23:50 

Глава 15. Веселые деньки. Часть 4.

Natanella
nati_s@lipetsk.ru
Кстати, о занятиях. Первое потрясение случилось у меня уже на физике, которая в расписании стояла третьим уроком. Молодой преподаватель, ничем не примечательный пацифист, меланхолично назвал баллы за прошедшую контрольную.
- …Бакер – сорок семь(улучшил свой результат, не снижай темп), Болдуин – двадцать три(молодец, отличился!), Джефф – семьдесят восемь(перестань отвлекаться и выучи кинематику), Фишер – девяносто три(оптика опять подвела, молодой человек), Вулф – сто.
На этом речь профессора прервалась, ровно как и мое дыхание. На миг я впечатался в спинку стула и бессмысленным взглядом пялился на свой листок, в паре заданий исчерканный красным.
- Работа Вулфа идеальна. Какие точные формулы… А рисунки! Да по этим рисункам можно учебники составлять, - остановившись у парты Томаса, пел дифирамбы преподаватель.
Вулф, отложивший ручку в сторону, внимательно слушал каждое слово. Он получал удовольствие от похвалы и немного разрумянился, когда профессор отдал ему работу на руки.
- Спасибо, - опуская глаза, пробормотал он, смущенно кусая губы.
Мне стало душно. Я скатился на второе место, и этот факт вызывал во мне ярый протест. Однако моя оценка была в высшей степени справедливой. Я отстал от Вулфа на семь баллов. И судя по тому, какими лестными эпитетами награждал парня учитель, моя контрольная была сплошным разочарованием и ужасным провалом.
Смяв кончик листа, я выругался про себя и оглянулся на Вулфа, который встретил мой бешеный, оскорбленный взгляд прямо, без всякой тени иронии. Наше соревнование началось. Вулф был заинтересован в выигрыше не меньше меня, а следовательно, мне не нужно было прекратить обвинять его и приняться за учебу с удвоенным рвением.
Именно мое рвение стало причиной очередного потрясения на уроке модернового искусства. Мсье Жюльбер попросил нас, бедфордовцев, в форме, нами более любимой, изобразить своего одноклассника. И, ужасаясь тому, какая смута началась в классе, когда пристало выбирать напарника, скомандовал всем успокоиться и сесть на свои места. Он весомо предложил распределить класс сам. Метод преподаватель выбрал нехитрый: ученику, первому по списку, в пару доставался последний – и так далее. Вот так я попал в пару с Томасом Вулфом, который, ещё более недовольный, чем я, поплелся к моей первой парте.
- Приступайте, - с видом волшебника воскликнул мсье Жюльбер.
Его завышенные ожидания глодали бедфордовцев ещё с начала семестра. Дело в том, что, француз и ярый сторонник современных веяний, преподаватель искусства отличался очень неприятной чертой – непредсказуемостью. Кое-кто слышал, что раньше, пару лет назад, мсье Жюльбер имел совершенно иную фамилию и выставлял свое странные и даже вызывающие полотна в музее, скандально известном. Но вслух, конечно, ученики подобных сплетен говорить не решались. Однако порой, шокированные наказанием преподавателя, зло шептались между собой относительно картин и ориентации Жюльбера.
Нетрудно догадаться: наши с Вулфом направленности расходились. Если Томми неплохо владел кистью, то из меня художник был так себе. Я с удовольствием описал бы одноклассника словами, что, собственно, я и собрался сделать ровно за секунду до того, как Томми "нечаянно" опрокинул на меня краски.
- Извини, - мученически сдерживая смешок, выжал из себя он. – Они как-то сами из рук выскользнули.
Хмуро подняв невесомые баночки, сочащиеся разноцветием, я сжал их в ладонях. На моем пиджаке уже стояли две черты синего и пара красных полосок. Благодаря Вулфу сегодняшний день я обязан был потратить на отчистку пиджака, вместо того чтобы заняться зазубриванием оптики.
Видимо, у Моргана и его родственничков в крови было портить чужие вещи.
- Не стоит просить прощения, - щедро приправляя слова ухмылкой, проговорил я.
А в следующий момент я просто шваркнул краски в лицо ошарашенному Вулфу. На его носе повисла баночка с желтым, красным измазалась левая щека, а на правой запестрило разнообразие голубого и зеленого.
Все товарищи оторвались от своих не очень-то плодотворных занятий. Поглядеть, как бывший лучший ученик класса, словно детсадовец, бросается в одноклассника чем попало, было определенно интереснее, чем лепить из глины, рисовать или писать восхваляющие оды.
- Фишер, ты больной? – вытирая ладонью с лица краски, прошипел Вулф.
Его каменное спокойствие пошатнулось. Парень окрысился, весь подобрался и ступил мне навстречу.
- У тебя я хотел бы спросить то же самое, - сухо сказал я, и не собираясь отступать.
А дальше случилось то, что не мог предугадать ни один экстрасенс: уравновешенный, тихий и покладистый Вулф взял со стола кусок мела, предназначенного для размежевки эскиза, и кинул мне в лоб. Класс ахнул. Общее изумление было повальным. Даже преподаватель тихо присвистнул.
Я же пребывал если не в шоке, то в полнейшем ауте от выходки Томми. Надувшись и злобно прищурившись, он серьезно заключил:
- В тебе нет ничего, что я переложил бы на бумагу, Фишер. Ты – бессмысленная трата моего времени.
Моргнув и проигнорировав смешки аудитории, я недолго думая тихо отпарировал:
- Всегда мечтал услышать это от такой посредственности, как ты, Вулф.
Наш спор привлек слишком много внимания. Надеявшийся, что ссора обернется притоком вдохновения, мсье Жюльбер поторопился вмешаться, ибо сжимающий челюсти Вулф определенно жаждал сквитаться за оскорбление.
- Дети, - излюбленно приуменьшая наш возраст, встал между нами ценитель скандальной живописи, - дети, здесь не секция физической культуры и не урок сквернословия… Как вы можете оскорблять эти благородные стены потоком бескультурщины! Это же моветон, это… вопиющее… - мсье делано жеманно взмахнул хрупкой ручкой и с силой, равной силе голодного гепарда, схватил нас с Вулфом за запястья.
Ученики переглянулись и поторопились вернуться к работе. Все с точностью до смешного поняли: нас с Вулфом ожидает наказание Жюльбера. И, дабы не попасть под горячую, руку, остальные ретировались. Даже сочувственный взгляд Ро, которым староста удосужил соседа по комнате, был рассмотрен как неповиновение. Искусствовед и отринутый обществом художник покарал Патрика, пообещав, что на следующем занятии, когда мы будем изучать Анахронизм, староста побудет с часик или полтора моделью. И, памятуя, как досталось в прошлый раз Джеффу, жертве Арт Деко, Ро беззвучно застонал. Да, стоять без движения, пока двадцать пять пар глаз смотрят на тебя, в то время как мсье отпускает циничные комментарии, было и впрямь каторгой. Ро еще повезет, если преподаватель не включит на всю отопление, как он это сделал пару уроков назад. Джефф покрылся липким потом и едва не потерял сознание, изображая грацию геометрических линий.
Хмуро поглядев друг на друга, мы с Томми уже пожалели, что начали перепалку. Отложи мы её на неоклассику или математику, все не обернулось бы катастрофой. Но нет… Механизм разрушения уже запустился.
- Идите сюда, - повелительно позвал мсье Жюльбер нас с Вулфом.
Впрочем, оное было лишним, так как он потянул нас за руки за собой. Когда мы оказались посреди класса, преподаватель приказал нам снять галстуки и завязать глаза. Нам ничего не осталось, кроме как подчиниться.
- Теперь мы будем избавляться от вашей апатии, молодые люди, - сообщил Жюльбер с пафосом.
Я уже понял, чего добивается француз. И за фокус, который он собрался позаимствовать у известного психоаналитика, я удавил бы его прямо так – не открывая глаз. Но, черт побери, вместо умышленного преступления я обязан был лапать Вулфа за лицо, ибо в книге говорилось о том, как эффективно сенсорное познание человеком другого человека.
Но, дьявол задери Жюльбера, мы не были с Вулфом любовниками! На нас не подействовало бы открытие партнера через мироощущение! Я не собирался трогать Вулфа. Да и по тому, как гневно выдохнул Томми, стоило преподавателю выдать, что именно он от нас хочет, парень тоже ввязываться в подобную чушь не страждал.
- Сегодняшний урок будет оценен двадцатью баллами, - мстительно рявкнул Жюльбер, этот прохвост с дипломом искусствоведа. – Вы уверены, что хотите потерять их, молодые люди? – вежливо уточнил он, видя, что я потянулся к глазам, чтобы стянуть с себя галстук.
Про себя я уже придумывал изощренные пытки, которым подверг бы французского жулика, однако с приторным чувством отвращения шлепнул ладонь на щеку Вулфа, который тут же отплатил мне тем же.
Потом мы вцепились пальцами в волосы друг друга, я невзначай ударил Томми по носу, за что засранец тут же ущипнул меня за щеку. А потом я случайно провел ребром ладони по скуле Томми. Он клацнул зубами и напрягся так, что я почувствовал: у Томми свело челюсти от боли. Я сразу же убрал руку и переместил её на загривок. В награду Вулф оттянул пальцами мою нижнюю губу и с удовольствием вернул на место. Он даже улыбнулся, услышав, как мерзко хлюпнула моя слюна, когда губа снова прижалась к деснам. Мы упорно молчали. Изводя друг друга хитросплетением касаний, мы как бы продолжали дуэль. Жюльбер сопел, злился, но осознавал, что сам толкнул нас к этому.
Минут пять мы продолжали играть в жертв психоаналитика, после чего мне оное надоело и я сделал шаг вперед, толкнув Вулфа плечом. Не ожидавший ничего подобного, Томас пошатнулся. Испугавшись, что рядом находится стол или мольберт, я протянул руку вперед, чтобы остановить падение. Так уж получилось, что я поддержал Вулфа за талию и непроизвольно прижал ладонь к его шее, так, чтобы уравновесить свою силу. Вулф не упал. Он стянул с себя галстук и посмотрел на меня. "Ты знаешь?" – спрашивали его серые, вспыхнувшие страхом глаза. "Да" – ответили мои на его немой вопрос.
Да, я знал, что у основания волос, там, где линия головы переходит в линию шеи, у него был шрам. Огромный, прикрытый копной волос. И, сбившаяся у ворота рубашка, обнажила передо мной тонкую полосу кровоподтека. Вкупе с синяком на скуле все это давало ясную картину: кто-то недавно избил Томаса Вулфа. И, как бы там ни было, Томми не собирался открывать правду. Нацепив на себя галстук, он с обычной покорностью выслушал нотации мсье Жюльбера относительно перебранок в классе. Речь относилась, естественно, и ко мне, однако на протяжение её я с нескрываемым замешательством смотрел на Вулфа.
- Почему ты… - начал я, когда нас, наконец, оставили наедине – заниматься изначальной работой.
Я добавил бы "…терпишь издевательства", но Вулф, смерив меня холодным взглядом, ровно оборвал:
- Пожалуйста, приступай к заданию.
Но, сколько бы ни пытался, выжать из себя и пары строк, не получалось. Делая вид, что пишу, я искоса поглядывал на Томаса: ни одно его движение, – невозмутимо сдержанное – ни один поворот головы не выдал, что под одеждой тело Вулфа располосовано. Он был уверен и хладнокровен. Черт, да что такое с этим парнем? Именно этим вопросом я мучился, пока Вулф ускоренно рисовал мой профиль.
В конце урока я снова проиграл Томми. Мой пустой лист нисколько не порадовал мсье. Набросок Вулфа же, напротив, вызвал гамму восторга. То, как иронично Томми изобразил меня с разводами краски на лице, понравилось охочему до изюминок злобному проныре.
Вулф снова обскакал меня. И, несмотря на уже заработанные баллы, по количеству которых я давал парню форы, мне было явно не по себе.
*
Чтобы не растерять боевой настрой, я отправился в кабинет директора – позвонить родителям. Но и здесь, бесшумно войдя в логово секретаря, я оказался втянут в очередной детектив. На этот раз, в главных ролях были директор и мистер Сандерз, которые, по моим предыдущим ощущениям, не очень-то поладили с первой встречи. Как оказалось, встреча их первой не была.
- …черт тебя дери, засранец, - отринув формальности, обращался мистер Сандерз к директору.
Комендант застил мне своей огромной спиной все происходящее, однако диалог я слышать вполне мог.
- Ты, мелкий дрейфующий кусок неприятностей, позволишь мне организовать этот гребаный кружок для любителей попинать грушу, - говорил Сандерз грозовым голосом.
- Ты как себе это представляешь, Кенди? – рычал ему в ответ мистер Арчибальд.
Похоже, мистер Сандерз знал об истинной сущности директора, потому что на выражения Арчибальд не скупился.
- Думаешь, выродки богатых у*бков захотят помахать кулаками и скажут тебе "спасибо, дядечка"? – остановив свою речь, дабы отдышаться, директор стукнул кулаком по столу. – Мне их папашам какую **йню говорить? – он выплюнул свои претензии на коменданта, который абсолютно спокойно прореагировал.
- Скажи, что их гребаные телохранители иногда отходят посрать. И тогда отпрыски остаются без присмотра… а на детишек может напасть полчище голодных до чужих деньжат сутенеров…
Прислонившись к стене, я истошно сдерживал порыв протереть глаза или ущипнуть себя. Что вообще происходит? Как оказалось, что единственный, кого я посчитал нормальным членом общества, каким-то боком связан с аферистом, притворяющимся директором частной школы?
- Только ради твоего неуемного желания помахать кулаками я не собираюсь подставляться, е*лан, - между тем, урезонено говорил Арчибальд.
- Тебе трудно попросить денег на переоборудование пятьсот шестой? – сложил руки на груди Сандерз.
Он продолжал загораживать мне вход, так что я не видел, чем занят псевдодиректор. Но, судя по тому, как что-то хрустнуло, радостным он точно не был.
- В середине года? – рявкнул он.
- Я же не предлагаю клуб стрельбы открыть… - примирительно шагнул к нему Сандерз.
- А что нет? – заорал Арчибальд. – Покажи всем свою пушку, в чем проблема, Кенди!
Вдохнув, я забыл выдохнуть. Откровений с меня было достаточно. Подкравшись к двери, я тихонько вышел из кабинета директора.
Ругательства. Пушки. Агрессия. Кто же такие эти Сандерз и Арчибальд? Какого дьявола им нужно в Бедфорде?
Голова кипела. Я, спотыкаясь, шел на занятия. День пролетел незаметно. Я так и не позвонил родителям. Репетицию отменили ввиду занятости всех участников. В комнату я вернулся поздно: чтобы не нарываться на Моргана и его издевки, я изучал конспекты в гостевой.
Впрочем, Кристан на удивление проблем не создал. Во всяком случае, за первые пять минут после того, как я вернулся в спальню.
Он уже, хоть и щурясь, топал по периметру, напевал какую-то идиотскую песенку из фильма и без моей подсказки убирал свои вещи в шкаф.
Не иначе в Аду травка зазеленела! Я даже портфель из рук выронил. Морган и уборка – это два слова антонима. Он ведь сам только недавно хвастался, что лишь под страхом смерти засунет шмотки в гардероб самостоятельно. С чего такие перемены?
- О, Фишер! – удивленно воззрился на меня он, вытаскивая наушники из ушей. – Чего такой дерганый? Опять нарвался? – мерзко пошутил он.
Шваркнув плеер на кровать, Морган самодовольно улыбнулся.
- А ты, гляжу, слишком веселый, - вернул должок я. – Никак предвкушаешь предстоящие экзамены?
Крист посмотрел на меня с неприязнью, но хорошее настроение его никуда не делось.
- Злость тебе не к лицу, Малыш, - кое-как закидывая рубашку в шкаф, осчастливил меня Кристан.
Он с чувством выполненного долга захлопнул дверцы и начал приближаться ко мне.
- Вчера ты был поприветливее, Фишер, - припомнил он "театр теней" и мирное сопение вместе на кровати.
Я отстранился, когда Морган протянул руку к моему лицу.
- Вчера ты был пьян. Напомнить тебе, каким идиотом ты был, Король Фей? – аккуратной стопочкой укладывая на стол учебники, мстительно уточнил я.
Крист остановился, моргнул. Радость его улетучилась. С негодованием глядя на меня, он сделал шаг вперед.
- Напомни мне лучше, как мы классно провели время в актовом зале, пока не вмешался Патрик, - глухо произнес он, надвигаясь.
Между нами почти не осталось расстояния. Морган остановился в сантиметре. Я оказался зажатым между столом и закипающим Кристаном. Он вновь протянул руку к моему лицу. И, как бы сильно я ни крутил головой, Его Величество все равно сжал мой подбородок.
Перемирие длилось недолго. Мы просто не созданы были выдерживать друг друга больше минуты.
Я слышал дыхание Кристана, я чувствовал его начинающую расти неприязнь. Однако в синих нахальных глазах я видел отражение своих прошлых ошибок, напоминание того, как я, пождав хвост, едва не сам кидался на Моргана. Эти мысли угнетали.
Я не дешевка. Я не зависим от Криста. Я…
- Я очень жду того момента, когда ты съедешь из этой комнаты, - глядя Королю Всея Бедфорда в глаза, прошипел я.
Он заполонял все пространство. Сдвоенные вместе кровати, фобии Криста, совместные задания. Меня все достало. Хватит сближения. Пора нажать по тормозам, пока все не зашло слишком далеко.
Взгляд зажегся огоньком агрессии.
Крист наклонился. Его губы раскрылись. Я подумал, что Морган хочет меня поцеловать и напрягся в ожидании.
- Ты маленький засранец, - выдохнул Крист мне в губы.
Он отстранился от меня столь же быстро, как подошел. Я схватился пальцами за край столешницы. Меня подмывало вернуть Моргану оскорбление. Кричать в спину удаляющемуся к двери Моргану было идиотской идеей. Благо, распахнувший дверь перед самым носом Короля Всея Бедфорда мистер Сандерз лишил меня всякой возможности высказаться.
- Куда вы собрались на ночь глядя, мистер Норган? – продолжая коверкать фамилию Криста, поинтересовался тот, кто недавно ругался с псевдодиректором.
- Навестить одноклассника, мистер Кандерз, - подражая сердобольному тону коменданта, отпарировал Крист.
Комендант скривился, когда Морган закончил свою фразу. Застыв на пороге, они сверлили друг друга нелицеприятными взглядами. Оба были на взводе. Оба жаждали обменяться любезностями.
- Сожалею, Норган, но вам придется остаться тут. Иначе я с удовольствием влеплю вам выговор, - едко улыбаясь и шутливо отвешивая Кристу поклон, предупредил мужчина.
- Не доставлю вам такой радости, мистер Кандерз, - хмыкнул Морган, отступая обратно, в комнату. – Доброй вам ночи и приятных кошмаров, - с приветливой улыбочкой пожелал Кристан.
Сандерза перекосило от еле сдерживаемой ярости. Я представил себе, как он достает пистолет и стреляет в Моргана. Черт, Крист даже не знал, как крупно он нарывается!
Но я-то знал. И поэтому обязан был вмешаться.
- Эммм… - подал я голос. И комендант наконец разглядел меня за спиной Моргана.
Приятно улыбнувшись, мистер Сандерз отсалютовал мне.
- Крикун, так вы с Норганом соседи по комнате?
Кристу очень не понравилось обращение ко мне Сандерза. Он клацнул зубами и почти на стену лез от перепирающей его ярости.
- Увы, - криво усмехнулся я, игнорируя предупреждающий взгляд Кристана.
- Пятьсот шестая, помнишь? С меня печенье, - пообещал Сандерз, подмигнув мне.
Морщинки на его лбу разгладились: мужчина словно помолодел на несколько лет. В свободной футболке, в спортивных штанах, он выглядел простоватым, по-домашнему милым и жутко энергичным.
"Мог ли он быть преступником?" – думал я, кивая Сандерзу на прощанье.
- И что это было? – накинулся с вопросами Кристан.
Он уже не собирался ретироваться. Напротив, Морган решительно жаждал продолжить препирательство.
Сделав вид, что не расслышал вопроса, я стянул с себя пиджак и повесил на спинку стула. Король всея Бедфорда не упустил случая поссориться.
- Сдружился с комендантом, чтобы подставить меня? – едко подначил он.
Повернувшись к нему лицом, не повышая голоса, я мягко сказал:
- Не все такие ублюдки, как ты, Морган. Не все играют нечестно.
Это был тот самый момент, когда начинается буря. Сначала Король Всея Бедфорда, вроде бы, не среагировал. Он мирно стоял около двери, пожирая меня своими помутневшими от разномастных эмоций глазами, а потом он окончательно слетел с катушек.
- Ты специально меня провоцируешь, Фишер? – приближаясь ко мне, сдержанно провозгласил он. – Нравится меня доводить, Малыш? Хочешь узнать, где мой предел? Или думаешь, раз я дал тебе короткую передышку, то ты вдруг стал главным? – спросил он.
Резкий тон и то, как зверски осклабился Крист, не предвещали ничего хорошего. Я сделал шажок назад, но тут же остановился, так как трусить перед Морганом, пусть даже и брызжущим ядом, не намеревался.
- Плевать мне на твой предел, Кристан, - устало отозвался я, следя за каждым его рваным движением. – Мы вынужденные соседи. Будь моя воля, я бы вычеркнул наше с тобой знакомство из памяти и прекрасно жил дальше.
Столешница упиралась мне в бок. Морган, сжимая руки в кулаки, кипел от негодования. Он уже настолько ошалел, что до него смутно доходил смысл моих слов. Толкнув меня руками в плечи, добившись того, что я чуть не завалился на стол, Крист проревел:
- Фишер, заткнись…
От одного моего голоса у Короля Всея Бедфорда горели к чертям тормоза. Он, едва не изрыгая на меня огненное пламя, дышал через раз. Скулы дернулись, горло напряглось. И на всем лице появилось такое страшное выражение ненависти, будто Кристан сию секунду собирался наброситься на меня и покарать. Фиолетовое пламя металось, полыхая яркими языками.
- Или что? – задирая голову, чтобы не смотреть на Кристана снизу-вверх, хмыкнул я. – Снова нажалуешься папочке и попросишь нас расселить?
Морган побагровел после моих слов. Он истово силился унять порыв придушить меня на месте, однако бешенство было сильнее его: парень быстро рванулся ко мне и схватил за воротник.
- Может, в таком случае мне припомнить тебе все идиотские идеи, из-за которых страдал Я? – парировал он.
Меня понесло. Я ткнул пальцем Моргану в грудь и в заключение рявкнул:
- Мне нужно от тебя не так много: свали из комнаты и сдай чертов зачет Арчибальда.
Морган дал мне договорить, чтобы потом очень тихо сообщить:
- Тогда тебе придется выполнить все, что мне от тебя нужно, Малыш.
Крист погладил указательным пальцем ворот моей рубашки около кадыка. Невесомое прикосновение – и я застыл как вкопанный. Мне уже было известно: Морган, грань злобы которого упиралась в отстраненную безразличность, был чудовищно опасен. Я уже помнил, как быстро и фанатично работает его мозг, когда Крист жаждет накормить меня тумаками. Можно было не сомневаться: такой Морган легко справиться со всяким моим сопротивлением и вернет издевательств сполна. Очевидно, утрировав ситуацию, перевернув её только в свою пользу, я умудрился задеть неведомые мне струны души Короля Всея Бедфорда. И теперь Морган, истошно усмехающийся и поглаживающий полы моего пиджака, рассчитывал отыграться.
- Ну как, ты же страждешь побыстрее избавиться от меня, Фишер? – мило скользнув ладонью по ткани к груди, призывно прошептал Морган.
В его глазах не было и толики того эротизма, которым он подпитывал каждое свое действие. Холодные, злые, эти глаза смотрели на меня непроницаемо, подкалывая, уязвляя.
- Тебе же не впервой раздвигать передо мной ноги, - выдал он финальную фразу, от которой у меня участился пульс.
Впившись пальцами в футболку Криста, я проглотил ком горечи, перекрывший поток кислорода.
- Морган, - глухо произнес я, сам удивляясь, откуда в интонациях столько боли.
- Ну давай, Фишер, - криво улыбнулся Крист. – Ты же любишь, когда я тебя трахаю. Помнится, ты сам меня об этом просил… - он специально потрепал меня по плечу, будто призывая согласиться.
Ни капли сожаления. Морган и впрямь имел в виду то, что сказал. Скомкав черную ткань, я невесело усмехнулся.
- Если я раздвину перед тобой ноги, ты съедешь? – сквозь зубы процедил я.
Не нужно было глядеть на Криста, чтобы уловить самодовольство и приток адреналина, коими он словно зарядился. Нежный тембр обволокла хрипотца. Морган несильно сжал меня в полуобъятье.
- Возможно… Не обещаю, - честно признался он. – Но я попытаюсь уговорить директора… - мнимо серьезно пообещал Кристан с видом короля, делающего огромное одолжение пажу.
Мне титанических трудов стоило удерживать приклеенную к губам улыбку. Касания Криста жгли. Я презирал Его Величество за хамские выражения. До зубного скрежета мне не терпелось сквитаться. Но один неверный поворот головы, одно вскользь брошенное лишнее слово – и все старания пойдут коту под хвост. Я мысленно убивал Моргана, однако терпеливо сносил его высокомерие. Пальцы подрагивали от предвосхищения. Я истерически приказывал себе стоять напротив Моргана и холодно глядеть ему в глаза. Но что я мог сделать с полыхающим пожаром, затаенным где-то в глубине моих серых озер?
- Ты позвонишь отцу, попросишь прощения и потребуешь, чтобы тебя убрали от меня как минимум на километр. Идет? – чуть-чуть сжимая руку на его плече, прошептал я.
Как мне показалось, неестественно и пошло. Но Морган, видимо, был абсолютным дураком, ибо, помолчав с секунду и, очевидно, прикидывая, что может и согласиться на условие в обмен на мое полноценное обслуживание, улыбнулся. Даже дураку было понятно: Морган скорее съест свой ботинок, чем извинится перед отцом.
- Договорились, - соврал Крист, не моргнув глазом.
Я ослепительно улыбнулся. Ничто не предвещало беды. Ровно до того момента, пока Морган не усадил меня на стол и не зашептал на ухо:
- Тебе придется изрядно постараться, Малыш. Сегодня я не буду терпеливым.
Его пальцы потянулись к застежке моего ремня. Такой поворот сюжета меня определенно не устраивал. Пыл, с которым Кристан ринулся в бой, вызвал во мне ответное желание покончить с фарсом побыстрее.
Холодные пальцы Моргана задрали мою рубашку и легли на живот. Дернувшись, я перехватил запястье Моргана. Он вопросительно поднял взгляд с моего торса на лицо.
- Передумал? – останавливаясь, ехидно поднял брови Крист.
- Нет, - в том же ключе отпарировал я, все же отстраняясь.
Морган завел свою руку мне за спину. Таким образом, мы оказались прижаты грудь к груди.
- Ты завтра не сможешь сесть, Малыш, - пролепетал он мне в ухо, облизывая мочку.
Всё. На этом спектаклю полагалось подойти к кульминации. Приподнимаясь и царапая ногтями шею Короля Всея Бедфорда, я податливо повис на нем.
- Морган, хочу как в прошлый раз… в душе… помнишь? – дунув ему на щеку, наивно поинтересовался я.
Кристан, словно его ударило током, вздрогнул. Он поднял меня, все ещё сидящего, и потащил в ванную. Я умело отделывался от его поцелуев. Сердце в груди стучало злобным эхом. Я расцарапал бы Кристану спину до крови и разукрасил бы лицо. Но я приготовил подлость большего масштаба.
Он поставил меня на пол, как только мы переступили порог ванной. И это была первая ошибка Криста. Второй был его просчет относительно моих умственных способностей. Когда дело касалось гордости, мозг работал феерически быстро и точно.
- Я сейчас, - страстно осклабившись, пообещал я Моргану.
Тот принялся стягивать с себя вещи. Крист не сомневался: я в его руках. Уверенность в своем шарме была его третьей ошибкой.
Проколов в моем плане не было: я мышкой выскользнул из ванной и, быстро выудив ключ из тумбочки, ловко запер дверь ванной – единственную дверь в спальне, которую администрация позволяла запирать. Наверное, все-таки хоть кто-то понимал, что гормонально озабоченным молодым людям восемнадцати лет иногда приспичит уединиться.
Конечно, уединиться Моргану не хотелось. Поначалу не осознав, что я надул его, Морган потребовал через дверь:
- Фишер, немедленно иди сюда.
Но когда в замке повернулся ключ, сомнений у Его Величества не осталось.
- Кого же в этот раз поимели, Морган? – нахально поинтересовался я, стукнув пару раз по деревяшке.
Крист обезумел от гнева.
- Я вышибу эту дверь к чертям собачьим! Ты труп, понял, Фишер?! Ты труп! Как только я выберусь…
- Как только Я тебя выпущу, - надменно уточнил я.
Чувство контроля, удовлетворения и собственная значимость меня пьянили. Я как маленький радовался своей победе и ликовал. Слыша ругательства Короля Всея Бедфорда, я сложил руки на груди. Двинув по двери ногой, я угрожающе рыкнул:
- Морган, будешь орать – выключу свет, - хохотнул я, на что мне ответили потоком нечленораздельной брани.
На секунду я и вправду подумал о том, чтобы попугать Моргана, вырубив выключатель, но, вспомнив о своей фобии, откинул эту мысль в сторону. Бояться того, что Крист вышибет дверь, не стоило. А ключа у него не было. Так что со спокойной душой я стащил с себя школьную форму и лег в постель. Без Моргана она казалась просторной и чрезмерно пустой. Покорно натянув одеяло до самого носа, я проклял для верности Кристана, который швырнул мне в лицо оскорбление, после чего поздравил себя с маленькой победой над королем Бедфорда.
Из ванной не доносилось ни звука. Кристан перестал бесноваться и утихомирился. Мне было немного совестно, что я запер его, как заключенного. Однако Морган и впрямь был виновен. Виновен в том, что, кусая губы и умоляя себя выкинуть его злые слова из памяти, я втайне соглашался. Крист был прав. Я был частично зависим от его внимания. Мне нравилось, что Морган трогает меня. Моему телу нравилось. И тем больше я ненавидел Моргана за откровенность.
Ублюдок. Это он научил меня чувствовать. Ублюдок. Ублюдок…
Повторяя оное раз за разом, я зажмурился и попытался уснуть. Легкая простуда, донимавшая меня все утро, переросла в температуру и насморк. Меня бросало то в жар, то в холод. Горло захрипело. Кашля не было, но легче от этого не становилось. Мой организм, ослабший после вылазок, приключений и подстав, жаждал покоя. Разметавшись по постели, я то наваливал на себя груду одеял, то раздевался донага. Кошмары, вечные спутники одиночества, терроризировали сны. На утро я проснулся разбитым, с кругами под глазами и ужасной головной болью. Забыв, что запер Моргана в ванной, я сам ломанулся туда и, лишь подергав за ручку, вспомнил: Крист яростно бился в дверь с полчаса после моей угрозы.
Мне хотелось в туалет, мне нужно было умыться и привести себя в порядок. Глупо было бояться оказаться с невменяемым королем лицом к лицу. Тянуть дольше тоже было глупо. Поэтому я повернул ключ и ворвался в ванну, как если бы собирался сразиться с полчищем орков, напавших на средиземноморье.
Морган уже был на ногах. Его вечная страсть поздно вставать исчезла вместе с добрым настроем. Кристан смотрел на меня, не мигая, с минуту. Потом он просто сграбастал меня и саданул под дых. Мне и так нечем было дышать, а после приятного приветствия Моргана я захрипел. Удар, доставшийся мне, сильным не назовешь. И все же я рухнул на колени. К ногам Моргана, который тут же рывком поднял меня.
- У тебя есть пять минут, чтобы придумать себе оправдание, Фишер, - без тени улыбки заявил Морган.
Он держал меня крепко, как будто боялся, что я сбегу. Идиот. В таком состоянии: сонный, измотанный болезнью и дрянными мыслями – я точно никуда не намылился бы. Однако, приученный к моим "приятным неожиданностям", Морган решил подстраховаться.
Он выглядел тоже неважно: какой-то скомканный, словно по нему стадо бизонов прошло, бледный, но жаждущий отмщения, он одной рукой вцепился в мою футболку. Запах антисептика от бинтов Криста, запах шампуня и запах пены для бритья смешались – мне до одури захотелось чихнуть. Но, как это всегда бывает во время болезни, попытка чихнуть сопровождалась слезливой реакцией. Поморщившись, я повел носом и уже хотел поднести руку к лицу, но Крист, подумав, что я дам ему сдачи или посмею вырваться, оставил в покое мою одежду и смял в пальцах мое запястье. Подняв мне подбородок, чтобы поглядеть в глаза, Морган очаровательно растерялся.
Ожидая увидеть воинственного борца, ратующего о победе, Крист прямо-таки впал в изумление: из моих глаз брызнули слезы, да и вообще я представлял собой зрелище жалкое и удручающее.
- Я… я ведь не так сильно ударил, - приписав мое состояние своей силе удара, Морган хлопнул ресницами.
Мне было неприятно стоять подле него и уливаться слезами. Но что я мог сделать, если идиот не дал мне возможности подойти к раковине и высморкаться?
- Фишер, ты же никогда… ты… - рассеянно бормотал Крист, нагибаясь ко мне и беря в руки мое лицо. – О… просто прекрати плакать… я не… в общем… черт!! Просто престань, - вытирая своими огромными ручищами маленькие капельки со щек, бормотал он.
Из-за того, что он лапал мои скулы, сказать ничего я не мог, потому хмуро смотрел на него, выжидая, когда Его Величество прекратит игры в сердобольного доктора. Под конец не выдержав, я треснул Моргану ладонями по локтям, в результате чего Крист почти заехал мне в глаз.
- Фишер! – рявкнул король, стоило мне взвыть. – Какого дьявола ты творишь?!
Он отлепился от меня, поэтому я с удовольствием гундосым голосом проскрипел:
- Отойди.
И, миновав Кристана, я на его глазах(идиот не соизволил удалиться в комнату) высморкался и умылся. Полегчало, конечно, но не настолько, чтобы запрыгать от счастья.
- Ты заболел? – риторически спросил ублюдок, который минуту назад заехал мне кулаком под дых.
- Как видишь, - устало отозвался я. – Отливать я тоже должен при тебе? – грубовато спросил я.
Поджав губы, Крист вышел. Однако когда я вернулся в спальню, он требовательно рыкнул:
- Сегодня ты на занятия не пойдешь.
От такой перспективы я закашлялся. Морган копался в гардеробе, не оглядываясь на меня.
- Кто так решил? – потянувшись к школьным брюкам, поднял бровь я.
Морган вылез из шкафа. В руках он держал шарф. Я на секунду вообразил, что Крист заботится о моем бесценном здоровое, но не тут-то было: Морган, взяв меня за руку и шваркнув на кровать, обвязал запястья сопротивляющегося меня шарфом и закрепил оной на спинке кровати.
- Отыграться решил? – взвился я.
Крист рассмеялся. Брыкающийся, хрипящий, я смешно елозил по постели. Морган получал массу удовольствия от моих виляний бедрами.
- Я не собираюсь раздвигать… - прошипел я.
Морган хмыкнул. Он положил ладонь мне на губы, пресекая поток дальнейших разглагольствований.
- Я понял, Малыш, - коротко сообщил он, целуя меня в макушку.
Я недоверчиво покосился на Короля Всея Бедфорда, усевшегося на край кровати подле меня. Негодование Кристана испарилось. Он с жалостью и некоей нежностью любовался моими потугами избавиться от удавки на руках.
- Если бы я тебя не связал, ты бы отправился на уроки. И заболел ещё больше, - как ребенку втолковывал он. – А потом ты бы слег. И завалил сессию… - голосом сказочника вещал Кристан.
Его ладонь легла мне на лоб, очевидно, проверить, есть ли температура. Температуры не было. Но насморк никуда не делся. Нос успел забиться за несчастную долю минуты. А Морган связал мне руки. Да я забрызгаю соплями всю комнату при таком раскладе!
- Морган, я никуда не пойду. Развяжи, - сипло попросил я.
Однако Кристан в своих мечтах уже унесся далеко-далеко. Он принялся стягивать с меня спортивные штаны, в которых я обычно сплю.
- Я всего лишь переодену тебя, - сообщил он мне, покрасневшему и открывшему рот, чтобы возразить.
- ЗАЧЕМ? – рыкнул я и закашлялся.
- Потому что я так хочу, - пожал плечами Кристан.
Он и вправду честно натянул на меня джинсы, которые я никогда сам бы не осмелился напялить: с заниженной талией, с элементами рваности, в облип… Застегивая ширинку, Крист был предельно аккуратен и, несмело погладив меня через ткань, тут же убрал ладонь, когда я гневно сверкнул глазами. Нависнув над кроватью, Морган никак не мог налюбоваться на творенье рук своих.
Я чувствовал себя его игрушкой, которую Крист пока не хочет отдавать никому другому.
- Малыш, ты постоянно носишь все бесформенное, - пожаловался он, собираясь разорвать на мне футболку.
- Только попробуй! – предупредил я.
Мне катастрофически нужно было прочихаться. Я ненавидел состояние, когда грипп затаскивает меня в постель и мучает, мучает, мучает. Во время болезни я всегда становился меланхоличнее, слабее и… черт, у меня почему-то(по какому-то дикому закону природы!) постоянно слезились глаза.
Морган убрал лапы от футболки. Он прекрасно видел, как застилает вода мои глаза. Выражение лица Моргана смягчилось. Он мягко усмехнулся:
- А можешь так почаще? – вытирая платком мне щеки, уточнил он.
Что б его! Устраиваясь поудобнее на подушках, я злобно уставился на Криста. Согласен, не лучшее занятие для человека, рыдающего, как девчонка. Морган оценил комизм сразу. Ущипнув меня за щеку, он рассмеялся.
- Не делай такое лицо, Малыш, - выдохнул он, тиская мой подбородок, лоб, проводя рукой по волосам. – Иначе я не смогу сдержаться… - в доказательство правдивости своих слов засранец укусил меня в шею.
- Морган, пойми, я… хммм… ну… - лепетал я, не зная, как лучше объяснить придурку, что мне нужно иногда дышать и… в общем, делать то, что нужно делать человеку, страдающему от простуды – сморкаться.
Но, как ни странно, подобное Криста не смущало. Он спокойно выслушал мои скомканные фразы и развязал мне одну руку.
После всех нужных процедур, которые я провернул за пару секунд, Морган снова привязал меня. Сопли заполонили мозг. Голова трещала, запястья саднили, горло болело. В общем, спорить с Морганом в таких условиях было бесперспективным занятием.
Он и не ждал, что я начну диспут. Удостоверившись, что "жертва" улеглась на подушки и вяло прикрыла глаза, Морган наскоро оделся и вихнул из комнаты. Я уж было подумал, что Кристан побоялся подхватить простуду. Но нет – он вернулся с таблетками, каплями для носа и… наручниками. Откуда он раздобыл последнее даже спрашивать было неприлично.
Для виду двинув ему в нос, когда величество развязал шарф, я ностальгично посмотрел на правую руку, которая теперь оказалась свободной. Левую же Морган вероломно приковал к изголовью.
- Чтобы не рыпался, - уточнил он, демонически скалясь.
Первый день болезни я всегда традиционно отлеживался. Так что в какой-то степени я был даже благодарен Кристану за то, что он заставил меня остаться в комнате. Одно меня напрягало – как Его Величество расквитается за ночь, проведенную в ванной.
На редкость спокойный и уравновешенный, Крист неторопливо бродил по комнате. Он вел себя со мной подозрительно любезно, даже неумело пытался помочь: положил холодный компресс мне на лоб, при этом расплескав почти всю воду из тазика себе на ноги и на одежду, ринулся закапывать мне лекарство для воспаленных глаз в нос, укрыл одеялом, когда я взопрел… Все утро горе-помощник вертелся рядом, что усугубляло процесс лечения и жутко нервировало. Под конец не выдержав, я скомандовал не приближаться ко мне. И Крист обиженно утопал на занятия.
За время его отсутствия я очень захотел в туалет. Но наручники, естественно, не сопутствовали решению проблемы. Виляя бедрами, я проклинал Моргана на чем свет стоит. И вот, когда я уже совсем отчаялся, Крист явился собственной персоной – с двумя подносами еды. Цветущий и пахнущий, Морган поприветствовал меня неприличной шуткой.
- Кристан, - подбирая слова, пробормотал я. – Будь так любезен, сними свои гребаные секс-игрушки!
После капель мне полегчало: хрипотца в голосе никуда не делась, но насморк поутих.
- Что опять не так? – хмурясь и ставя подносы на стол, закатил глаза Крист.
Мне было непривычно видеть его в школьной форме, пусть и несколько отличающейся фасоном от школьной формы остальных учеников Бедфорда.
- Занятия у меня уже кончились. Зачем мне теперь куда-то рваться? – сообщил я ему.
- Ты все время куда-то рвешься, а потом нарываешься, - кольнул Крист.
Он жевал крекер и, подозреваю, намеревался покормить меня с рук.
- Кто бы говорил, Морган, - отпарировал я. – Это не моего отца вызывали в полицию…
Кажется, момент освобождения я себе оттянул: Его Величество положил пачку крекеров на стол и приблизился к кровати. Глаза его сверкали отнюдь не приветливо.
- Надо было рот тебе заклеить, а не руки завязывать, - со вздохом проговорил он.
Злиться на меня, с красным носом, слезливого и беспомощного, было, видимо, нереально даже для Короля Всея Бедфорда.
- Ты нарушаешь границы личного пространства, - прохрипел я, понимая, что если в следующие пять минут Крист не отвяжет меня, я сделаю свои дела прямо тут, на кровати.
Крист был достаточно близко от меня. Он удивленно глядел на то, как я ерзаю. До короля наконец дошло. Он с ехидной ухмылочкой высвободил мою правую руку, но, как только я рявкнул:
- Ублюдок! – мстительно захлопнул наручники на обоих моих руках.
- Чего ждешь? Не терпится ведь? – подначил Морган и, хлопнув меня по попе, подтолкнул к ванной, которая была смежной с туалетом.
- Чтоб тебе сдохнуть, засранец! – от души пожелал я, хлопая дверью.
Расстегивать ширинку, когда твои руки сведены вместе, было чертовски неудобно. Однако, повозившись, я сделал все свои дела и свободно выдохнул.
Предположение мое насчет кормления с рук оказалось на удивленье точным. Стоило мне только задницей коснуться кровати, как самодовольный, улыбающийся и вообще светящийся от эйфории Морган уселся рядом с тарелкой спагетти.
- Я сам, - предвосхищая дальнейшие действия Криста, обломал я ему кайф позлить меня дальше.
Морган мило проигнорировал мои слова. Он намотал спагетти на вилку и с видом родителя, готового при любой возможности надавать непослушному Малышу а-та-та, поднес еду к моим губам.
- Скажи "аааа", - просюсюкал он.
Я пригляделся к Моргану получше. Ни злорадства, ни желания напакостить в нем, вроде бы не было. Бедный богатый мальчик, очевидно, просто не наигрался в детстве. Поэтому я стал его развлечением на день. Что ж. Угрозы для меня это никакой не представляло. Тяжело вздохнув, еще раз глянув на Моргана, заинтригованно следящего за моими руками, обхватившими для верности его запястье, чтобы Морган не покалечил меня вилкой, я открыл рот.
Крист с восторгом распахнул глаза. Ему нравилось, что я беспрекословно подчиняюсь. Хоть с неохотой, но все-таки подчиняюсь.
- Морган, добавь соуса, - приказал я, потому что никогда не любил пресной пищи.
- А что мне за это будет? – вставая и отправляясь к своему подносу, оставленному на столе, вопросил Крист.
- Я отдам тебе свой десерт, - задумчиво предложил я, частично равнодушный к сладкому.
- Ладно, - подозрительно быстро согласился Крист, сверкая белозубой улыбкой. – Побольше соуса? – уточнил он, щедро расплескивая красную жижу по спагетти.
- Ммм, - неопределенно промычал я, кивнув головой.
Поджав под себя ноги по-турецки, я сидел напротив Криста, касаясь его руки больше для того, чтоб сохранять равновесие, чем предотвращая возможные инциденты. Я уплетал за обе щеки все, чем меня пичкал довольный собой Кристан.
- А ты есть не будешь? – тщательно прожевывая мясо, аккуратно порезанное Кристом на мелкие кусочки, соблаговолил вдруг заметить я, что Морган не притронулся к еде.
- Ну, - помявшись, отвел глаза в сторону Крист. – Я уже поел…
Он, кажется, был смущен моим вопросом. Скулы Моргана окрасил предательский румянец. И я не упустил случая подколоть:
- Кому тогда второй поднос?
Ясно было как божий день, что Крист просто не знал моих предпочтений в еде, поэтому взял побольше, чтобы не ошибиться. И Морган понимал, что я обо всем догадался.
- Ты кого-то пригласил в гости?- продолжал насмешливо допытываться я.
Морган разозлился. Он отставил тарелку в сторону и решительно повернулся ко мне.
- Хочу сейчас свой десерт, - рявкнул он, надвигаясь на меня.
- Ну, так возьми пудинг, - недоуменно пожал я плечами.
Морган рассмеялся. Он придвинулся ко мне вплотную. И я почувствовал себя круглым дураком. Пудинг был абсолютно, совершенно не нужен Королю Всея Бедфорда. Ухмыльнувшись, Крист поцеловал меня в уголок губ. Облизав соус, оставшийся на нижней губе, Морган прикусил верхнюю. Я застыл. Настала моя очередь краснеть. Идиллия теплоты и уюта нарушилась этим неожиданным поцелуем. Зажмурившись, я отстранился, когда Крист попытался скользнуть языком мне в рот.
- Хватит, - тихо сказал я, отодвигаясь.
Слова Моргана о том, что я его персональная развлекалка, звучали в ушах. Нахмурившись, я вытер губы ладонями. Морган не стал настаивать на продолжении. Отодвинувшись на почтенное расстояние, он молча расстегнул наручники и передал мне вилку. Заигрывать Крист больше не пытался. До вечера мы не тревожили друг друга: каждый занимался своим делом. И только после отбоя наступил неловкий момент: Морган разделся и как всегда голым лег в постель. Я встал и направился к креслу.
- Я ничего не сделаю, - останавливая меня, пробормотал Крист, не открывая глаз. – Выключай свет и ложись, - повелительно рявкнул он.
Я так и сделал.
Мы лежали в темноте. Его рука была в миллиметре от моей. Но никто из нас не переплел пальцы. Морган силился расслабиться и не мог.
- Фишер? – позвал он, разрушив тишину.
- Что, Морган? – отозвался я.
Он выдержал паузу длинной в минуту, после которой медленно спросил:
- Тебе действительно так неприятно жить со мной в одной комнате?
Я знал, какой ответ он ждет, но, увы, я не мог сказать "нет".
- Это неважно, Морган. Спи, - шепнул я, натягивая на себя одеяло.
Во сне мы все равно обнялись. Уткнувшись в широкое плечо Моргана, я простился со всеми кошмарами. После моих слов Морган ещё какое-то время ворочался, но торшер все-таки выключил. В полусне я чувствовал, как он взял меня за руку. Потом я погрузился в глубокое забытье и больше не просыпался до звонка будильника.
Новый день привнес в мою жизнь хаос и новые знакомства.

@темы: "Мой личный ад", в процессе, ориджинал, роман, слеш, эротика

URL
Комментарии
2014-06-26 в 23:01 

Skiny39
Горди весь в делах и заботах))))) глава насыщена событиями. Мне очень понравилось утро в ванной, когда Гордон пытался обработать ноги Моргана, появилось при прочтении такое уютное тепло)))) И еще впечатлила репетиция, точнее, как Фишер приревновал. О, да)) сначала к Брановски, а потом к Томми. И ревность то разная, но она все-таки ревность)))) Фишер хочет быть значимым для Кристана. Ммм, еще нравится, как мальчики засыпают, держась за руки)))) Натанелла, ты волшебница, такую большую главу подарила, приятно разнообразила мой день, спасибо))))

2014-07-02 в 16:55 

Natanella
nati_s@lipetsk.ru
Skiny39, ага... обработал... Бедный Крист. Как он вообще этого ежа терпит!!! Это ж надо догадаться - сделать ещё больнее!!
Ревновать наш Малыш умеет. Честное слово, я когда писала, улыбалась во все 32. Горди даже сам не понимает, что ревнует. Но как он Криста за шкирки схватил в тот момент... ммм... это было... да, это было горячо!!!
Новая глава будет, конечно, не такой большой... но некоторые моменты разъяснятся :)

URL
     

Natanella forever

главная