20:45 

Глава 17. Мы стали чуточку ближе? Часть 2.

Natanella
nati_s@lipetsk.ru
- Готов? – спросил он, приседая и тем самым затягивая меня под воду.
Естественно, я был не готов! Мать его! Морган сошел с ума! Да я потеряю сознание раньше, чем выплыву на поверхность. Однако Крист все ниже нагибался, вынуждая меня всеми правдами и неправдами рваться на свободу. У меня практически случился нервный приступ, когда губы обдало мелкой волной. Я беспомощно посмотрел на Моргана, стараясь влить в этот взгляд все презрение и всю обиду, которые я испытывал. Кристан поймал мой затравленный взгляд. Выругавшись, Король Всея Бедфорда наклонил голову, запечатал мне губы своими губами и полностью ушел под воду. Он цепко держал меня, запрещая дергаться. Его глаза были распахнуты и наблюдали за мной, шокированным, напуганным и до зубного скрежета слабым. Я не сопротивлялся, когда Кристан отплыл от бортика подальше. У меня не было сил даже пальцем шевелить. Я повис на Кристане, выжидая, что он бросит меня посреди бассейна, дабы полюбоваться, как я праведно иду ко дну. Однако, вынырнув вместе со мной, Морган усиленно тряхнул меня, не отпуская от себя ни на дюйм.
- Фишер, если ты сейчас же мне не ответишь, я разожму руки и твой труп найдет гребаный комендант, который меня уже порядком достал! – пообещал он, отвешивая мне пощечину, чтобы привести в нормальное состояние.
Бледный, отфыркивающийся от воды, которая за время "погружения" успела попасть мне в нос, я бессмысленно болтал ногами, не чувствуя ничего, кроме накатывающего страха. Крист и вправду стал медленно отпускать меня. Я заморгал и прошипел:
- Ненавижу тебя, Морган… - при этом повиснув у него на шее.
Морган рассмеялся. Он легко удерживал нас обоих на плаву. Руки короля бродили по всему моему телу. Запоздало я сообразил, что за время погружения Его Величество умудрился стащить с меня и трусы, так что теперь, абсолютно голый, я прижимался к нему всем телом, а Морган, которому это доставляло немало удовольствия, похохатывал.
- Итак, сыграем в "правду или вызов"? – наклоняясь так, чтобы кончики моих волос промокли, предложил Крист.
Он дал понять, что отрицательного ответа не примет, выгнувшись ещё чуть-чуть, пока я макушкой не ощутил кромку воды. Устроив лапы на моей спине поудобнее, Король Всея Бедфорда торжествовал: его взгляд, надменный и в то же время мягкий, окрасился интересом. Я ощутил дыхание Кристана на своей щеке. Улыбка ублюдка могла посоперничать подобострастием с улыбкой злодея из фильма о вампирах.
- Сыграем? – шепнул он мне на ухо.
Ему нравилось то, как быстро-быстро бьется мое сердце, как я обвиваю руками его шею и как торопливо жмусь, чтобы убедиться: Морган не шваркнет меня захлебываться водой.
- Да, да… - поспешно заорал я, стоило Кристану на сантиметрик наклониться вперед.
- Вот и прекрасно, - возвращая меня в нормальное положение, порадовался Кристан.
Его голос немного отвлекал меня от той гаммы эмоций, которую вызывало во мне само пребывание в бассейне. Ярость, унижение и уязвленное самолюбие выдирали меня из когтей паники. Я исступленно смотрел на Кристана, прерывисто дыша и сверкая глазами. Морган прекрасно знал, как бешено я его ненавижу в данный момент. Но он намеренно выводил меня. Возможно, оное отвлекало его от какого-то эпизода в прошлом, коего по неосторожности коснулась мисс Пейдж. Эгоистичный, ублюдочный, Крист сегодня доказал мне, что мои чувства для него абсолютно безразличны. Он развлекался, наблюдая, как полыхает страх в моих огромных глазах, ему по нутру была моя покорность. И ради того, чтобы насладиться ролью главного, ролью короля, Крист феноменально втоптал меня в грязь.
- С кем был твой первый секс, Малыш, - перебирая ногами в воде, нехотя спросил Морган.
Мы медленно плыли к левому бортику – тому, у чьего края уровень воды был больше двух метров. Крист не напрягаясь направлял наши тела. Он удерживал меня одной рукой за талию, а другой изредка делал гребок-другой. А пока Его Величество забавлялся, я кусал губы и с ужасом пялился на водную гладь, которой не было конца и края.
- Снова хочешь нырнуть? – осведомился Морган, которому мое молчание надоело.
В доказательство своих слов он слегка разжал пальцы на моей талии, и я гневно посмотрел на него. Стресс сделал свое дело: я снова начал путать слова. Вместо того, чтобы назвать первое попавшееся девчачье имя, я пробормотал:
- Это… это… хммм… в старшей школе.
Не мог же я признаться Кристану, что у меня вообще не было опыта до нашего знакомства.
- У тебя уши покраснели, - заключил Крист. – Малыш, кто учил тебя врать? – укоризненно покачал головой он. – Все-таки нырнем? – решительно направляя туловище вниз, риторически сказал он.
Я затаил дыхание на секунду, а потом выпалил, покраснев теперь уже от макушки до пяток:
- В Бедфорде… первый секс… ну, я… в общем, - разозлившись на себя, я даже немного отстранился от Криста, который окончательно запутался в моей тарабарщине.
- С кем? – зло рявкнул Морган, очевидно, подумав, что в Бедфорде толпами у моей комнаты выстраивались любовники.
Больше краснеть уже просто было нельзя. Я чувствовал себя очень странно: с одной стороны, я до одури боялся, что Морган оставит меня тонуть, а с другой, черт, я не мог выдавить из себя правду.
- С кем? – не на шутку разозлился Крист и тряхнул меня так, что воду ознаменовала неслабая рябь. – С КЕМ? – заорал он, не контролируя свой голос.
- С тобой… - одними губами произнес я и опустил голову.
Я ненавидел притихшего Моргана, до которого так и не дошло, что я имею в виду, я ненавидел себя, что не мог соврать, я ненавидел судьбу за то, что не подбросила мне случая перепихнуться с кем-нибудь до зачисления в эту гребаную школу, я ненавидел бассейн, откуда без помощи Криста мне было не выбраться. Черт, я был жалок, когда Морган поднял мой подбородок. Я ненавидел себя даже за то, что отводил взгляд, когда он изумленно спросил:
- Ты ни разу не переспал с девушкой?
Конечно, для Короля Всея Бедфорда, у которого юность проходила бурно – с вечеринками, стриптизершами, шлюшками на один раз – моя скромность была непонятна. Что ж, не всем дано распыляться на всякий сброд! Удивление Кристана действовало мне на нервы.
- Меня не интересовал секс, Морган. Некоторые, знаешь ли, в семнадцать учатся, а не… - я не успел договорить: Кристан перебил меня.
- Первый поцелуй? – воодушевленно спросил он, ожидая получить какой-то определенный ответ.
- Вообще-то моя очередь задавать вопросы, - припомнил я, почувствовав, что Его Величество слишком сжал лапу на моей талии.
- Потом задашь два, - согласно кивнул Морган, воодушевленно поплыв быстрее.
Я сдался. Если Крист жаждет откровений, он их получит. В конце концов, не такая уж и тайна, с кем я впервые поцеловался.
- Со Стеллой. У тебя на вечеринке, - вздохнув, пробормотал я.
Плавные движения, скольжение по воде – все это было для меня внове. Странно, но близ Кристана, зная, что он цепко удерживает меня и не собирается бросать на произвол судьбы, я несколько расслабился и даже болтнул в воде ногами. Скабрезные расспросы Моргана смущали меня и возмущали одновременно. У меня не было времени по-настоящему запаниковать. К тому же, чувствуя опору, я устало осознал: моя фобия лишала меня удовольствия поплескаться в речке уже много лет… Я и забыл, как это бывало приятно - ощущать кожей течение.
- Мммм… - бессвязно и самодовольно буркнул Крист.
Я решил продолжить игру. Для верности царапнув Моргана и получив невесомый шлепок по заднице, я поинтересовался:
- Почему ты сегодня взбесился, Кристан?
Он резко остановился, и мы замерли в паре метров от бортика. Дно маячило далеким белым пятном. Я робко заглянул Кристу в глаза, разом посерьезневшие и ожесточившиеся.
"Только не злись сейчас, когда я не имею возможности отомстить или ответить взаимностью!" – мысленно взмолился я. Настроение Криста одновременно бесило и настораживало.
Кристан закрыл глаза. Когда он моргнул, выражение лица его переменилось: фанатичный блеск из взгляда исчез, черты немного смягчились.
- Тот день, - мрачно проговорил Морган. Его рука на моем теле напряглась. Слова давались парню явно нелегко. – Когда я разревелся, как идиот… тот день… - он сделал минутную паузу. Я уж подумал, что Крист просто-напросто не желает продолжать. – Тот день я хочу начисто стереть из памяти. И Ади, черт её дери, знает об этом!
Надрыв в его голосе пояснил: Морган не врет. Дернувшийся мускул на щеке и аура безнадежности еще раз доказали: день тот и впрямь был не из лучших в жизни Криста. Давить на больную мозоль я, естественно, не собирался, поэтому перевел тему на более нейтральный лад:
- Когда ты познакомился с мисс Пейдж? – спросил я.
Крист лег на спину и потянул меня к себе на грудь. Поначалу я думал, что мы оба наглотаемся воды, но Морган стоически выровнял равновесие, и я спокойно умостил голову на его плече.
- Перестань душить меня, маленькое чудовище, - рыкнул Крист, стоило мне неловко двинуть руками.
Придя к выводу, что сбрасывать меня он не намерен, я ослабил хватку и провел пальцами по кромке воды. Крист больше не удерживал меня – он, прикрыв глаза, плыл к бортику. Лениво, с упоением. Он выглядел как кот, объевшийся сметаны. И воспоминания о матери Эна определенно не нарушали размеренности настроя Моргана.
- Брановски и я учились в одной музыкальной школе. Нам было по восемь, кажется. Ади тогда не особо походила на Ади теперешнюю. Но она подарила мне счастливое детство, Малыш.
Мы подобрались к бортику, и только я собрался перебраться на твердую поверхность, как Морган, хмыкнув, оттолкнулся ногами от стенки и поплыл в обратном направлении. Я не сдержал разочарованного рыка. Крист же, воодушевленный атмосферой полного надо мной контроля, продолжил игру.
- Почему ты оказался со спущенными штанами перед всей школой на зачислении? – переврал он мои приключения в старшей школе.
Я и рад был бы промолчать, но именно я был в невыгодном положении. Так что, припечатав Моргану оскорбление, я натянуто уточнил:
- У меня просто была расстегнута ширинка. Со всеми бывает…
Кристан рассмеялся. Его смех отозвался в каждом уголочке моего тела – подрагивание живота Моргана передалось мне, прижатому к Королю Всея Бедфорда, как сосиска к булочке в хот-доге.
- Каждый второй может похвастать такой заслугой, - отсмеявшись, подколол Крист.
Я метнул в него негодующий взгляд.
- Я бы на тебя посмотрел, если бы тебя извращенцем назвали и осмеяли всем классом… - рыкнул я, не осознавая, что делюсь с Морганом такими вещами, о которых не рассказывал никому.
- Ты за это их наказал, не застегнув ширинку и демонстрируя со сцены свое достоинство? – поднял брови Морган.
Я ткнул его кулаком в бок. Крист хмыкнул и остановился. Ему стало тяжеловато грести, и он решил сделать передышку. Я уже не так паниковал, когда он вероломно из горизонтального положения перешел в вертикальное. Руки Моргана привычно легли мне на спину.
- Можно подумать, ты не оказывался в глупых ситуациях!
Крист моргнул.
- Оказывался, - ухмыльнувшись, заявил он. – Однажды я рухнул с дерева и следил за директором, который оказался вовсе не директором…
Я фыркнул. Впервые мы разговаривали с Кристом, не утруждая себя спорами. Подкалывая друг друга, потешаясь над приключениями, которые чинили на протяжении всего года, мы добрались до мелководья.
- Эй, - прервал себя Морган на полуслове. Я насторожился.
Крист отпустил меня, и я коснулся ногами дна. Привычный страх полоснул меня ножом по сердцу. Я одеревенел, лишившись голоса Моргана и его рук, не дававших мне ни на миг ощущения единения с водой. Сглотнув, я истерично начал оглядываться. Шагнув, я поскользнулся и едва не рухнул носом в воду. Морган взял меня за руки и помог выбраться на берег.
- Хватит с тебя купания, идиот, - наблюдая за тем, как бледнеют мои щеки, подытожил он.
Я сидел голой попой на бортике и боялся пошевелиться. Кристан зарылся пальцами в мои волосы и поднял мою голову. Я ожидал, что он набросится на меня, как минимум поцелует – голодный блеск в глазах, побагровевшие щеки и очень ощутимо топорщащиеся плавки доказывали мою теорию. Но Морган, вопреки предположениям, прикусил мою нижнюю губу и, невесомо поцеловав в щеку, нырнул обратно в воду.
Я изумленно смотрел, как погружается в воду и вновь поднимается на поверхность его мощное тело, любовался капельками, поблескивающими на его широкой спине, и вдруг словил себя на мысли, что рядом с Кристаном мне становится привычно. Эта мысль мне ошеломительно не понравилась. Я быстро отполз от бортика, подобрал одежду и натянул на себя. Остаток вечера, пока Морган плескался и предавался всем видам плавания, я вжимался в скамейку и корил себя за поспешные откровения с королем всея Бедфорда. Смутное предчувствие беды не давало покоя мне вплоть до того момента, как я под тяжелым осуждающим взглядом Криста занял свое место на убогом кресле.
После заплыва Крист был на удивление молчалив и словно чем-то озадачен. Меня тоже глодали ненужные размышления. Поэтому в комнате мы старались держаться на почтительном расстоянии. И, как я уже говорил, спать я тоже лег отдельно от Моргана.
Впрочем, Крист, недовольный этим моим своеволием, уже через час после отбоя затащил меня обратно в свое логово. В ответ на мое копание он рыкнул "заткнись и спи, Фишер!". Не знаю, почему я повиновался, но от бессонницы той ночью я точно не страдал.
*
Вплоть до воскресенья распорядок дня мой был относительно плотным: утро начиналось с повторения формул и параграфов, далее следовал тяжелый учебный забег, потом шли репетиции, на которых без Моргана стало гораздо спокойнее, а под вечер я отправлялся с Кристаном в бассейн, где делал домашние задания и зазубривал формулировки аксиом, пока Морган тренировался.
Крист больше не рисковал закидывать меня в воду. Лишь однажды, разозлившись, он силком дотащил меня до лестницы в бассейн.
- Фишер, ну почему только тебя мне хочется убить и трахнуть одновременно? – риторически обратился он ко мне тогда.
Я даже не понимал, с чего вдруг такие разговоры: до этого мы выясняли, какого черта он запорол последнюю работу у мистера Арчибальда. Морган вспылил. Наверное, я был слишком резок, назвав его идиотом… Однако уцепившись за выемку треклятой лестницы, выслушав скомканное заявление Криста, я сам почувствовал себя идиотом. Кристан ни разу не попытался поцеловать меня или уложить в постель с того памятного дня в бассейне. Я уже успокоился и подумал было, что Морган научился воспринимать меня просто как соседа по комнате… Но нет. Двух дней воздержания Кристу явно хватило за глаза.
В ответ на его глупый вопрос я лишь вытаращил глаза и беспомощно моргнул. Морган тогда был поразительно настойчив, впившись мне в шею, поставив кучу засосов, искусав наконец начавшие заживать губы. Поначалу я шокированно стоял, надеясь, что, оставив его поцелуи без поощрения, заставлю Кристана почувствовать себя проигравшим. Но Морган намеков не понимал. Его пылкость граничила с грубостью. Мне не нравилось, что Крист играет на моих страхах – специально подталкивая меня ближе к воде. Я понимал, что пары минут Моргану хватит, чтобы совратить меня. Понимал, потому что поцелуи Кристана всегда кружили мне голову.
Оторвавшись от губ Моргана, я тихо посоветовал ему начать тренировку. Потеряв на миг бдительность, Крист изумленно распахнул глаза, когда я, толкнув его в грудь, добился того, что Морган нырнул в бассейн.
Мстительность Кристана ещё с минутку боролась в Короле Всея Бедфорда с каким-то другим, неведомым мне чувством, которое и заставило Моргана шлепнуть рукой по воде, рыкнуть "ЧЁРРРТ!" и безостановочно плавать последующие три часа.
Ночью я делал вид, что не замечаю, как Морган жмется ко мне, как предпочитал не обращать внимания на его стояк. Мне и самому становилось жарко, когда Король Всея Бедфорда будто невзначай целовал меня в шею или, обнимая, гладил по животу и бедрам. Зажмуриваясь изо всех сил, я уверял себя, что это естественная реакция организма – возбуждаться, когда тебя кто-то лапает. В конце концов, я не возражал, когда Морган кусал меня в плечо и переворачивал к себе лицом. Я привык к его телу, привык к тому, что Крист помогает мне избавиться от напряжения дня тем простым способом, который приносил нам обоим короткую вспышку оргазма и сладкий сон потом. Мне нравилось, как сбивается дыхание Моргана, когда он кончает мне в руку, нравились его поцелуи на ночь и нравилось засыпать полностью измотанным, почти обессиленным.
Мы по-прежнему ругались по каждому пустяку, но учились уходить от предмета спора. Морган никогда не извинялся и не просил. С ним было порой невыносимо. Иногда я просто разворачивался и уходил в актовый зал – остыть. Морган тоже часто злился. Правда, у него всегда под рукой был кабинет студсовета, где, как ни странно, уменьшались пачки папок с нерешенными вопросами.
Так мы и жили до воскресенья – моего дня рождения и дня проведения концерта.
*
Неожиданности начались уже сразу – за полчаса до выступлений. В частности, когда я увидел декорации, коими пестрил актовый зал. Ади предусмотрела все: прожекторы, пианино на сцене, подсветка, даже конфетти. Ступив на порог, я почувствовал себя профессионалом, которому предстоит выступать для широкой публики.
Так уж получилось, что контрольной репетиции у нас не было – концерт в связи с тем, что его отодвинули на воскресенье, перенесли на утро. Ясное дело, в шесть или пять артисты вставать не желали, так что, выдрессированные Аделией, мы притопали в актовый зал, чтобы сразу начать переоблачение… И тут нас ждал первый сюрприз.
Костюмы, которые мисс Пейдж припасла на самый последний миг, были ослепительно веселыми: Ро и Вулф, увидев свои, с минуту таращились на обтягивающее нечто, по расцветке напоминающее флаг Америки и зелено-бежевое разноцветие.
- Эй!! Я выйду на сцену в том, что на мне! – рычал Томми, отплевываясь от костюмов.
Я уже представил его Капитаном Америкой и вдоволь забавлялся, прекрасно зная, что в шортах и футболке он точно никуда не выйдет. Тем более, на сцену. Ади скорее насильно запихнет его в шмотки, чем позволит каплю самодеятельности. А номер с фокусами открывал программу.
- Томми, успокойся, - пристально разглядывая костюм, поразительно похожий на костюм гуманоида, просил друга Ро, истерично пытающийся унять смех, из-за которого у него уже выступили на глазах слезы.
Зал понемногу заполнялся. Краем глаза я видел, что последние ряды уже заняты. Отца Криста, величественно вплывшего в помещение и презрительно севшего на третий ряд, рядом с другими немногочисленными родителями, я тоже видел, хотя и предпочел бы, чтобы этот субъект не присутствовал на мероприятии.
- Дэми, - помахала ему рукой Аделия, отчаянно мечущаяся за кулисами в поисках своего сына, который от греха подальше решил прийти последним.
Морган-старший вежливо улыбнулся, заметив высунувшуюся рожицу Аделии. Они обменялись понимающими взглядами, после чего мисс Пейдж, как заведенная, ринулась к Томми, настроение которого едва ли можно было назвать воодушевленным.
- Томас Джарретт Вулф! – рявкнула она. И Вулф, выпрямившись, встал по струнке смирно. – Ты наденешь этот костюм! Или будешь выступать голым! – предупреждающе погрозила она пальцем.
Томми хотел возразить, но только прикусил губу, когда Аделия тихо что-то сказала ему на ухо.
Патрик уже натянул на себя блестяще-зеленое нечто, и я захлебнулся собственным смехом, когда разглядел его под светом софитов. Блестящее зрелище. Нет, правда блестящее: зеленые чешуйки-блестки переливались на свету, словно старосту обдали лосьоном и на голое тело посыпали конфетти. Я наконец понял, кем вырядила его Аделия – Халком. Очень мило с её стороны. При том, что фигура Ро была худощавой и, я бы сказал, щуплой, костюм смотрелся поистине смешно. Сам Ро, рассматривая себя в зеркало, ухмылялся и от души прикалывался. Он воспринял произошедшее как шутку и даже попросил меня достать где-нибудь зеленую краску, чтобы перемазать лицо и рыжие волосы. "Чтобы с костюмом сочетаться!" – хохотал он, одергивая рваные штаны, облепившие его ноги до колена.
Патрик с поразительным чувством юмора пытался внушить Вулфу, что номер должен развлечь публику, повеселить. В конце концов, концерт и устроен, дабы подкрепить боевой дух участников соревнования. Но, переоблачившись в Капитана Америку, Томми бушевал больше прежнего: он высказал посмеивающейся Аделии, что она "разрушает принципы и добродетель истинно английской школы", припечатал старосте ярлык кретина и остаток времени до начала номера сидел молча, фыркая и плюясь ядом в любого, кто смел приближаться к нему на метр. Я даже испугался, что фокусы пройдут как нельзя плохо. Но я ошибся: зал был покорен. Уже с первого фокуса – когда выпущенный на волю бедный голубь, над которым Томми измывался с начала своего поражения с костюмом, рухнул на пол вместо того чтобы взлететь. Коронный вопль Халка "Ты его убил?" добавил перчику выступлению. Капитан Америка, красный от стыда и гнева, отодвинул ногой несчастную птицу за кулисы. По логике дальше должна была идти музыкальная заставка. И, ехидно подмигнув мне, мисс Пейдж включила аранжировку: номер с разрезанием ассистента, который должен был внушить зрителям ужас, вызвал ещё более громкий раскат смеха: Аделия самодовольно включила шуточную детскую песенку "Ants In Your Pants". В какой-то момент мне показалось, что Вулф на грани срыва. Он с видом маньяка, орудующего огромным топорищем, поднес пилу к прорези на ящике, в который улегся Ро.
- Ноги! – рыкнул он потешающемуся Халку.
И тот, пожав плечами, подмигнул веселой публике, после чего высунул ноги – женские, в туфлях на высоком каблуке.
- Что происходит? – зашипел на него Вулф, готовый распилить голову соседа по комнате.
Рядом со мной во весь голос смеялись Аделия, Морган и Эндрю. Думаю, Эн был повинен в выкрутасе с реквизитом, потому что радовался он как-то поразительно по-детски озорно.
- У госпожи Аннет одолжил? - между приступами смеха спросила Ади сына, который схватился за живот, стоило Халку клятвенно заверить Капитана Америку, что он ни при чем.
Разборки на сцене были вознаграждены градом аплодисментов, особенно, когда, неловко повернувшись, Ро развалил ящик, смастеренный из картона. "Халк! Халк!" – скандировали зрители. Вулф отбросил пилу и закрыл лицо руками. Из рукава полетели карты. Бедфордовцы засвистели. Такого веселья не было в стенах этого чинного частного заведения со времен его основания. Овации, с коими встретили будущие спортсмены выступающих, были поистине оглушительными. Никто не ожидал от дуэта Вурф-Патрик ничего подобного. Смиренный ботаник не выделялся из толпы подобных ему ботаников. Но то, как он взорвал зал, сделало из него звезду-комедианта. Жаль, что Вулф не оценил всей прелести ситуации: гневный, он ринулся за кулисы, но его тут же выпихнули обратно – на сцену – на бис демонстрировать финальный фокус с картами ликующей публике, кою даже директор не мог сдержать посредством заунывных "Успокоились все! Сели на свои места! А ну, тихо!". А так как наш с Кристом номер шел следующим, я приготовился одеться вызывающе. Но я жестоко ошибся: Ади с видом заправского злодея протянула нам с Морганом бело-черные костюмы, подозрительно похожие на спортивные. Однако когда я нацепил на себя этот костюм, просторный и с капюшоном, я застыл около зеркала.
- Черт, ты панда! – не выдержал Крист и натянул мне на голову капюшон.
И вправду, я был пандой – удобная ткань просторно обтекала тело - только рукава облипали мои руки до запястий. Посадка, если это можно назвать так, была очень низкой – то, чему причиталось быть на уровне ширинки, моталось у колен, таким образом создавая видимость коротеньких черных лапок. Крист потянул меня за черное ухо на капюшоне и прыснул.
- Идеально!
До нашего выхода оставалось пять минут. Аделия толкнула Кристана в спину и шикнула:
- Ну-ка, быстро оделся!
И когда Кристан напялил на себя свой костюм, уже меня накрыло:
- Пингвин?!!! – пытаясь удержаться от чрезмерных порывов разгоготаться в голос, вопросил я, глядя на босые ноги Кристана.
Морган оторопело пялился в зеркало. Стоя рядом, мы представляли ту ещё парочку идиотов. Но не признать, что это оригинально, я не мог. Ади чертовски верно подобрала амплуа для того танца, который нам предстояло станцевать. Правда, я не представлял, как мы в этом наряде будем кружить по сцене под зажигательную композицию без слов. Но, как я уже понял, и на этот раз мисс Пейдж приготовила сюрприз. Так что, зашнуровывая белые кеды, протянутые мне Аделией, я улыбался открыто и немного смущенно. В конце концов, мой страх оказаться перед столькими зрителями, преследовал сознание и не давал получить удовольствие от сложившейся ситуации.
- А где моя обувь? – требовательно рявкнул Крист, когда я закинул ему на голову капюшон.
- Пингвины не носят обуви, Морган! – хмыкнул я, и Эндрю, который стоял в паре шагов от нас, отвернулся.
Подозреваю, он не хотел забавляться на виду у Криста, хотя тот, вроде бы, и не возражал. Горящие огоньком энтузиазма синие глаза Моргана были полны задора. Мы пихали друг друга в бок, имитируя невесомую потасовку, а мисс Пейдж в этот момент пыталась своим карандашом для глаз нарисовать мне усы и поставить черную точку на носу.
- Гордон? – в последний момент, прямо перед выходом, обратился ко мне Брановски.
Я повернул голову, придерживая пальцами капюшон.
- С днем рождения, - неожиданно поздравил он, и я удивленно распахнул глаза.
Когда Кристан вытолкнул меня на сцену, я все ещё оборачивался, прикидывая, откуда Эндрю мог узнать о моем дне рождения. Но вскоре все размышления прервались.
Наше с Кристом вступление тоже было фееричным. Завидев отца, Кристан скривился и нечаянно наступил мне на ногу. Я наступил ему в ответ. Морган взвыл, толкнул меня, и под приветственные крики и свист подогретой публики мы уставились друг на друга одинаково злобно.
- Не испорть номер, - прошипел Кристан, выпрямляясь и топая к середине сцены.
- Это ты возомнил себя гением и не присутствовал на репетициях, - процедил я, чувствуя волнение.
На меня с замиранием сердца смотрели сотни глаз, и к такому вниманию я был явно не готов. Поджилки тряслись. Под ложечкой засосало. Моя бравада слетела с меня как вешний снег. Осталась только паника. Из головы словно стерли все движения, которые должны были плавно идти друг за другом.
Морган же, наоборот, выглядел уверенным и приветливым. Он сцапал мою руку, обтянутую черной тканью, соединил со своей, серой, и помахал зрителям. Те помахали нам в ответ. Лишь на лице Моргана-старшего нарисовалось такое отвращение, что мне стало не по себе. Кажется, оное только подхлестнуло Кристана. Он сделал подсечку, и я едва не рухнул на пол, к его ногам. Однако Морган в нужный момент поддержал меня, и публика имела счастье любоваться пингвином и пандой, дружно обнявшимися.
- Морган! – возмущенно успел пробормотать я, пока не заиграла заводная песенка "Cute overload".
Мы с Кристом переглянулись. Танцевать то, что мы репетировали, под эту мелодию было просто несерьезно.
- Повторяй за мной, - шепнул мне на ухо Морган.
Он раскраснелся. Его неожиданный поворот сюжета ничуть не расстроил. Парень плавно шагнул в сторону и развел руками, приказывая мне сделать то же самое. Мне ничего не оставалось, кроме как послушно и неловко повторить движение Криста. Оное очень повеселило публику. Морган кивнул и незаметно показал мне два пальца, что обозначало: следующее па повторится дважды. Вот только проблема была в том, что я и первый-то раз разворот сделал неважно… на втором я вообще споткнулся и едва не потерял равновесие.
- Значит так, - пряча улыбку, обманным маневром совершая нечто очень странное в угоду зрителям, шепнул мне Морган. – Делаем предыдущую программу в убыстренном темпе.
Я закусил губу и кивнул. Что мне оставалось ещё делать?
Я потом видел на видео все, что вытворял с ногами и руками. Зрелище уморительное, поверьте. Особенно при том, что рядом со мной Крист делал то же самое, стараясь попасть в мою тональность и при этом не засмеяться. Мы ни разу не попали в ритм. Более того, я умудрился запороть даже самые простенькие движения. На потеху бедфордовцам панда прикольно перебирала лапами, поражая своей нерасторопной пластикой даже самого грустного зрителя. Морган тоже, надо отдать ему должное, отжигал не по-детски. Улыбка не сходила с его губ, когда он финальным разворотом вновь сделал мне подсечку и, рассмеявшись, перехватил брыкающуюся панду и повертел в воздухе.
Наш танец посмешил народ и, я уверен, вселил тот ещё "дух соперничества". Особенно когда панда, поставленная на пол, пихнула головой пингвина в плечо, чем добилась аплодисментов публики и шлепка по спине от покачнувшегося Моргана.
Помахав всем на прощание, мы с Кристом, одинаково раскрасневшиеся, со сбитым дыханием и с идиотскими улыбками на лице ввалились за кулисы, где Ро и Эндрю готовились к своему репу.
- Вы были чудесны, мальчики, - обнимая то меня, то Кристана, вдохновенно поздравила нас Аделия.
- Особенно панда, когда запуталась в ногах и сделала приседание, - подначил Эндрю.
Подозреваю, он на мать не надеялся и сам подготовил свой костюм. Впрочем, их с Ро наряды отличались только цветом рубашек: полностью облаченные в черные пиджаки и новомодные брюки, в шляпах, парни торопливо репетировали кульминацию, где Ро должен был вытворять поистине акробатические упражнения.
- У тебя конфетти на носу, - хмыкнул Крист, стряхивая бумажку, прилипшую к кончику моего носа. – Помочь переодеться?
Он услужливо пропустил меня вперед, дабы я смог стащить с себя костюм панды и переоблачиться в строгого учителя. Для этого мне уже были приготовлены и очки, и указка, и даже накладной животик.
- Справлюсь… - отвернувшись, проговорил я.
Мне было неловко находиться в поразительной близости от Кристана и не ругаться с ним. После нашего выступления я все ещё чувствовал адреналин, руки подрагивали, а перед глазами пестрило от конфетти. И, несмотря на то что я не просил помощи Криста, он все равно последовал за мной. С выражением безнадежности он смотрел, как я безуспешно пытаюсь расстегнуть молнию на спине.
- Малыш, я… хмм… - Кристан шагнул ко мне и, проглотив пояснения, просто потянул за язычок.
Молния поддалась. Я ощутил на своей шее дыхание Криста. Он стоял за моей спиной. В идиотском костюме. Не пытаясь приблизиться больше нужного. Такой странный: с колотящимся сердцем, зараженный энтузиазмом, явно желающий что-то спросить. У меня не было сил играть в непонятки. Я обернулся и сдернул с себя костюм. Под пристальным расфокусированным взглядом Кристана.
- Ты все-таки втянул меня в новую авантюру, - наклонив голову, улыбнулся невесело Морган.
Он поднял мой подбородок. Ненастойчиво и негрубо. В его глазах заискрились искорки нежного опьянения самим собой, сценой, овациями и вниманием. Я вздрогнул, почувствовав кожей его пальцы. Морган не отрываясь смотрел мне в глаза. Он провел мизинцем по моим губам и тихо признался:
- Никогда. Я бы никогда не вышел на эту сцену…
Я промолчал, очарованный торжеством момента. Мне важно было выслушать все, что он мне скажет. Почему-то я не перехватил его руку, я позволил Моргану приблизиться ко мне вплотную и спросить:
- Сегодня, правда, твой день рождения?
Где-то ученики Бедфорда любовались шикарным номером Эна и Ро, номером, который я видел потом лишь на записи, номером, который был единственным отрепетированным и профессионально выполненным. Вместо того чтобы разделить с другом его успех, я, распахнув глаза, наблюдал за Морганом в костюме пингвина, ласково поглаживающим мои губы. Словно наваждение нашло на меня в тот момент. Моргнув, я протянул руку и коснулся щеки Криста.
- Да… мне сегодня восемнадцать, Кристан, - тихо сообщил я ему.
Король Всея Бедфорда прижался щекой к моей ладони и открыл рот, чтобы ответить, но нас прервала Аделия, которая примчалась проверить, готов ли мой грим и наряд. Её переполняла материнская гордость, она готова была расцеловать весь мир. Обожаемый Андрюшка вывернулся даже когда забыл слова, хореография была на блестящем уровне, мальчики превзошли её ожидания. Ади от переизбытка чувств притянула к себе Кристана и, упиваясь его рассеянным запоздалым отпиранием, обняла крепко-крепко. Будучи пингвином, Морган, высящийся над Аделией, хрупкой и маленькой, смотрелся очень комично. Я успел подарить ему искреннюю улыбку, от которой Кристану стало ещё неудобнее.
- Ади, - хлопая её по плечу, бормотал обычно такой циничный и колкий король, - не сейчас. Я хммм… ещё не переоделся.
Но мисс Пейдж уже оторвалась от Моргана и побежала к сыну, чтобы, скрывая восхищение, сказать ему тоном придирчивой артистки "неплохо… но и не так уж хорошо…". Однако Эна не обманул её повелительный тон. Он наклонился и поцеловал мать в лоб, хмыкнув при этом, что это её заслуга.
А потом мы столкнулись с первой проблемой за время проведения концерта.
- У меня нет времени стереть все это, - Эндрю указал на грим. – Наша сценка должна идти следующей… - сокрушительно проговорил он, пытаясь кое-как растереть краску.
Я, уже переоблаченный, тоже пытался ему помочь. Однако, как бы мы ни старались, время уходило. Ро стаскивал с Эндрю пиджак и, ослепленный своей долей адреналина, поглядывал на Аделию, очевидно, прикидывая, что она уже очень много раз испытывала нечто подобное. Собственно, мисс Пейдж и стала нашей палочкой-выручалочкой: она экспрессивно ругнулась на незнакомом мне языке и, пересилив порыв взорваться из-за того, что все пошло наперекосяк, поглядела на сына очень странным, ранимым взглядом и, заключив лицо Эндрю в ладони, сказала:
- Андрюш, это только ради тебя…
Брановски рассеянно попытался удержать Ади за руку, бормоча "Мам, не стоит… я… МАМ!". Но мисс Пейдж, ловко вывернулась из лап Эна и, уже лучась своей аурой звездности, выплыла на сцену.
Сердца половины зрителей на миг остановились. Увидеть воочию мировую звезду мог позволить себе не каждый. Тем более, самую скандальную, самую завораживающую, самую таинственную. Да бедфордовцы, толкая друг друга, едва с мест не повскакивали, чтобы подобраться к сцене поближе. Лишь просьба, мягкая, но настойчивая, Аделии заставила учеников ненадолго угомониться. Прижимая палец к губам, Ади попросила тишины. И тишина воцарилась такая, что слышно было, как шуршат под ногами уже опавшие конфетти. Ослепительно улыбаясь, мисс Пейдж подмигнула очарованным зрителям и, подойдя к началу сцены, воодушевленно провозгласила:
- Кажется, мне потребуется помощник!
Улыбкой царицы, покорившей страну и поставившей мир на колени, она обвела глазами зал. Эн топнул ногой и взялся за голову.
- Ади! – воскликнул удивленно Крист.
Но мисс Пейдж, даже если и слышала оклик, сделала вид, что полностью поглощена поиском жертвы. И когда её глаза будто случайно остановились на мужчине, явно не горящему желанием "стать помощником", Аделия хмыкнула, по-королевски спустилась со ступенек и под аплодисменты красиво прошествовала к третьему ряду. Я не поверил своим глазам: она протянула руку мистеру Моргану и подала ему знак подняться. Я не верил, что отец Кристана повинуется. Но ему ничего не оставалось: зал ревел и просил его выйти на сцену со звездой мирового масштаба. Мужчина медленно поднялся. В его ледяном взгляде, обращенном на мисс Пейдж, я читал приговор. Однако Аделия спокойно взяла его под руку, будто делала это тысячи раз и, крепко обхватив его мощный локоть своими ладошками, мягко потянула мистера Моргана вперед. Она чинно провела его по ступенькам и только остановившись посередине сцены, поглядела на потенциального партнера с вызовом, равным вызову, который я обычно бросаю Кристану, когда мы затеваем игру "кто кого".
- Музыку, пожалуйста, - приказала Ади.
Эндрю, закусив губу, включил мелодию из очень знакомого фильма. Позже мне подсказали какого. Первые аккорды "Призрака оперы" Ади не отрывала взгляда от Моргана. Они стояли боком к зрителям, словно молча выясняя отношения, словно споря без слов, словно испепеляя друг друга тихим пламенем мятежности.
- Аделия не может с ним так поступить, - раздался за моей спиной голос Кристана, изумленно таращащегося на отца с недоверием.
- Однако она снова это сделала, - вздохнул Эндрю.
Он благодаря короткой заминке стер все, что полагалось стереть, напялил кое-как школьную форму и теперь с выражением чуть ли не ужаса смотрел на сцену. Я не рискнул спрашивать, что происходит. Мне достаточно было зрелища, поразившего всех собравшихся в зале.
На удивление сына Морган-старший, сжав челюсти, взял мисс Пейдж за руку и, коротко поклонившись ей, застывшей в ожидании, положил вторую женщине на талию. Аделия присела в реверансе и покорно закинула ладошку на плечо этому истукану. Белое платье мамы Эндрю трогательно делало её ещё моложе. Черный костюм и черная рубашка отца Кристана придавали ему мрачной горделивости, почти грубого, неотесаного шарма. Уложенные гелем волосы, леденящий душу взгляд, начищенные до блеска ботинки – Морган-старший был подобен плутократу, который из вежливости посетил не свойственное его персоне мероприятие. Аделия доставала ему лишь до плеча. Прильнув к мистеру Моргану, она поглядела на него так, словно от этого зависела её жизнь. Поразительное спокойствие, недопустимая расслабленность будто опутало мисс Пейдж. Она готова была подчиняться партнеру. Ведущему. Мужчине, который, как я предполагал, играл в её жизни не второстепенную роль.
Она подалась всем телом, когда он сделал первый немного неуверенный шаг. Глаза мисс Ади смотрели неотрывно на лицо мистера Моргана. Невесомая, как облако, Ади следовала за разгоняющимся отцом Кристана. Её белоснежное длинное платье мелькало, из-под то и дело развевающегося подола выглядывали аккуратные ножки. Прижатая к властному, не допускающему возражений тирану, мисс Пейдж казалась девчонкой, счастливой, одухотворенной, разбалованной, получившей давно ожидаемую игрушку. Движения пары были идеальны. Грация Моргана была холодно безупречной. Он уверенно кружил Аделию по сцене. Они слились с мелодией, обволокшей лиричностью актовый зал. Аудитория молчала. Взгляды всех присутствующих ловили каждый шаг, каждый вздох мисс Пейдж. Эндрю и Кристан, синхронно переглянувшись, оторопело отвернулись обратно, к сцене.
В танце пара как будто разговаривала. Наклон – и я почти слышу повелительные интонации мистера Моргана, поворот – и щебетание мисс Пейдж разбивает в пух и прах его агрессивность. Движение – и страсть, сдерживаемая обоими, искрится в воздухе, оседая на ресницах пылью мелодии. Никто не рискнул бы прервать это таинство, это признание, это чудо. Где-то на середине выступления Ро включил софиты. Освещенные, мужчина, которого я помнил бесчувственным, закованным в оболочку дельца, и женщина, скрывающаяся под множеством пестрых бессмысленных масок, кружились, показывая друг другу себя настоящих.
- Брановски, - обратился Кристан к заклятому другу. – Могу я…
Они устало оторвались от созерцания танца. После кивка Эндрю Крист нажал на кнопку: их родителей осыпали разноцветные блестки. Мисс Пейдж и мистер Морган синхронно подняли головы вверх, чтобы посмотреть на то, как зрелищно падают мелке снежинки, сердечки и прочие фигурки. Они на секунду остановились. Первым улыбнулся мистер Морган. Его улыбка, непривычная для этого чопорного лица, окрасила губы – они утратили свою жесткость и циничность. Мисс Пейдж поймала тень чувственности своего партнера. Она лукаво посмотрела за кулисы, послала воздушный поцелуй нам, подарившим ей толику радости, и, хрупкая, податливая в огромных руках Моргана, рассмеялась. Танец продолжился. На этот раз что-то изменилось: мистер Морган словно чуть-чуть расслабился. Он больше не выполнял повинность. Он наслаждался.
- Она великолепна, правда? – ни к кому не обращаясь, вопросил Эндрю.
Морган положил руку ему на плечо. Я был зачарован танцем. Аделия не просто так получила прозвище "Неугасимая звезда". Она затмевала всех. Правда, никогда я ещё не видел на её лице такого блаженного восторга, растворения в партнере – ни на одном шоу её чувства не были так обнажены.
Когда танцующие остановились и горделиво поклонились друг другу, кто-то на первом ряду встал. За ним встали остальные. В итоге Аделии и её спутнику хлопали стоя. И я не был исключением. Под впечатлением от волшебства грации и пластики, я начисто забыл свои слова в сценке. И, чтобы не опозориться, ринулся читать сценарий, пока остальные выказывали актрисе свое почтение.
Наш с Эндрю выход был, мягко говоря, блеклым. В сравнении с предыдущим, он не дотягивал даже до троечки. Но я истово пытался унять сердцебиение, задвигая волнение на самые задворки сознания. Однако и в, казалось бы, отрепетированном до одури номере мне повезло отличиться: перенервничав, я спутал слова и переставил реплики. Но это было ещё полбеды. В стремлении сыграть получше, я, как и учила Аделия, говорил разборчиво, и у слушателей складывалось впечатление, что учитель, коего я играю, несколько заторможен. Правда, и Эндрю отступал от канона: он ерничал, подначивал меня и, уловив его намек, я под конец хлопнул рукой по импровизированной парте и ехидным голосом мистера Арчибальда рявкнул: "Естественно и самоочевидно!". Это была излюбленная культовая фраза, коей привычно начинал или заканчивал лекцию директор. Полагаю, он вычитал оное где-нибудь и с удовольствием, вглядываясь с ненавистью в каждого ученика, повторял сие из раза в раз. Зал коллективно хмыкнул. Ученики, подстегнутые выступлением, затараторили "Естественно и самоочевидно!". Гвалт стоял такой, что, кроме этой помпезной фразы, слышно не было ничего. Я постарался скрыть улыбку. Бедфордовцы радостно рычали со своих мест коронные слова псевдодиректора. А сам самозванец, кстати, сидящий на первом ряду, нахмурился. Можно было подумать, что Арчи готов сорваться, но, что поразительно, директор и не сдвинулся с места: хохотнув в кулак, он иронично поглядел на сцену, якобы предлагая нам продолжить. Я отдал ему шуточно честь и под дружное скандирование "Даешь неоклассику!" бедфордовцев докончил речь.
Как я полагал, обошелся номер без лишних инцидентов. Зря. Уже под конец, когда мы с Эном дружно откланивались, у меня из-под рубашки вывалился накладной живот, и ученики разразились смехом.
На этом мои танцевальные и ораторские таланты исчерпались. Выдохшийся, вымотанный, я проигнорировал грозный оклик Аделии. Кивнув Ро, когда тот отсалютовал мне и Эну, воздавая дань нашей смелости, я рухнул на стул, услужливо примостившийся у стены.
- Финальная песня, Крис, - похлопав Кристана по спине, напомнила мисс Пейдж.
Морган уже переоделся. Он выглядел почти так же, как в день нашей первой встречи: светлый костюм-тройка, черная рубашка, расстегнутая до третьей пуговицы, светлый шелковый шарф, обволакивающий края специально оставленного выреза. Лишь волосы Криста были более растрепанные, чем тогда, на лестнице, когда он поманил меня пальцем к себе.
- Да… я знаю… - отстраненно пробормотал он. И вдруг повернулся к матери Брановски. – Ади, - одними губами сказал он, делая шаг к фортепиано, - не включай аранжировку.
Он вышел, сел за инструмент и вальяжно скинул ноты.
Аделия выругалась в очередной раз за день. Она схватилась руками за волосы, к чертям разрушила прическу и пробормотала "что он творит?". Все мы знали, что Морган не поддается контролю, что его выходка может пагубно отразиться на всех, кто принимал участие в концерте. Я встал и метнулся к сцене, чтобы остановить надвигающийся катарсис. Но Кристан взял первый аккорд. Эн, кусая губы, направил на него круг света. Морган был светлым пятном на фоне пестрого безобразия обстановки.
- Snow Angel is knocking in the window… - тихо пропел Морган.
Я застыл, вцепившись пальцами в ткань кулис.
- Stretch, stretch out your hand... - продолжил Морган.
Никогда раньше я не слышал этой песни. Она была лиричной и немного наивной. Не подумал бы, что Крист знает подобные баллады. Но он пел. Без подсказки наигрывая мотив песни, мягко улыбаясь, Морган исполнял что-то волшебно-легкое, зимнее, обволакивающее нежностью. Мягкий бархатистый голос переплетался с мелодичностью аккордов. Уже привычный к мастерству Криста, я просто наслаждался песней. А Морган тем временем приступил к припеву.
- I sing happy birthday to you, - Король Всея Бедфорда открыл глаза и посмотрел прямо на меня. Я покраснел. - And may all your dreams come true, - улыбнувшись одними уголками губ, продолжил Кристан.
Он играл вслепую. Его пальцы помнили каждую клавишу, его пальцы не сбились ни разу, король Бедфорда играл для меня. Его взгляд потеплел. Фиалково-васильковые глаза ласкали мое лицо. Мне стало неловко под этим странным, незнакомым взглядом. Кристан не должен, не мог… Он… он был как сирена, манящая меня разбить свой корабль решимости о скалы его манящей нежности.
- You are a winter child… - тихо начал он второй куплет.
Я не мог оторваться от Кристана, не мог уйти, скрыться. Мое сердце заходилось, мои губы дрогнули. Я улыбнулся Кристу, такому непосредственному. Я сдался. Это было лучшее поздравление в моей жизни. Неожиданное, дерзкое. Поздравление, от которого у меня подгибались колени, от которого странное чувство заполненности разливалось по всему телу. Не в силах вынести пытки чувственностью, я закрыл глаза, но назад не отступил. Голос Кристана окутывал меня сладостным обманом. Я жадно ловил каждое слово, словно боялся пропустить хоть звук. Я не замечал, как позади меня шокированно вздохнула Аделия, как Эндрю переспросил у матери:
- Я не ослышался? Это та самая песня, которую Крис пел в фильме?
Я не видел, как мисс Пейдж кивнула. И как мистер Морган привстал на своем кресле я тоже не видел. Меня заколдовал Крист и его песня. Я не желал упускать ни мига желанного подарка. Когда Морган замолчал, я распахнул глаза и с непонятным ожиданием чего-то застыл, глядя на Его Величество. Я тонул в фиолетовом пламени. Морган встал. Ему были безразличны аплодисменты. Крист ничего не стал объяснять Аделии, попытавшейся остановить его за кулисами. Остановившись около меня, он тихо сказал "I may all your dreams come true…". Я опустил голову и закусил губу. Мне очень хотелось поблагодарить Моргана за подарок или произнести хоть что-то, но слова застряли в горле. Я не придумал ничего лучше, чем пожать ему руку. Крист рассмеялся.
- Вижу, ты тронут… - переплетая наши пальцы, пробормотал он.
На минуту мир прекратил существовать.
А потом за кулисы ворвался всклокоченный, очень требовательный отец Кристана. И сказка закончилась.
- Идем со мной, - с отчаянным остервенением в глазах, приказал отец Кристу.
Король Всея Бедфорда скривился, хмуро посмотрел на отца и отпустил мою руку.
- Я всего лишь спел эту чертову песню, - слышал я, как Кристан что-то доказывал Моргану-старшему. – Это преступление?
- Не выражайся, Крис, - рыкнул в ответ отец.
О чем они беседовали позже, мне узнать было не суждено. Аделия мило объявила о торжественном закрытии концерта, и ученики взорвались овациями напоследок.
Я уже не воспринимал ничего, что происходит вокруг меня, поэтому, вежливо откланявшись и обняв Аделию, метнулся в свою комнату, надеясь застать там Криста, но, как мне сообщили позже, Кристан отправился домой с отцом, который неожиданно возжелал пообщаться с сыном в непринужденной обстановке.
Так и получилось, что до соревнований в понедельник мы с королем всея Бедфорда не виделись.
Ночь я провел, попеременно вставая и шастая по спальне. Сна не было. Мысли переключались на Кристана, поющего для меня, Кристана, окруженного ярким светом, Кристана, пальцы которого услаждали фортепиано, Кристана, который смотрел на меня мягким взглядом. Уснуть мне так и не удалось.
Кто мог подумать, что это был последний день, когда Крист показал мне свою добрую сторону?


@темы: ориджинал, в процессе, "Мой личный ад", роман, слеш, эротика

URL
   

Natanella forever

главная