идти за ним я не собираюсь, вцепился пальцами в мое предплечье.
Из-за того, что все ученики находились на уроках или готовились к оным в своих спальнях, коридор был пуст. Никто не мешал Моргану подталкивать меня в спину, заставляя топать вперед. Настырно сопя позади, Крист что-то явно обдумывал. Он довольствовался моей медлительной походкой и подозрительно любезно не торопил. Зло ступая по полу, я ощущал горьковатый привкус проигрыша во рту. Мы ведь оба знали, что я отступаю, что я не рискну пожертвовать спокойствием родителей. И, разъяренный, униженный, я давился осколками своего бешенства. Мне было уже плевать, куда он тащит меня, мне было начихать, что нас могут увидеть, неправильно понять. Я, черт побери, никак не мог выровнять дыхание, словно Морган прокатил меня на самых охрененно опасных американских горках.
Мы шли молча. На языке вертелись тысячи язвительных отповедей, но вслух я произнес только это:
- Знаешь, Морган, было весело.
А когда Крист остановился и посмотрел на меня как на сумасшедшего, я скривился в неестественно добродушной улыбке.
– Пожалуй, я тоже позвоню твоему отцу и расскажу забавную историю про вчерашний день. Думаешь, он порадуется? – подняв брови, уточнил я, пытаясь убрать со своего плеча его руку.
Морган чертыхнулся, завидев решительность и отголосок вызова в моих глазах. Он взял меня за шкирки, почти приподнял над полом и четко, как идиоту, разъяснил:
- Не думаю, что у тебя будет такой шанс, Фишер.
Я только и успел, что открыть рот для ответа. Морган, который ориентировался в Бедфорде намного лучше меня, уже увидел решение всех своих проблем: протащив меня пару метров, он открыл дверь туалета для учителей и, втолкнув меня внутрь, зашел сам.
Очень удобно с внутренней стороны располагалась защелка, чтобы никто не потревожил преподавателя, так сказать, в процессе раздумий над грядущим. Закрыв дверь на защелку, Крист выпрямился во весь рост и сложил руки на груди.
Он вальяжно встал около двери, загораживая мне выход. Маленькая коморка, в которой мы очутились, казалась благодаря огромному росту и атлетической комплекции Моргана еще меньше. Швабры в углу, ведро с грязной водой: уборщик совсем недавно почтил своим вниманием эту "тайную комнату". Правда, доделать свои дела по неизвестным мне причинам не успел. И теперь, вынужденный вдыхать запах чистящего средства, сладковато приторного мыла и горьковатый аромат одеколона Моргана, я морщился, ибо с детства не обладал чувствительным обонянием. Морган тоже не очень-то рад был сменить обстановку: скривившись и клацнув зубами, он развернул меня лицом к себе, чтобы хоть как-то перекрыть поток неприязни к тому месту, куда он любезно нас завел.
- Надеюсь, теперь ты доволен, - риторически обводя взглядом помещение, буркнул я.
Кристан заметно повеселел. Самодовольно хмыкнув, он поглядел на меня так нахально, что я непроизвольно напрягся и приготовился с присущей мне колкостью ответить на все, что он мне скажет. Кристу понравилось, как дернулся мой кадык. Король Всея Бедфорда расплылся в жалостливой улыбке и поддел пальцем мой подбородок.
- Это была всего-навсего репетиция, Малыш, - саркастично мурлыкнул Морган, мягко проводя мизинцем по ходящему ходуном кадыку.
Я исступленно повел головой влево, дабы избавиться от его ненужных касаний, но Крист, разом посерьезнев, ухватил меня за подбородок поцепче и заставил посмотреть ему в глаза. Что-то в короле изменилось: одухотворенный и насмешливый, он, однако, уже не выглядел спокойным и безобидным. Скулы Моргана обрисовались четче, взгляд словно заострился. Обжигая меня бесноватым фиолетовым пламенем, Кристан тихо сказал:
– Не хочешь, чтобы твои дражайшие супертрадиционные родители увидели своего мальчика стонущего под другим мальчиком, предложи мне что-нибудь взамен.
Он немного наклонился, дабы получше рассмотреть ядовитый огонь бешенства в моих глазах. А бешенство тем временем уже впиталось в кровь и неслось агонией по всему организму. Переполненный этим бешенством, я, задыхаясь своим презрением к ублюдку, перехватил рукой его запястье и, едва не впиваясь ногтями в кожу, отчеканил:
- Да пошел ты!
Кристан улыбнулся одними уголками губ и руку убрал. Вот только огонек азарта в его подернутых поволокой ожесточения глазах меня безумно насторожил. Я уже видел этот взгляд – взгляд хищника, загоняющего свою жертву в угол. Контролирующий свои эмоции, не позволяющий себе повышать голоса, Морган был в стократ опаснее Моргана, бушующего в открытую, как вчера.
Он весомо кивнул и отступил на шаг, чем вызвал у меня удивленный вздох.
- Хорошо, - четко проговорил Крист, опаляя меня развязным взглядом.
Пробежав глазами по моей груди, внимательно исследовав шею, Кристан немного повернулся к двери. Ровно настолько, чтобы не потерять меня из поля зрения. Будто нехотя король всея Бедфорда взялся за ручку двери и вскользь заметил:
– Жаль, что из-за твоего тщеславного желания посопротивляться, пострадают твои родители… - сделав намеренную паузу, Морган потянулся к защелке. Ублюдок пафосно играл на моих нервах. Он знал, какой будет реакция, поэтому не торопился продолжать.
Посмаковав момент, когда я сжал руки в кулаки и рвано вдохнул, Кристан провел пальцем по защелке, будто ожидал, что я остановлю его и не дам уйти. Глаза Моргана потемнели. Я отражался в его зрачках как в темном омуте – злобный, до неприличия всклокоченный, побелевший от гнева.
- Мне так не хотелось показывать твоей чувствительной мамочке, как её сын извивается под парнем и чуть ли не просит дать ему кончить… - проворковал Кристан, поворачивая ручку.
Он искоса наблюдал за моим выражением лица. А я, черт возьми, уже не мог совладать с эмоциями: меня выворачивало от ярости. Меня уносило тайфуном ненависти. Я нечеловечески страждал мести. Время резко остановилось и словно затаило дыхание – все мои помыслы, все мои ощущения были сосредоточены на Моргане: на его хамоватом оскале, на его фигуре, такой знакомой, такой до безобразия спортивной, на его разнузданно болтающемся галстуке, на его… Господи, каждой клеточкой своего ослабшего, прогоркшего яростью организма я ощущал цинизм, излучаемый Кристом. И уверен в себе Морган был настолько, что без зазрения совести выжидательно смотрел на меня, бросая вызов, изводя игрой в переглядки.
С минуту или больше я пристально смотрел на него, ловко манипулирующего моими чувствами, а потом рванулся вперед и ухватился пальцами за основание галстука.
- Не шути так, Морган, - затягивая узел, рыкнул я.
Намеренно толкнув Криста, я добился того, что он головой ударился о дверь. Король всея Бедфорда недовольно рыкнул "ЧЕРРРТ!" и попытался урезонить свою злобу. В его планы не входило предаваться негодованию. Морган понимал, что, сорвавшись, вряд ли доведет меня до ручки. Ему нужен был трезвый рассудок. Именно поэтому он легко разжал мои пальцы на своем галстуке, и, исступленно дыша, коротко предупредил:
- Я бы не советовал.
Глядя на мою правую руку, которую я занес для удара, Морган поцокал языком и сочувственно потрепал меня по волосам.
- Иначе я разозлюсь. Сболтну лишнего. И твои милые родители долго будут помнить свой визит в Бедфорд…
Меня прошиб холодный пот. Кристан сказал это на полном серьезе. То, как спокойно он отряхнул пиджак, якобы избавляясь от моего прикосновения, и как уверенно оттолкнул меня с некоей долей презрения, доказывало лишь одно: он хоть сию секунду без колебаний отправится в студсовет и разрушит представление моих родителей о нормальном сыне, которого они так всегда хотели во мне увидеть. Черт, Морган был ублюдком! Он с легкостью играл на моих страхах. Он наслаждался гаммой эмоций, пробегающих по моему лицу. В моем воображении уже всплывали ужасающие картины: мама падает в обморок, отец отрекается от меня… Я прошел все круги ада, прежде чем смириться с действительностью. Комкая ткань школьной формы, я поднял глаза на Моргана. Он лаконично бросил "время вышло" и отворил дверь.
Мне нужно было действовать быстро. Ухватив Криста за рукав, я, сглотнув, хрипло спросил:
- Что ты хочешь?
Морган заинтересованно покосился на меня, багрового от злости и несогласия. Кристу понравилось держать бедного, покорного, обреченного Гордона Фишера на крючке. Ублюдок, самовлюбленно усмехаясь, медленно притворил дверь и под моим пристальным взглядом защелкнул замок. Я отшатнулся от Моргана и закусил губу. Мои ладони вспотели, я истово сдерживал возмущенный рык. Король же, видя мои потуги поддаться, рассмеялся. Он не торопился наградить меня наказанием. Фиолетово-васильковые глаза на миг потеплели. В них заискрились смешинки. Но как только я рявкнул "Быстрее!", вся веселость Его Величества улетучилась. Наклоняясь к самому моему уху, он положил ладонь мне на шею невесомо пробежался пальцами по линии от плеч до затылка и, выбив у меня задушенный вздох, прошептал:
- Хочу приватный танец, Малыш.
Он усмехнулся, и я поймал эту ухмылку кожей, потому что губы Моргана лениво приложились к местечку на шее возле мочки.
Это был удар под дых. Это было подло. Это было нечестно. Морган просто феноменально макал меня лицом в грязь. У него не получилось выбить послушания силой. Так мерзавец решил довести меня по-другому. Что ж. Злорадства Моргану было явно не занимать.
Попятившись назад, я едва не поскользнулся на мокром полу.
Нет. Я не желал. Я не желал быть порабощенным, добровольно использованным Кристом. Меня тошнило от вчерашних игрищ Моргана. Я спал сегодня от силы два часа. У меня болели даже волосы. Я просто был не способен пересилить себя.
Король Всея Бедфорда, очевидно, понял, что может мигом лишиться желанного развлечения. Он последовал за мной и, когда я оступился, схватил меня за отвороты пиджака. Морган наконец прекратил играть выдержанного парня с комплексом Бога. Фиолетовые злые глаза пожирали каждый сантиметр моего травмированного тела. Взгляд Криста был столь пытлив, что мне невольно показалось, что ублюдок может видеть сквозь одежду и наслждается видом на синяки и царапины.
- Идем! – рыкнул он, после чего вместе со мной вошел в кабинку и, хлопнув крышкой унитаза, уселся на "белого друга".
Я моргнул, не понимая, какого дьявола он творит. Но лишних расспросов не понадобилось.
- У тебя пять минут, Фишер, - притягивая меня к себе на колени, предупредил Морган. – Если ты будешь паинькой, никто не узнает, каким может быть чопорный Гордон Фишер, когда безумно хочет кончить.
Слова Криста въелись иголками в мой мозг. Я ломанулся с его колен и бешено поднял руку, чтобы вмазать Моргану по лицу. Однако это ничуть не расстроило Короля: он с легкостью поймал мой кулак ладонью. Меланхолично хмыкнув, Его Величество уселся поудобнее. Он удерживал меня на месте, положив одну руку мне на талию. Вторая по-прежнему сжимала мой кулак. Я хрипел от злобы, ненависти и агрессии. Несмотря на слабость, резь в заднице и жуткое чувство голода, я ещё в силах был дать отпор. Но, видимо, не такой значимый, как мне бы того хотелось.
Ухмыльнувшись и встретившись со мной взглядом, Король Всея Бедфорда привычным движением завел мне руку за спину и констатировал:
- У тебя не так много времени, чтобы тратить его впустую.
Кристан маниакально посмотрел мне в глаза, мечущие молнии, сумасшедшие. Морган ликовал. В глубине его темных, переливающихся фиолетовым омутов плескался восторг. Король победил. Он жаждал сломать меня. И у него почти получилось. Не было нужды держать меня: он отпустил мое запястье и насмешливо поднял руки вверх, дабы показать, что принуждать не собирается. Его грудная клетка мерно опускалась и поднималась, щеки Криста пылали, взгляд стал немного мутным. Что-то опиралось мне в бедро, относительно близко находившееся от паха Кристана. Я поднял голову и шокированно посмотрел на Моргана. Подумать только: в туалете, зная, что мои родители ждут нашего возвращения, он ослепительно возбудился. Моргнув, я уперся в грудь Криста руками и попытался встать. Мои манипуляции задели член Моргана. И реакция тела Кристана была моментальной – парень чуть-чуть подался вверх, чтобы усилить соприкосновение с моими бедрами.
- Либо ты соглашаешься, и мы продолжаем, - облизав губы, хрипло пробормотал Морган. – Либо ты не соглашаешься, и мы идем сообщать твоим дражайшим родителям траурную весть… - на этих словах он сощурился.
Моргану определенно было невтерпеж, но чтобы скрыть оное, король опустил руки вдоль туловища и заставил себя не подаваться навстречу моим ерзаньям. Сцепив зубы, он выжидал момента, когда я сдамся и можно будет делать все, что заблагорассудится. А пока Его Величество кое-как справлялся с позывами своего тела, я продумывал план побега. Мне не терпелось оставить Моргана в дураках. И, оглянувшись на открытую дверь кабинки, я улыбнулся про себя. Идея, как уделать Криста, пришла сама собой. Мне оставалось лишь провернуть её так, чтобы Крист не догадался ни о чем раньше времени.
Сглотнув тень заблаговременного торжества, я выпрямился на его коленях и прямо поглядел королю в глаза.
- Я не знаю, что такое приватный танец, - честно признался я, чем вырвал у Моргана теплую, почти мальчишескую улыбку.
Разом просветлев и улыбнувшись ехидно-преехидно, Крист потянулся было обнять меня, но, остановившись на полпути, поинтересовался:
- Это значит "да"?
Я ненавидел этого человека, который с каждым днем доводил меня до ручки медленно и охотно, я ненавидел его. Ненавидел так, что размозжил бы голову. Но конкретно в данный момент, будучи в его власти, обязан был, уступая, кивнуть.
И лапы Моргана спокойно легли мне на задницу, вынуждая прижаться всем телом к телу Его Величества. Облегченно выдохнув, когда я впечатался пахом в его пах, Крист поторопился подбодрить меня:
- Прекрасно, - на полувдохе пробормотал Морган.
Притворившись, что теряю равновесие, я вцепился пальцами в плечи короля. Он прошипел ругательство сквозь плотно сжатые зубы, едва я больно ущипнул его предплечье. Но вместо того, чтобы остановить меня, Кристан лишь хмыкнул.
– А теперь представь, что ты насаживаешься на мой член и двигай задом, - разъяснил Король Всея Бедфорда нехитрый механизм приватного танца.
- У тебя с головой не все в порядке, - прокомментировал его желания я.
Конечно, я представлял себе нечто подобное под словом "приватный". Но то, с какой интонацией подвел черту Морган, вызвало во мне такую бурю протеста, что скрывать эмоции стало проблематично. Захлебнувшись возмущением, я сжал пальцы на плечах Моргана сильнее. Он зло покосился на меня, но придираться не стал. Ему хватало моей нерешительности и полыхающего в глазах гневного огонька.
Улыбка Моргана поистине была дьявольской. С такой улыбкой ему дорога прямиком в ад. Однако напоследок король собирался провести по всем кругам ада меня, с ужасом наблюдавшего, как расширяются значки Криста, как его губы приоткрываются и как он, ухватив меня руками за талию, самолично показывает, что значит " представь, что ты насаживаешься на мой член и двигай задом". Приподняв немного над своими коленями, Крист вынудил меня вильнуть бедрами и мягко опустил обратно. Ткань его брюк топорщилась, указывая, как очертенело нравится действие Его Величеству. В аметистовом пламени зажглось что-то нереально страстное. Выдохнув, Морган уткнулся носом мне в шею. Его рваное дыхание горячило кожу. Его руки, жмущие меня к королю все теснее и теснее, гуляли по спине. Морган начисто забыл, что его касания приносят мне агонию боли. Ему плевать было, что дернувшись на его коленях, я почувствовал оглушительную боль в заднице. Да он вообще, кажется, спятил: направляя движениями моих бедер, рывками заставлял меня раскачиваться вперед-назад, что создавало видимость "тесного контакта" с его членом, который оживлялся всякий раз, как я касался его своей ширинкой.
Меня не устраивал тот факт, что Кристан у руля. В мой план не входило его неукоснительное посягательство на мое тело.

@темы: эротика, слеш, роман, ориджинал, насилие, в процессе, "Мой личный ад"