22:41 

Глава 18. Мой личный Ад. Часть 2.

Natanella
nati_s@lipetsk.ru
Коридор был полностью пуст. Ни один ученик в здравом уме не пропустил бы шикарное зрелище, которое демонстрировали в бассейне. Поэтому я сразу услышал голоса Троя и Томми. Парни и не стремились вести себя потише: Трой наотмашь ударил брата (черт, этот ублюдок поистине бесил меня!) и заорал:
- Над тобой потешается вся школа, мелкая тварь, - ткнув притихшего Томми в плечо указательным пальцем, после чего, сорвавшись и схватив рассеянного брата за отвороты полураспахнутой спортивной куртки, Трой приблизился к Томми вплотную. – Тебе мало было фокусов, идиот? – рыкнул он, едва сдерживая порыв вновь влепить младшенькому очередную пощечину. – Как ты умудрился проиграть?! – бушевал Трой.
Он уже оттолкнул брата от себя и, нависая над ним, возмущенно размахивал руками.
- Я даже, дьявол тебя возьми, позаботился, чтобы Моргану соревнование показалось пыткой! – отчеканил Трой, подталкивая Томми, бледного и кусающего губы, к стенке.
Меня тряхнуло, словно от лихорадки. Слова Троя врезались в мозг. Я понял, почему раны Криста закровоточили. Презрение, накрывшее меня с головой, едва не заставило сорваться на бег: черт, как же хотелось врезать Трою с разворота, чтоб больше никогда этот засранец не делал никому подлостей. Как же хотелось отправить его к праотцам! Как же…
Вулф-старший поднял руку, очевидно, распалившись до такой степени, что уже не мог остудить свой темперамент.
Между нами оставался шаг. Я ускорился и перехватил запястье Троя. Тот оборвал себя на полуслове и повернулся ко мне с таким видом, будто я был пылинкой, которую он собрался сдуть со своего джемпера.
- Фишер, - одними губами произнес он. – Я, кажется, предупреждал не соваться… - начал он, явно рассчитывая вывихнуть мне руку.
Яростно дернув меня к себе, Вулф приподнял мой подбородок, чтобы лучше видеть мое лицо, искрящееся ненавистью, пышущее краской возмущения.
- А что, соваться можно только тебе, ублюдок? – подписал я себе смертный приговор. – Только тебе позволено гадить другим? – не испугавшись того, как сжались челюсти Троя, продолжил я, вероломно не отпуская его запястья.
- Фишер, уймись, - коротко и весьма властно для человека, недавно пригинавшегося перед Троем, отозвался Томми.
Он был не очень-то рад моему вмешательству. Вцепившись взглядом в брата, он словно призывал того вернуться к прежнему разговору.
- Не слушай его, Трой, - умоляюще пробормотал Вулф-младший, положив ладонь на плечо брату. – Фишер совсем не то имел в виду…
Я не верил своим глазам: Томас поддерживал брата! Этого говнюка, который не считался с его мнением, этого мерзавца, который методично избивал его… Я глубоко вдохнул и звонко выдохнул. Отпустив наконец руку Троя, я повернулся к своему однокласснику, коий неотрывно пялился на Троя, глазами прося о чем-то мне неведомом.
- Что ты тут делаешь, Фишер? – вероятно, смирившись с неизбежным – с тем, что брат окончательно тронулся от злобы, загораживая Троя спиной, шикнул Вулф-младший, чем вызвал у меня бурный отклик.
- Тот же вопрос я хотел бы задать тебе, - наблюдая, как аккуратно и незаметно приникает спиной к груди брата Томми, бросил я.
Присутствие брата несколько урезонило разбушевавшийся фонтан чувств Троя, он с силой сжал предплечье Томми, отчего тот вздрогнул и болезненно дернулся. По лицу Троя при взгляде на меня, вальяжно остановившегося напротив парочки братцев, пробежала тень. Пока мы с Томми перебрасывались ничего не значащими ехидными фразами, Вулф-старший молчал. Он пристально смотрел на меня сверху-вниз, прикидывая какую-то гадость. Напрягшись, я замолчал и после недолгой паузы колко обратился прямиком к Трою:
- И чем же тебе так не угодил Морган?
При упоминании фамилии моего соседа по комнате Трой скривился. Сощурившись, он заскрежетал зубами. А потом, отступив от брата, развязно уточнил:
- Ты ведь голодранец, Фишер?
Я почувствовал, как организм, помимо моей воли, скрутило от жажды ввязаться в драку. Однако, не дав мне времени переварить оскорбление, Вулф уже выдал нечто покруче:
- Сколько за то, чтобы ты подставил Моргана?
Меня затошнило. Презрение к этому никчемному куску дерьма душило меня, не давая сказать и слова. Однако Трой приписал оное моему согласию и, жутко улыбнувшись, потянулся к карману спортивных брюк. Выдернув первую бумажку из чековой книжки, он уверенно протянул мне чек. На автомате я взял то, что мне предложили, и опустил взгляд на лист. Я успел рассмотреть лишь рекордное количество нулей до того, как услышал в гробовой тишине насмешливое обращение Троя.
- Морган, - сложив руки на груди, победоносно отчеканил Вулф-старший.
Я обернулся. За моей спиной стоял Кристан с бесстрастным лицом. Посиневшие от боли и гнева глаза сверкали ярким осуждающим огнем. Протянув руку, Морган выдернул из моих рук чек и, не глядя в него, смял пресловутую бумажку.
- Ты не меняешься, - хмыкнул между тем Трой. – По-прежнему водишься с дешевкой. Гляди-ка, твой благоверный благородный ботаник рад кинуть тебя ради каких-то пары тысяч баксов. Не слишком ли ничтожная сумма за великого Кристана Моргана? – приторно удивленно вопросил ублюдок, желая вывести Короля Всея Бедфорда из себя.
- Вулф! – рявкнул я, которого достало представление идиотизма в роли одного актера.
Однако Кристан, проигнорировав мое восклицание, ровно обратился к своему брату:
- Спасибо за кнопки в тапках, Трой. Хорошая работа. Ты тоже с детства ничуть не изменился. Такой же трусливый засранец.
Моргнув, Кристан сжал в руке огрызок чека сильнее. Перемотанные бинтом до голени ноги Кристана выглядывали из-под спортивных штанов. Как король затолкал стопы в кроссовки, до сих пор оставалось для меня загадкой.
- Забавно, да? – глядя на Троя в упор, выдал Морган. – Что-то на самом деле остается неизменным.
Они таращились друг друга одинаково неприязненно.
- Крис… - попытался вмешаться в беседу Томми, который приходу Моргана не порадовался.
Переведя взгляд с Кристана на меня, он открыл рот, чтобы прояснить ситуацию, но Трой предупреждающе сощурился – Томми заткнулся и закусил губу.
- Да, все повторяется, Морган, - подтвердил Трой с известным только семейкам Морганов и Вулфов подтекстом.
Томми передернуло, Трой выпрямился во весь рост, отсалютовал Кристу и, ухватив своего младшего брата за рукав, потащил по направлению к общежитию.
Глядя им в спину, я чувствовал на себе мрачный взгляд Кристана. От этого взгляда мне хотелось выть и кричать.
- Ты все понял не так, - заглядывая ему в глаза, ринулся комментировать я произошедшее.
Морган невесело улыбнулся и кивнул. Его глаза прожигали во мне дыры. В этих глазах вымерло все нежное и чувственное. Передо мной был ублюдочный Кристан Морган, которому не требовались пояснения. Для него картина обрела свои краски. Этот Кристан Морган смотрел на меня как на грязь под ногами. Не верилось, что несколько часов назад он прижимал меня к себе, изнывая от желания сблизиться…
- Да, я понял все неправильно, - согласно отрезал Крист. – Не ты принял чек от Троя Вулфа и не ты согласился меня наебать, так? – ледяным тоном уточнил Кристан.
У меня на лбу выступил холодный пот. Сердце, дрогнув, сжалось. Облизав пересохшие губы, я отрицательно покачал головой.
- Да нет же, - сказал я, ненавидя себя за то, что оправдываюсь перед человеком, которому не нужны мои жалкие оправдания.
Злость, страх, неприязнь душили меня.
Ну как Крист мог поверить в то, что меня можно купить? Ему же лучше, чем кому бы то ни было известно: я не признаю подлых сделок. Но разум Кристана был замутнен. Он на моих глазах порвал гребаный чек, очевидно, надеясь, что я ринусь его останавливать и, наклонившись к моему уху, прошептал:
- Тебе надо было просто попросить денег у меня, шлюха…
А после он сдавил мое запястье своей рукой так, что я подумал: мне сейчас сломают руку.
- Вперед, Фишер, - хлопнув меня ладонью по плечу, цинично сплюнул слова Кристан. – Или мне нужно заплатить, чтобы ты переставил ноги?
Сжав зубы, я почувствовал, как начинаю медленно закипать. Тупость Криста, его твердолобость и непрозорливость заставляли давиться яростью. Молча последовав за королем, я довольствовался его выпрямленной спиной, напрягшейся так сильно, словно он шел на голгофу. Пальцы, сжимающие мое запястье, усилили хватку. Я чертыхнулся. Боль, полоснувшая руку, отозвалась во всем теле. Каждый мой шаг, каждый вздох отдавался нестерпимым, почти нечеловеческим надрывом: секунды перетекали в минуты, а ожесточенность Моргана лишь росла. Парень не контролировал себя. Резко остановившись, он рывком развернул меня к себе и, бешеным взглядом пригвоздив к месту, потребовал:
- Извинись сейчас, Фишер. Пока я даю тебе шанс, - проговорил он, коснувшись рукой своего лба и убирая назад челку злобным, грубым движением. – Встань на колени и, дьявол тебя возьми, проси прощения! – заорал король, расфокусированно глядя на меня своими фиолетовыми яростными глазами.
Он словно сошел с ума. От сдержанности ничего не осталось. Чопорность и самовлюбленность тоже разлетелись вдребезги. Передо мной предстал зверь, готовый крушить, ломать и рушить все на своем пути. В зверском оскале не осталось ни толики теплоты, в прямом, пылающем взгляде не плескалось ни капли добродушия. Кристан заставлял меня, черт его дери, встать на колени и молить его о пощаде. Потому что я унизил его достоинство? Потому что выставил идиотом перед драгоценным братиком? Да он спятил!
- Скорее ты встанешь на колени, Морган, - тихо прошипел я.
Кровь в жилах забурлила бешеным потоком, я вспыхнул и взорвался: я… лучше бы Морган просто ударил меня, так я хотя бы справился с болью душевной. Но нет, Крист ядовито хмыкнул. Его брови сошлись на переносице.
- Отлично, - более уравновешенно произнес он, однако вид у короля при этом был страшный: глаза убийственно жестоки, черты лица заострены, на щеках краска гнева. Морган сжал губы и коротко хохотнул. – Я предлагал… - растягивая гласные, нехотя проронил он.
А потом меня схватили поперек талии и затащили в душную, провонявшую хлоркой и затхлостью кладовку, где носом впечатали в грязную стену. Тусклый свет жалкой лампочки предоставил возможность увидеть всю гамму эмоций, исполосовавших лицо Моргана. Отшатнувшись от Криста, я наступил на что-то, мерзко хрустнувшее под ногами.
- Гребаный засранец, - шептал Кристан, заламывая мне руку, которой я пытался отстранить его от себя. – И как тебе игра в наивного неискушенного ягненка? – вжимая меня в стенку, риторически спрашивал он.
Мои трепыхания были бесперспективны. Силы Моргана словно только прибывали после каждого моего неудачного тычка. Ему доставляло удовольствие унижать меня, доказывая, что он сильнее, что он главный, что я полностью от него зависим.
- Ну, сука, раздвинешь для меня ноги? – прорычал он мне в ухо, когда я на ощупь попытался найти ручку двери.
Морган стоял позади меня: его тяжелое дыхание рывками опаляло мою шею, я чувствовал его злость каждой клеточкой своего организма, я чувствовал, как часто бьется его сердце и как дергается кадык я тоже видел. Морган был в бешенстве. У него рвало крышу. Он не контролировал свои действия, ему плевать стало на то, что он переусердствовал с хваткой на моей руке – мне больно было даже вздохнуть, не то что дернуться в сторону.
- Успокойся, - срываясь, приказал я, шокированный таким поворотом событий.
Мне один раз довелось столкнуться с откровенным буйством Моргана. Я помнил, как отсасывал ему, захлебываясь смазкой и спермой. Я помнил, как меня потом рвало в комнате. Но тот Морган был по сравнению с этим, окончательно остервеневшим, добрым дядечкой, раздающим детям мороженое. С Морганом, который со всего размаха приложил меня затылком к стене, я справиться не мог. Меня тошнило от несправедливости, от гнева, от страха и от какого-то странного чувства обманутости. Я осознал: если я сейчас не заору и не позову на помощь, Крист просто-напросто убьет меня в этой каморке. Поэтому я открыл рот и крикнул "Помогите!! Кто-нибудь!". Морган рассмеялся так громко, что это тянуло уже на сдвиг по фазе.
- Какая стррррасть! – иронично прокомментировал мой порыв он, а потом, дабы я больше не мешал его расправе, повернул мое лицо к себе так, что я чуть не вывернул шею.
Взгляд Кристана потемнел. На меня смотрел ублюдок, перебороть которого мне было не по зубам. Морган ещё чуть-чуть поднял вверх мою руку, пока не добился стона сквозь мои плотно сжатые зубы. Маниакально улыбнувшись, Крист потянул меня за подбородок влево настолько, что следующий сантиметр мог стать фатальным.
- Будешь ещё орать, мразь? – мягко спросил он, удовлетворенный видом моего лица, злого, побледневшего. – Откроешь рот, когда Я скажу, ясно? – вопросил он, на всякий случай коленом вжав мои ноги в стену.
Я сглотнул. Чтоб ему сдохнуть, этому ублюдку! Не собирался я послушно выполнять приказы. Во мне все кипело, я ненавидел подчиняться, я ненавидел то гребаное ощущение бесконтрольности, которое испытывал, когда меня унижали. Самонадеянно открыв рот, я, проигнорировав предупреждающий рык Моргана, заорал ещё громче:
- Эй!! Кто-нибудь!!!
Все мои конечности были во власти Кристана. Все мои эмоции: от презрения до агрессивного протеста - Морган читал в моих почерневших от страдания и обиды глазах.
- Какой приятный голосок. Покричишь для меня сегодня, тварь? – влепив мне пощечину, рявкнул Король Всея Бедфорда.
Его завел мой призыв о помощи. Прижатый к Моргану вплотную, я ощутил, как встал член этого ублюдка, когда я в третий раз открыл рот.
- Не сейчас, маленькая продажная сука, - ухмыльнулся он, зажав мне нос и рот ладонью. Я захлебнулся собственным криком. Отобрав возможность говорить и дышать, Кристан с полминуты постоял спокойно. Его губы коснулись моего уха. Голос короля отдавался во мне с каждым гребаным ударом сердца, он впитывался в кожу, он выбивал бессмысленную ярость.
- Я полагал, что ты маленький беззащитный котенок, которого нужно долго и упорно учить, как ублажить меня, - не обращая внимания на мои судорожные дерганья, игнорируя то, как дрожит мое тело, которому катастрофически не хватает кислорода, Морган продолжал свою познавательную речь, часть которой я даже до конца не слышал, так как в ушах звенело, а во рту пересохло.
- Ловко ты меня развел, Фишер, - прижимая ладонь к моему рту покрепче, заявил Морган. Свободной рукой я тщетно силился достать до короля Бедфорда. – Забудь о том, что я когда-то был добрым, - тихо-тихо прошептал он и резко отстранил от меня душащую руку.
Я глотал воздух, как страждущий путник глотает воду после долгих странствий по пустыне. Перед глазами мельтешили черные точки, сердце заходилось, а Моргану хватило времени моей передышки, чтобы потянуться рукой к моей ширинке.
И, насколько бы беспомощным, насколько бы жалким я ни был, я не позволил бы Моргану после всего, что он сделал, беспрепятственно трахнуть меня.
- Я уже пытался убить тебя, - хрипло напомнил я, останавливая его руку, потянувшуюся к язычку молнии.
- Не волнуйся, я не допущу такой ошибки снова, - просветил меня Морган, выворачивая мне левую руку и пиная под зад коленом. – Можешь быть спокоен, мелкая блядь, я обслужу тебя по первому разряду.
Захлебнувшись слюной, я застонал, когда Крист сильнее прижал мое запястье к моей спине. Я вынужден был выпустить из своих пальцев его руку. Морган грубо сдернул с меня брюки вместе с трусами. От безысходности я наступил ему на ноги, запоздало вспомнив, что ступни Криста вновь повреждены. Морган осклабился и выругался. Я, скрипя зубами, ибо в награду за потаптывания Кристан едва не впечатал меня в стену головой, нажал на ступни Короля сильнее. Почти теряя сознание от боли, я пользовался единственной возможностью вывернуться из сложившейся ситуации.
- Сдохни, Морган, - отлепляя щеку от вонючей стенки, прорычал я.
Кажется, я нажал на невидимый рычаг, и тормоза Моргана к чертям собачьим слетели. Забыв о том, что я стою на его кроссовках, Морган рывком спустил с себя спортивные штаны и плавки.
- Приступим? – выдохнул он, заставляя меня прогнуться в спине и отступая на пару сантиметров.
Так как мои ноги стояли на его, я автоматически последовал за Морганом. Он довольно буркнул что-то себе под нос и садистски шлепнул меня по голой заднице.
- Будешь орать громко, придут благодарные зрители, - сдавленно пробормотал он.
Я сглотнул. Мне до конца не верилось, что он настолько ублюдочный монстр. Я весь пропитался его агрессией, мне тяжело было дышать после игр в душилки, мое горло судорожно сжималось, мое тело, прошитое болью, непокорно вырывалось из тисков Кристана.
- Прекрати!! Прекрати!! – сипел я, чувствуя, как Морган коленом раздвигает мне ноги.
- Мы ещё не начали, Малыш, а ты уже на пределе? – едко спросил Морган.
Под ложечкой засосало. Я сжался под его безжалостным взглядом. Рваться и убеждать не имело смысла. Морган уже приставлял головку своего члена к моей заднице.
- Не попросишь меня трахнуть тебя? – хмыкнул он.
Я двинул ему локтем под дых, но мой тычок лишь подкрепил желание в Моргане. Он попытался просунуть свой член в меня. Сжав задницу, я силился выдернуть руку из его пальцев. Тщетно. Крист засопел.
- Расслабься, сука, - приказал он.
Ублюдку не терпелось натянуть меня. Я истошно рвался из его рук. Я старался задеть его ступни, вывернуться, но Морган словно был сделан из стали. Пот, выступивший на моем лбу, капал на пол. Я понимал, что сейчас меня изнасилуют. Что сейчас Морган просто задвинет в меня свой член и насладится собственной победой. Черт! Мне нужен был шанс. Крошечный. Минимальный. И я прошипел:
- Мамочка будет тобой недовольна!
Обычно этот прием срабатывал феноменально: Кристан краснел и лупил меня. Но не в этот раз. Побагровев, выругавшись, Крист с радостью добивающего жертву маньяка загнал в меня свой член на всю длину. Без смазки. Без подготовки.
Я взвыл и вцепился ногтями в стену. Из глаз брызнули слезы. Меня как будто рвало на части. В глазах помутилось, я запрокинул голову и закусил ладонь, чтобы не доставить Моргану очешуительной радости услышать мои стоны боли.
- Черт, как тесно, - прохрипел Морган.
Он медленно двинулся, и я прислонился лбом к стене. Лучше бы Морган убил меня. Лучше бы избил до полусмерти. Тогда я не испытывал бы такого презрения к самому себе, тогда я не глотал бы собственные слезы вперемешку со слюной, тогда я хотя бы не унизился до того, чтобы рухнуть на колени.
- Охренеть, как классно, - тоже встав на колени и отпустив наконец мою руку, сипло пробормотал Кристан.
Он толкнулся назад, а потом принялся грубо драть, словно в его планы входило довести меня до болевого шока.
- Не будешь подмахивать мне, Фишер? – поинтересовался Кристан, остановившись и разодрав мне ногтями спину.
Я беззвучно всхлипнул и закусил свою руку. Опустив локти на пол гребаной кладовки, я стоял задом кверху и позволял трахать себя ублюдку, который специально с каждым толчком распалялся все круче, который, разогнавшись и сжав руками мои бедра, вгонял в меня свой член по самые яйца. В то время как я, взмыленный, заплаканный, затыкал себе рот, в то время как я чувствовал себя половой тряпкой, о которую Морган вытер ноги. В то время как я хотел убить его, а потом умереть сам.
Что-то стекало по внутренней поверхности моих бедер. И судя по тому, как зудел мой зад, это была не сперма Криста. Ублюдок порвал меня. Дьявол. Простой смерти Морган был не достоин. Мне жаждалось мучить его, пытать и лишь когда ублюдок попросит о пощаде, прикончить…
- Что-то ты молчалив, Фишер, - задыхаясь, прохрипел Крист.
Он прекратил натягивать меня и приподнял мою голову за волосы. Повернув меня влево, он имел счастье любоваться зареванным лицом Гордона Фишера, который едва-едва стоит на коленях.
- Уже готов извиниться? – наслаждаясь моим яростным, негодующим взглядом, спросил он.
Я плюнул ему в лицо. Крист удивленно посмотрел на меня как на ненормального и, все еще не отпуская мои волосы, двинул бедрами вперед.
Я сжал зубы, не заботясь даже, что прикусил при этом язык. Моя задница горела огнем, мои бедра и моя спина были в царапинах, мое горло перехватило от презрения и ненависти, однако я не отвел взгляда: хотя бы в этом я не собирался проигрывать Кристу.
- Захлебнись моей спермой, - выгибаясь и кончая, рыкнул Морган.
Он закрыл глаза и выплеснул в меня все, что накопилось с момента начала соревнований. – Маленькая тварь… ррр… ммм… - сбивчиво шептал он.
Меня трясло от пережитого унижения, мне страшно было даже поглядеть, что ублюдок сделал с моей задницей. А Кристан уже отстранился от меня, встал, натянул на себя штаны и презрительно посмотрел на меня, пытающегося трясущимися руками нацепить на себя трусы.
- Ты… поплатишься… - зло обещал я голосом, не похожим на мой собственный.
Кристан покачал головой и усмехнулся. Он наблюдал со стороны за моими попытками одеться.
- Приму это за благодарность, Фишер, - отпарировал он, удовлетворенный, довольный собой, ухмыляющийся. – Так понравилось, что встать не можешь? – подколол он, прекрасно зная: мне, черт его дери, хреново до тошноты.
- Так и быть, помогу добраться до комнаты, - поднимая меня за шкирки на ноги, протянул король всея Бедфорда.
После оргазма он несколько повеселел. Однако жестокость из глаз не ушла. Моргану не нравилось мое молчанье, он жаждал капитуляции, жаждал, чтобы я умолял его остановиться, умолял простить меня. Но во мне ещё оставались силы бороться. Я с трудом застегнул ширинку. Темная ткань брюк сразу пропиталась спермой Кристана и моей кровью, вытекающих из зада. Выпрямившись, я попытался сделать первый шаг. Ощущение было такое, что в меня заталкивают раскаленный кол и шерудят им в надежде достать до внутренностей.
Бледный, безмолвный, почти теряющий сознание, я облокотился на стенку. Морган рассмеялся мне в лицо:
- Мы ещё не закончили Фишер, - криво улыбнулся он, хватая меня за подбородок и насильно заставляя посмотреть на него. – Не смей отключаться.
Я сверкнул глазами.
- И не мечтай, - одними губами произнес я, чем заставил его поднять брови в изумлении. – Тебя посадят за то, что ты сделал… - рыкнул я.
Крист сжал губы. Нахмурившись, он потянул меня из кладовки. Ему плевать было, что каждое движение почти доводит меня до агонии страданий. Поддерживая за талию, Морган тащил меня в нашу комнату. При всем моем желании я не сказал бы больше ни слова – я был выжат как лимон и следил только за тем, как не упасть на пол. Я проклинал Моргана, проклинал себя, но, подгоняемый ублюдком, тащился в спальню. И когда такая желанная дверь распахнулась передо мной, я облегченно вздохнул. Как оказалось, зря.
- Ты собрался заявить в полицию? – разжимая руки сразу, как мы переступили порог, нейтральным голосом осведомился Крист. Я повис на ручке двери.
Вида моего самодовольного оскала было вполне достаточно для того, чтобы он сам ответил на свой вопрос.
- О, тогда я поиграю с тобой подольше, - резко расстегивая на себе верх спортивного костюма, задумчиво проговорил Кристан.
И, заметив, как неловко я дернул ручку двери, подобострастно улыбнувшись, сграбастал меня в объятье, больше похожее на смертельный захват.
- Тебя посадят, - пытался напугать его я.
Моргану, кажется, срать было на мои заявления. Он легко, как котенка, закинул меня на плечо и понес в ванную.
- Не раньше, чем я выдрессирую тебя так, что жить не сможешь без моего члена, - ударив меня рукой по зудящей, горящей огнем заднице, пригрозил Кристан.
Он спокойно остановился около ванны и рывком стащил с меня всю одежду. Обессиленный, я толкнул его в грудь, и получил за это такую пощечину, что чуть не упал в ванну.
- Не будешь подчиняться, получишь наказание, ясно? – поднимая мой подбородок и глядя мне в глаза, рявкнул он.
Меня опалило ненавистью. Изловчившись, я зубами впился в руку Моргана. Тот ударил меня по голове, но я не желал прекращать. На моем языке уже почувствовались капельки крови, однако я все нажимал и нажимал клыками, пока Морган, матерящийся и обезумевший от боли, не пережал мне пальцами нос. Однако и тогда я не разжимал зубов, до тех пор пока окончательно не понял, что начинаю задыхаться.
- Фишер, не жди пощады, - залепив мне вторую пощечину, предупредил Морган, шокированно рассматривая свое запястье, на котором обозначился след моих зубов.
Щеки саднили, перед глазами гулял туман, дыхание прерывалось, тело тряслось как в лихорадке, зад горел огнем. Я чувствовал себя дешевкой, слабаком, который не в состоянии защититься. Однако взгляд Криста, очерченный пеленой страдания, поддерживал во мне огонек азарта.
- Ты тоже, Морган, готовься умереть, - стирая с губ кровь, безумно пообещал я, прекрасно зная, что как только мне представится шанс, я позабочусь, чтобы Морган поплатился.
Беседы не интересовали Кристана. Он затащил меня под душ и приказал раздвинуть ноги.
- Сдохни, - ответил я ему на это.
Тогда Кристан, чертыхнувшись, сам встал под теплую воду – в штанах, не снимая дорогущих часов, плюя на то, что бинты промокнут. Он будто не обращал внимания на боль в ступнях и прокушенной руке. Дрожащий от ярости, едва контролирующий свои эмоции, Морган своими коленями двинул по моим лодыжками и, когда мои ноги дрогнули, протиснул между ними колено. Поглядев вниз, Морган втянул в себя воздух. Замешкавшись, он вцепился пальцами мне в плечо. Вода поливала мое тело, вырывая ещё больше страданий: разодранные участки кожи напоминали о себе с каждой новой каплей, окропляющей спину и бедра.
- Фишер, ты в порядке? – тихо спросил Морган.
Как это мило с его стороны – интересоваться состоянием здоровья парня, которого он изнасиловал.
- Настолько, что до кабинета директора кое-как доберусь, - соврал я, чтобы Морган не думал, что останется безнаказанным.
- Ну и отлично, - зло рявкнул он, снял с подставки душевой гарнитур и приставил лейкой к моему все ещё открытому анальному отверстию.
Я, кажется, забыл, как дышать. Слова, полившиеся из меня бурным потоком, носили нецензурный и неприличный характер. Смысл их был тривиальным: я обещал сделать из Моргана котлету. Кристана едва ли испугало хоть одно из моих выражений. Когда я рванулся, чтобы ударить его, Король Всея Бедфорда широким жестом обездвижил меня, пережав запястья. Струя воды хлынула внутрь меня. Я отбрыкивался и силился освободиться от топорного контроля Моргана. Но все, что я мог, - это шипеть слова проклятий и чувствовать, как по прямой кишке струится вода, как неприятное гудение живота превращается в навязчивое желание вытолкнуть из себя воду…
Крист ловко удерживал меня перед собой. Перед моим взором то и дело мелькала рука, на которой я отставил след своих зубов – не укрылось от моего взгляда и то, что двигать ею королю тяжковато. Когда мне было особенно омерзительно от происходящего, я искал глазами место прокуса и зло улыбался. Я ненавидел Кристана. А больше всего я ненавидел свою топорную беспомощеность, свою покорность. Больше всего я ненавидел то, как я самолично позволяю ублюдку измываться над моим телом…
Губы Моргана прижались к моему виску. Стоило мне взвыть и двинуть задом в сторону, как Его Величество соизволил поинтересоваться:
- Ну, нравится?
Я уже был на грани срыва. Вода, коей Морган щедро решил ополоснуть меня изнутри, просилась наружу. Живот гудел. Мне хотелось в туалет. Но вместе с тем мне не терпелось отомстить Кристану. Мне рвало башню от боли, от фанатичной слабости. А Крист продолжал забавляться: он повернул лейку ребром и двинул вверх-вниз. Я захлебнулся вскриком и попытался отстраниться: боль от соприкосновения лейки с саднящим анальным отверстием отдалась во всем моем прогоркшем от слабости организме. Хохотнув, Крист шваркнул душевой гарнитур на пол. Он натешился вдоволь моим вилянием бедер и моими стонами. Ему в кайф были стенания. Он, кажется, чувствовал прилив адреналина, наблюдая за моей реакцией. Он не отпускал моих рук. Впрочем, только это и удерживало меня в положении стоя. Не поддерживай меня Морган, я уже давно рухнул бы на колени и обхватил руками живот. Ногтями впиваясь в свои же ладони, я обернулся. И шокированно моргнул. Морган действительно наслаждался. Его лицо освещала широкая улыбка. В синих глазах, глазах демона, глазах ублюдка, отражался я, жалкий, согнувшийся в три погибели, кусающий губы. И эти глаза ликовали. Кристан был доволен тем, что заставил меня мучиться, его заводил вид меня, сдерживающего порыв закричать от боли. Его заводил я, который сцепив зубы, сопротивлялся. Моргану нужно было сломать меня. И он терпеливо ждал, когда я, доведенный до отчаянья, сдамся и попрошу его о милости.
Меня чуть не вырвало от осознания, что я когда-то хотел этого довольного собой сукина сына. Меня чуть не унесло от злости, что когда-то этот напыщенный ублюдок лежал со мной в одной постели и… Черт, когда меня снова скрутило, я командным, хоть и тихим голосом процедил:
- Оставь меня в покое и выйди.
Мне нужно было сходить в туалет. У меня уже глаза на лоб лезли от воды, которой щедро накачал меня Морган.
- Уберись из ванной! – рявкнул я, и Морган рассмеялся – победоносно, совсем безумно.
Он вместе со мной нагнулся, думаю, лишь для того, чтобы заставить меня лишний раз двинуться, и, подняв гарнитур, поставил его на место. Из-за резкого нагибания мне стало уже невмоготу. Вода снова поливала нас сверху, нещадно задевая раны, напоминающие о себе с каждым движением, с каждым вдохом, с каждым тяжелым выдохом. А Морган заставил меня выпрямиться и развернул лицом к себе. Выдохнув, я безвольно дернулся и вынужден был таращиться на ублюдка, у которого зрачки расширились от возбуждения.
- Не думаю, что ты в том положении, чтобы требовать, - наклонив голову и поглядев колким взглядом на меня, вымотанного пыткой, сообщил Морган.
Он продолжал держать мои запястья, он прижимался ко мне грудью, и я, черт его дери, чувствовал, как податливо реагирует его член всякий раз, как я дергался, чтобы вырваться. Ублюдок!! Морган просто перекрыл мне все пути к отступлению. Не оставил ни одной лазейки, чтобы сохранить остатки гордости. Ублюдок!! Как же я ненавидел его, как же презирал, как же жаждал утопить, задушить, зарезать… да что угодно, лишь бы не просить, лишь бы не унижаться ещё больше.
- Итак, мы можем постоять под душем подольше… - укусив меня в шею, предположил он, по моему состоянию давно понявший, чего я желаю больше всего на свете.
Но не мог же я сесть на толчок при нем?! Морган, что, тронулся к чертовой матери?
- Морган, ты же не идиот, - умоляя себя не срываться на проклятия и обвинения, попытался договориться я.
Крист, толкнув в спину, вытолкнул меня из душа. Он продолжал одной лапой держать мои руки и, чуть не силком тащил к "белому другу". Извиваясь и силясь укусить его, я пытался освободиться от захвата. Но куда там: когда Моргану надоело со мной возиться, он просто разжал пальцы и подтолкнул коленом в зад. Я упал прямо на пол – около унитаза. Хорошо, хоть головой не ударился о стульчак. Морган хмыкнул. Его забавляло то, как взвился я, силясь подняться.
- Что делать ты и сам знаешь, Фишер, - делая от меня шаг в сторону, сказал он и принципиально уселся на бортик ванны.
Я кое-как уселся на унитаз и закрыл лицо руками. Глаза Моргана следили за каждым моим движением. Его пристальный победоносный взгляд был направлен на мою фигуру, маленькую, скрючившуюся.
Дьявол! Такого унижения я не испытывал никогда в жизни. Чтобы при ком-то… чтобы вот так наглядно…
Я держался до последнего. Но даже гений не смог бы обойти позывы организма. Закрыв лицо руками, я сделал то, что причиталось делать уединившись в туалете. И я сделал это на виду у не в меру спокойного Моргана, который после моих "успехов" вновь втолкнул меня под душ и повторил процедуру.
На этот раз я уже не чувствовал себя столь униженным. Но ущемленное самолюбие заставило меня неоднократно попытаться переиграть Кристана. Однако в моем плачевном состоянии это было бессмысленной затеей, которая даже посмешила засранца.
Из ванной Морган почти вынес меня. Ему нравилось то, как обессиленно я иду впереди него, едва переставляя ноги, стараясь двигать задницей по минимуму.
- Оказывается, Фишер, ты можешь быть таким послушным… - хохотнул ублюдок, толкая меня на кровать.
Он уже был в одних плавках. И, расфокусированно глядя вокруг себя, я устало заметил, что не помню, когда Морган освободился от мокрых штанов. Я едва шевелил языком. Мне больно было даже дышать. Я лишь гневно смотрел на него из-под полуопущенных ресниц. Вся гамма отвращения, злости и ненависти смешались в единый коктейль. Обстановка комнаты, тикающие на полке часы, лицо Моргана – все расплывалось, обретало нечеткость формы. Я плыл в своей боли, захлебывался горечью и никак не мог проглотить ком обиды. Мой мозг отказывался признавать поражение, отказывался принимать тот факт, что Морган сделал из меня куклу, с которой теперь мог делать все, что заблагорассудится.
- Разведи ноги, Фишер, - приказал Крист, нависнув надо мной с каким-то флаконом в руке.
Я шокированно моргнул и отполз на пару сантиметров от края кровати.
- Я все равно заставлю тебя раздвинуть ноги, - сквозь зубы предупредил Крист.
Он уже взялся за мою лодыжку. Я поднял ногу и заехал ему в нос. Вернее, почти заехал: в последний момент Король Всея Бедфорда отстранился, и я рассек ногой пустоту.
- Нет, - коротко отрезал я, извиваясь, силясь вцепиться ему в волосы и ударить головой.
- Я думал, мы уже это прошли, - приторно огорченно посетовал Морган.
Он забрался коленями на постель и, отбросив флакон в сторону, схватил меня руками за обе лодыжки и поднял их так, что я чуть не оказался стоящим на руках. На подушке осталась лежать только голова и плечи, остальное туловище устремилось вверх – по велению ублюдочного Кристана Моргана.
- Вот так, - самодовольно проговорил он, разводя мои ноги. – Успокоился? Или мне повторить процедуру промывания кишечника?
Я сглотнул. Этого унижения снова я бы точно не выдержал. Вцепившись пальцами в простыню, я устало прошептал:
- Хватит…
Мне было до очертенения плохо. Меня тошнило. Мигрень не давала мыслить здраво. Каждая клеточка тела пропиталась агонией. Я был настолько жалок, что сопротивление таяло под гнетом боли. Я был настолько изможден, что едва не падал в обморок от пережитого страха, гнева и унижения.
- Обещаешь не дергаться? – спросил Кристан, поглаживая кожу голени.
Я промолчал. Даже если бы я ответил, Морган все равно не прекратил бы своего ублюдочного плана растоптать меня окончательно.
- Что ж… Тогда я, пожалуй, помогу тебе привести себя в порядок… - услужливо предложил Морган, и я непонимающе вытаращился на короля, когда тот аккуратно уложил меня обратно на простынь.
До меня дошло, какого черта он задумал, только когда Крист выдавил себе на ладонь пену для бритья.
- Не смей!!! Ты!!! Только попробуй!!!! – не помня себя, заорал я.
Но не успел я приподняться, как Морган схватил меня за яйца. В прямом смысле слова. Кристан, которому надоели мои бессмысленные метания по кровати, преспокойно стиснул пальцами правой руки мои детородные органы и, когда я зашипел и открыл рот, чтобы проклясть его на чем свет стоит, пояснил:
- Настоятельно советую тебе во избежание несчастного случая не рваться и не рыпаться, Малыш. Особенно когда в моих руках бритва…
Морган уже нанес гель для бритья на внутреннюю сторону моих бедер и теперь взял с тумбочки бритвенный станок, который захватил ещё когда вытаскивал меня из ванной. Меня бросило в жар, потом в холод. Я не имел возможности пошевелиться. Мне была противна сама мысль, что меня могут побрить в… в таком месте… Однако Кристан и слушать ничего не хотел: он ловко справился с задачей, не обращая внимания на меня, застывшего, побелевшего от ярости и позора.
- Прекрасно, - любуясь результатом своей работы, подвел итог Кристан.
- Завтра ты уже будешь за решеткой, - не помня себя от бешенства, заорал я.
Морган несильно ударил меня по заду и напыщенно-устало пробормотал:
- Фишер, я вижу, до тебя туго доходит… - он вытер полотенцем пену и сбритые волосы, после чего сжал руку на моих яйцах сильнее.
Я зажмурился и неосознанно потянулся к Моргану, чтобы ослабить нажим.
- О завтра мы поговорим завтра, а сейчас я хочу, чтобы ты отсосал мне, - выдал он, глядя мне прямо в расширившиеся от изумления и ненависти глаза.
- И не поду… - начал я, но остаток речи проглотил, ибо Крист принципиально сжал пальцы сильнее.
С порванным задом, прошедший все мыслимые и немыслимые унижения за один день, я чуть не загнулся от возмущения и боли. Морган умел убеждать. Манипулируя ладонью так, чтобы направить мои движения, он добился того, что я сел у изголовья. Сам он стоял на коленях подле меня. Ожесточенный, ухмыляющийся. Засранец, который решил поставить точку на моем самолюбии. Черт, я не имел возможности даже дать ему отпор. Это было ужасно. Меня трясло от бессилия, негодования и презрения к самому себе. Запрокинув голову, я истово силился сдержать порыв разрыдаться. Стресс, которому меня подверг Морган, выбил из меня дух соперничества. Мне просто нужна была передышка. Я не хотел заново жестокости. Я не хотел… Не сейчас, когда в глазах рябит, живот скручивает, а попа, которую я истово пытаюсь не прижимать к кровати, адски ноет. Я закрыл глаза. Король Всея Бедфорда спустил плавки до колен.
Это был конец.
Я понимал, что Морган свое возьмет. Он уже доказал, каким может быть настоящий Кристан Морган. Он доказал, что мои жалкие трепыхания ничего не стоят по сравнению с его царской мощью, по сравнению с его торжествующей силой.
Мне хватило одного рваного вздоха, чтобы привлечь внимание Моргана. Его взгляд, направленный на меня, откинувшегося спиной на спинку кровати, побелевшего, с красными глазами, с горящими после пощечин щеками, был столь же заинтересованным, сколь и удивленным.
- Малыш, - позвал он, и когда я сделал вид, что не слышу, положил мне руку на плечо.
Я распахнул глаза и опалил его таким ненавидящим взглядом, что Морган сжал губы и сглотнул остаток речи. Он добился своего: я больше не дергался, не посыпал его проклятьями. Я просто сидел и ждал, когда все уже завершится. Когда меня оставят в покое и я смогу наконец привести мысли и чувства в относительный порядок.
Меня потряхивало от перенапряжения. Мне хотелось свернуться в клубок и вычеркнуть из памяти все происходящее, мне страшно было от осознания того, что это меня унизили, это меня изнасиловали…
Но Морган уже придумал новое наказание. Он отпустил мои детородные органы и сел на край кровати.
- Я не собираюсь носиться с тобой и лечить, дешевка, - просветил он меня и, выдвинув ящик тумбочки со своей стороны, достал оттуда мазь, которой обрабатывал свои кровоточащие ноги. – Позаботься о себе сам, - заявил он, шваркая тюбик на кровать.
Я покосился на оной как на врага народа, однако последующие слова Моргана заставили меня, кусая губы, взять предложенную вещицу.
- Если не хочешь последствий, Фишер. Ты же у нас герой, и с порванной задницей походишь по Бедфорду пару дней, да?
Крист встал с кровати и, вальяжно пройдясь по комнате, уселся напротив меня в кресло. Он попутно стащил с постели покрывало, и теперь я нервно думал, как "позаботиться о себе" таким образом, чтобы Моргану ничего не было видно.
Словно прочитав мои мысли, Крист язвительно фыркнул:
- С удовольствием погляжу на то, как ты себя смазываешь, Малыш.
В голосе Моргана слышались стальные нотки. Он намеренно сел в кресло, чтобы ему открылся шикарный вид на кровать. Он намеренно заставил меня развлекать Его Величество. В потемневших фиолетовых глазах таились коварные смешинки. Ирония ситуации, в которой я оказался, приносила Королю Всея Бедфорда кайф. Он вальяжно закинул ногу на ногу и, откинувшись на спинку, терпеливо ждал, когда я приступлю.
Тюбик холодил мне руку. Я прожигал в нем дыры своим злобным взглядом. Черт возьми, Морган вновь не оставил мне выбора.
- Ты труп, - отвинчивая крышку, прошипел я Моргану. Он хотел зрелища? Он его не получит. Сведя ноги вместе, я попытался протолкнуть ладонь с мазью к саднящему отверстию. Не получилось. Сопя и чертыхаясь, я вынужден был под вящий приглушенный смех Моргана перевернуться на бок.
- Решил показать мне все позы камасутры, Фишер? – поднял брови Крист.
Он забавлялся, наблюдая, как я страдальчески щурюсь. Однако проблема оставалась: я не знал, как менее унизительно добраться смазанными пальцами до своей задницы. Крист решил оную проблему феноменально: ему надоело любоваться моими потугами прикрыться – Король встал и решительно двинулся ко мне.
- У тебя пять минут, пока я не разозлился, - предупредил Морган.
Он скрестил руки на груди и остановился в сантиметре от бортика кровати.
- Если ты за пять минут не ляжешь на спину и не разведешь свои гребаные ноги, я позабочусь о том, чтобы… - договаривать Кристан не стал.
Я выругался и сделал так, как он хотел. Согнув ноги в коленях, я, красный от стыда, злости и унижения, поднес дрожащие пальцы к нарывающему анальному отверстию. На Моргана я предпочитал не глядеть. Зато он пожирал меня взглядом еще с того самого момента, как я покорно выгнулся, чтобы лучше достать до нужного места.
Сглотнув, Крист вцепился в выемку на подножье кровати. Фиолетовое пламя в его глазах беспощадно лобызало меня своим жадным голодным вожделением. И, давясь болезненными рыками, я истошно пытался ускорить процесс, проклиная Моргана, ненавидя Моргана, игнорируя Моргана…
- Глубже, Фишер, - облизав губы, пробормотал Крист.
Он словно не замечал, как из моих глаз льются непроизвольные, ненужные, злые слезы. Он словно не видел, как я силюсь сдержать стоны боли, он словно не слышал, как скрипят мои зубы каждый раз, как я проталкиваю в себя указательный палец.
Обессиленно посмотрев на Кристана, я натолкнулся на парня, мне незнакомого, на парня, которого одновременно пугало мое истязание и у которого стояло от того, что я демонстративно раздвигаю перед ним ноги. Морган был поглощен своим возбуждением. Ослепленный им, он разочарованно вздохнул, когда я прекратил представление и, поджав под себя ноги, уткнулся носом в подушку.
- Пытаешься меня разжалобить, Малыш? – явно ненавидя себя за то, что возбудился, рявкнул Морган.
Реакция его тела не устраивала Короля Всея Бедфорда, а следовательно, он обвинял в этом того, кто вырвал у него эту реакцию. Закипая от гнева, он метнулся ко мне и, наклонившись, выдернул у меня из рук подушку, чтобы ухватить за подбородок и выплюнуть слова мне прямо в лицо:
- Ты, продажная маленькая тварь, - бушевал Морган, не обращая внимания на то, что время медленно, но верно приближалось к отбою.
Он измывался надо мной четыре гребаных часа. Мое тело, мой разум, мое сердце – Крист за эти четыре часа успел истерзать, изнасиловать всего меня без остатка. Я просто не понимал, что ещё ему от меня надо?!
Я открыл рот, дабы прервать тираду Моргана, но в этот момент в дверь постучали. Король быстро накрыл меня одеялом.
- Лежи тихо, - приказал он.
Однако когда Сандерз вошел в комнату, я пошевелился и повернулся, было, лицом к нему, но Морган сел мне на ноги и, опережая мое восклицание, зашипел коменданту:
- Тц! Фишер спит! – в доказательство этого он якобы наклонился ко мне, чтобы поправить одеяло.
На самом же деле ублюдок преспокойно зажал мне рот рукой. Свет в спальне был тусклым. Заметить, что творит Морган, Сандерзу было просто невозможно. Так что у меня была в запасе минута, чтобы отделаться от "кляпа" Криста и позвать Сандерза по имени. Заворочавшись и укусив ладонь Кристана, я замычал. Комендант остановился на пороге и оглянулся.
- Опять кошмары, - покачал головой Морган.
Он был прекрасным актером. Комендант кивнул и вышел из нашей комнаты.
Морган тут же пихнул меня локтем в бок и, когда я разжал зубы, молча скинул на пол. Не обращая внимания на мои поползновения встать, Кристан как ни в чем ни бывало подошел к шкафу. Я не поверил своим глазам, когда ублюдок вновь вернулся ко мне.
- Мне будет спокойнее спаться, если ты будешь в наручниках, - пристегивая меня к ножке кровати, спокойно сказал он. – С этого дня ты спишь на полу, Фишер.
Он швырнул в меня подушкой и благородно отдал одеяло. Я чувствовал себя так, словно меня прокрутили через мясорубку. Задыхаясь от ярости и несогласия, я выставил ногу вперед, когда Морган гордо шествовал к двери ванной. Едва не рухнув на пол, король нагнулся было, чтобы ударить меня, но, увидев перед собой парня с горящими ненавистью глазами, прикованного к кровати, обязанного находиться в положении лежа, передумал. Ухмыльнувшись, он щелкнул меня по носу:
- Отдыхай, Фишер, - благодушно позволил он. – Пока можешь.
И все время, пока он был в душе, я силился приподнять кровать, чтобы освободиться. Благодаря стараниям Моргана сил во мне практически не осталось. И все-таки мне почти удалось сдвинуть пресловутый предмет мебели с места. Правда, радости оное не принесло: благоухающий гелем для душа, Морган выплыл из ванной в одном полотенце и, заметив мои махинации, тяжело вздохнул.
- Плохая идея, Малыш, - ложась на кровать и тем самым отрезая мне все пути к освобождению, сказал он.
Я в бешенстве ударил кулаком по полу.
- Ненавижу! – искренне крикнул я, если это сухое каркающее сипенье можно назвать криком.
Морган промолчал. Он не стал выключать ночник. Повернувшись на бок, он наблюдал за мной, бессмысленно теребящим наручники.
Спустя час я сдался и закрыл глаза. Мне было больно лежать на спине, поэтому я попытался перевернуться на живот, но Морган приковал меня таким образом, что и этого я сделать не мог – мешала рука, коей я был "пришит" к ножке кровати. Чертыхнувшись, я поднял глаза вверх, но Морган уже спал. Или притворялся, что спит. Добраться до него я не мог, а оклики он преспокойно игнорировал. Смирившись с неизбежным, я крепко зажмурился. Закутавшись в одеяло, я долго лежал без сна. Однако стресс и переизбыток эмоций, коими щедро пестрил пережитый день, сделали свое дело – я все-таки выключился.
Я не слышал, как Морган встает с постели и не чувствовал, как он кладет руку мне на лоб, чтобы проверить, нет ли жара. Но жар действительно был. Горело все мое тело, истерзанное ублюдком. И, заметив, как я морщусь, Кристан отцепил наручник. Ведомый, очевидно, чувством вины, он притянул меня к себе – завернутого в одеяло, дрожащего, со следами слез на щеках, бессильного, не сопротивляющегося.
- Маленькое чудовище, - прижавшись щекой к моей щеке, пробормотал он.
Крист поднял к своему лицу мою руку, искусанную во время траха в кладовке, и поцеловал каждый след от моих зубов.
- Малыш, - гладя меня по волосам, прошептал он с надрывом. – Малыш.
Я лежал у него на коленях, прислонившись головой к широкой обнаженной груди Моргана. Он кусал губы и укачивал меня, как ребенка. Голос Криста как сквозь вату прорывался в мое затравленное произошедшим сознание. Прикосновения Моргана, его нежные поцелуи в висок и шею заставили меня встрепенуться.
Распахнув глаза, я увидел над собой лицо короля. Память подкинула пару эпизодов минувшего дня. Ненависть, опалившая меня от макушки до пяток, чуть не довела до инфаркта. Вырвав руку из пальцев Криста, я хрипло рыкнул:
- Я прослежу, чтобы ты сдох, Морган!
Взгляд Криста полыхнул. Парень коротко улыбнулся и, медленно нагнувшись, приложился губами к моему лбу.
- Не прикасайся ко мне, ублюдок, - выдохнул я, едва контролируя свою ярость.
Крист клацнул зубами. Перевернув меня на живот, он спокойно приковал меня к ножке кровати снова. Дождавшись, пока я злобно поверну к нему лицо, Его Величество четко, почти по буквам произнес:
- Привыкай к тому, что я рядом, Малыш.
Он сделал паузу для того, чтобы я насладился жесткой улыбкой, полоснувшей его губы.
- Потому что с завтрашнего дня я поглощу каждую минуту твоего времени. Я буду везде, где ты. Я превращу твою жизнь в ад. Привыкай, Малыш, привыкай… - погладив меня по волосам, шепнул он мне на ухо и, заметив, как побагровело мое лицо, рассмеялся.
Остаток ночи я не сомкнул глаз. Я все думал и думал над словами Кристана. Я не верил, что он способен сделать нечто, омерзительнее того, что он уже сделал.
Как же, черт возьми, я ошибался…


@темы: "Мой личный ад", в процессе, насилие, ориджинал, роман, слеш, эротика

URL
Комментарии
2014-07-16 в 23:49 

Маримера
- В какие азартные игры играешь? - Выжить на зарплату. (с)
Ой-ой-ой, вот сумеет ли теперь Гордон Криста простить вообще?
Спасибо за главу, она очень яркая и замечательная, хоть и очень жаль только-только наметившейся между ребятами теплоты....

2014-07-17 в 00:15 

Natanella
nati_s@lipetsk.ru
Маримера, да не за что. Гордон, конечно, очень своеобразный персонаж. Но... Крист ему ещё даже не показал своего полного бешенства... так что.... бедненькому Гордику придется потерпеть чуток, ну, а потом, конечно, отыграться!!! А простить... ну, куда ему деваться. Ты же знаешь, по части романтики актив тоже приятно любит удивлять ;)

URL
2014-07-17 в 01:36 

Skiny39
О, я в шоке! У меня просто нет слов. В первой части главы все было весело и позитивно, соревновательеый дух, болельщики обеих школ, приятно было прочитать вскользь упомянутую фразу про Садовника и т.д. Вторая часть просто перечеркнула махом все прочитанное. Хочется крикнуть Моргану: "Что ты творишь?!" Бедный Горди ((((( Натанелла, спасибо, за главу. О, теперь ожидание следующей превратится для меня в настоящую пытку

   

Natanella forever

главная