23:46 

Глава 15. Веселые деньки. Часть 2.

Natanella
nati_s@lipetsk.ru
Актовый зал был открыт. Распахнув дверь и крикнув в темноту, я убедился, что пришел первым. Не включая свет, я прошелся вниз по ступенькам, подогревая в себе жажду приключений. Сорвись я и прокатись на попе вниз, физическая боль перекрыла бы внутреннее томление. Тогда я хотя бы мог искренне вознегодовать. Признаваться самому себе в том, что я жажду вернуться в студсовет и наорать на Криста из-за его идиотизма, или, на худой конец, припомнить Эну, что это, вообще-то его идея стать массовиками затейниками, было стыдно. Я не принимал того факта, что мысленно дорисовываю сцену между заклятыми друзьями. Черт! На последней ступеньке, неловко подвернув ногу, я все-таки рухнул на пол. В кромешной тьме я бушевал с пять минут. Я высказал пресловутой лестнице, как ненавижу её, как моя жизнь изменилась к худшему, как я изнываю от желания поджечь весь этот Бедфорд к чертовой матери! И только когда свет зажегся и ухмыляющийся мистер Сандерз с насмешкой в голосе спросил:
- Не ушибся? – я покраснел до корней волос и опустил голову.
Мужчина все это время был в зале и выслушивал мои выкрутасы. Моя жизнь кончена. Я понуро ответил, что не повредил себе никакой конечности. Ожидать, что комендант не нажалуется Арчибальду, было, понятное дело, бессмысленно. В Бедфорде я не встретил ни одного старшего, который бы закрыл глаза на нарушение. И, памятуя, как ратовал Сандерз, когда мы с Кристом вломились в школу в несоответственном виде, я только и мог, что закусить губу: неприятностей за поспешные слова, сорвавшиеся с языка, не миновать.
- Мистер Сандерз, я прошу прощения… я не хотел, - промямлил я, изучая пол.
Мужчина поднялся с кресел на заднем ряду. Он, очевидно, отдыхал или дремал тут, пока не появился я и не нарушил его покой. Огромные мышцы рук дернулись под футболкой, когда он привстал и с любопытством оглядел меня от кончиков пальцев до макушки. Словно я был потенциальным преступником, а он следователем, решившим допытываться, виновен или не виновен. Фейсконтроль я, верно, прошел, ибо, лениво махнув рукой, комендант милостиво сказал:
- Фишер, если я правильно запомнил?
Тяжело вздохнув, я согласно кивнул. И, вдоволь налюбовавшись моим смущением, комендант неожиданно спросил:
- Достали богатые детки и их правила, Фишер?
А когда я изумленно моргнул, переваривая им произнесенное, мужчина встал, подошел ко мне и, нагнувшись к самому моему уху, посоветовал:
- Достали, ори громче! А чтобы отстали, борись… Иначе ничего не добьешься.
И потрепав меня по волосам, мистер Сандерз, этот здоровяк, вдвое меня выше, одобрительно подмигнул:
- Зачем ты тут? – и опережая мой ответ, беззлобно подкольнул: - Или просто выплеснуть негатив негде?
Напряжение спало. Как ни странно, я не испытывал ни страха, ни ропота перед этим странным мужчиной, которого мне надлежало уважать и слушаться. Он мало походил на закованного в рамки приличия эстета. От него пахло сигаретами и выпечкой. Такой, которую всегда пекла по выходным моя мама. Сандерз не вписывался в картину Бедфорда, где все преподаватели и весь персонал пышели благородной выпендрежностью. Он был грубоватым парнем, каким, возможно, был бы мой брат, если бы…
Заметив, что я побледнел, комендант поднял руки вверх, как бы уверяя, что вряд ли причинит вред. Я вынужденно улыбнулся.
- Ладно-ладно, кричи сколько влезет… - поправляя футболку, уверил он.
Я хмыкнул.
- Кстати, а вы почему тут? – с запозданием догадался я, что мистер Сандерз тоже попался: комендантам не положено было в рабочее время прохлаждаться. Тем более, курить тайком в актовом зале.
Почесав затылок, Сандерз показал мне ровненький ряд зубов и тоном взрослого, старающегося замять инцидент, проворковал:
- Сделаем вид, что не видели друг друга, крикун. Идет? – важно спросил он.
Тон праведника до чертиков не шел пышущему духом противоречия, нарушающему, как школьник, правила Бедфорда Сандерзу. Комендант видел, что я из вредности сдерживаю улыбку и, рассмеявшись, по-дружески предложил мне печенье. Как маленькому.
И впервые, со дня поступления я почувствовал атмосферу дома, уюта и добродушия.
- Давайте ваше печенье, - протянул я руку, и Сандерз довольно хохотнул.
Но поделиться со мной лакомством мистер Сандерз не успел, потому что, ругаясь и возмущенно сопя, в актовый зал ввалились Брановски и Кристан. Причем последний истово отпихивал от себя чрезмерно заботливого Эна, который внушал Моргану, что шастать по школе с разбитыми коленками и саднящими ступнями – не лучшая идея.
- Крис, перестань артачиться! Ты сколько раз рухнул на пол, пока сто метров миновал? – возмущенно шипел Эндрю, пытаясь подхватить Кристана, упирающегося и отпирающегося, под талию.
- О себе позаботься, Брановски, - хрипло отнекивался Морган, дыша громко и тяжко. – Это тебе плясать и выделываться на сцене придется, - подначил он заклятого друга, который обиженно вернул шпильку:
- Но, конечно, мне далеко до твоей финальной фееричной песни, Морган. Могу поспорить, ты чудно исполнишь оперу, которой тебя научила моя мать…
Крист собрался что-то ответить, но оба парня застыли на пороге, приметив у основания лестницы меня и мистера Сандерза, который по-дружески положил мне руку на плечо.
- Группа поддержки, Фишер? – едко осведомился Кристан, выпрямляясь во весь рост.
Он уже оттолкнул Эна и чинно, хоть и цепляясь за поручни, спускался по ступенькам вниз. Его вспыхнувший подозрением и враждебностью взгляд полоснул сначала меня, потом коменданта, настроение которого кардинально изменилось. Из добряка и своего парня мужчина превратился в глыбу: весь спектр презрения отразился на его крупном лице, глаза подернулись дымкой холодного пренебрежения. Ладонь на моем плече отяжелела. Все сухожилия мистера Сандерза напряглись. Он сухо бросил:
- Мистер Норган, и вы тут.
Не надо быть экстрасенсом, чтоб догадаться: комендант специально искаверкал фамилию Криста. и, королевски ступив на пол рядом с нашей парочкой, Крист сквозь зубы поправил его:
- Морган. Моя фамилия Морган. И на вашем месте я бы поторопился – в спортзале вот-вот начнется драка… Что скажет мистер Арчибальд, если узнает, что вы здесь, вместо того, чтобы…
Морган переключился в режим засранца, не привыкшего считаться с чувствами остальных. От его эгоистичных порывов у меня дергался кадык и чесались кулаки врезать ублюдку за такое неуважение. Но мистер Сандерз и без меня справился с хамством Криста.
- Вы не на моем месте, мистер Норган, - улыбнувшись при виде покрывшегося багровыми пятнами гнева Моргана, комендант продолжил:
- Надеюсь, ваши вокальные данные лучше, чем ваш характер.
Крист сжал кулаки. Он определенно высказал бы коменданту все, что о нем думает и сделал бы это в своей излюбленной гадкой манере, но, развернувшись и одарив Моргана ледяной улыбкой, мистер Сандерз с достоинством поднялся по лестнице и исчез в дверях прежде, чем Крист произнес хоть слово.
Комендант был фактически моим героем. Я любовно смотрел ему вслед, что не могло укрыться от Кристана, поджавшего губы и закипевшего.
Резко повернув мою голову к себе, Морган открыл рот, чтобы начать выяснения отношений. Я тоже принял защитную позу и отдернул его руку. Мы с ненавистью уставились друг на друга. Я даже не услышал шагов Эндрю, риторически пробормотавшего себе что-то под нос и хлопнувшего в ладоши прямо перед нашими носами.
- Итак, когда все, наконец, успокоились, - настоятельно смерив каждого из нас укоризненным взглядом, Брановски с видом заправского режиссера принялся предлагать возможные номера.
И если у меня волосы дыбом встали уже после первого предложения организовать танцы в стиле диско, то Морган, кажется, даже оживился. Рухнув в кресло и задрав ноги на спинку соседнего сиденья, Крист не постеснялся откомментировать идею Эна:
- И стриптизерш вызовем, - прищурившись, напомнил Крист о каком-то давнем эпизоде из их общего прошлого. – Ну, и тебя… в центр, чтоб как на хелоуине, весело было… - скривился в подобии ухмылки Морган.
Эн надменно посоветовал:
- Завидуй молча… к тому же кто из нас доставал бокал мартини из бюстгальтера Леди Ирении, Морган? – поднял бровь Эн. - И кто потом уверял меня, что никогда в жизни не будет больше пить мартини в одиночестве?
Брановски подмигнул Кристу, довольно раскинувшемуся на кресле.
- И я не пил… - поделился откровением Кристан.
Эндрю моргнул, с минуту эти двое пялились друг на друга, как будто увиделись впервые после долгого разрыва, а потом Крист отвернулся. По его лицу прошла тень сожаления. Он нахмурился, всплеснул руками и повелительно рявкнул:
- А вообще мне плевать, что вы тут ставить будете. Моя часть – это пять минут позора… - сверкнув глазами, Морган хищно посмотрел на меня, еще не переварившего новость про стриптизерш.
В моем внутреннем мире случился взрыв эмоций: вот, значит, как развлекались парни до того, как разругались? Вот значит, что нравится Его Величеству? И тут же противный внутренний голос вдавался в дискуссию: зачем Кристану неискушенный я? К чему эти игры, к чему усилия, коли он с легкостью может иметь того, кого захочет?
Задумчиво ковыряя носком ботинка паркет, я пропустил момент, когда Эндрю предложил очередную присказку. Беспомощно похлопав ресницами, я воззрился на Брановски, вдохновенно мне внушавшего, что сценка, коя "обязательно подхлестнет боевую активность спортсменов", не представит собой никакой сложности для меня. И я вяло согласился, ибо отнекиваться, когда друг с пеной у рта доказывает, что оное необходимо, было бесчеловечно.
- Мы используем декорации… Мы… - унесся Брановски в свои мечты.
Он метался по актовому залу, размахивая руками. Я топорно стоял на одном месте. Крист не скрывал своего веселья и пакостно вклинивался в речь заклятого друга:
- …облажаемся, уже исходя из того, что Фишер хреновый актер, - подсказывал он Эндрю.
Однако Эн отмахнулся. А вот мне слова Кристана не понравились.
- Тогда почему бы Вашему Величеству не показать чудеса мастерства? – надвигаясь, на Криста, гаркнул я, ожидая, что Морган заткнется и прекратит подтрунивать.
Крист же, отряхнув коленки, мило отпарировал:
- Только если ты будешь умолять на коленях, Малыш…
И он ещё умудрился рассмеяться при виде моего лица, перекошенного гневом. Не контролируя своих порывов, я привычно метнулся к Моргану, который поудобнее умостился на сиденье.
- Засранец! – выпалил я, смыкая руки на горле хохочущего Криста.
- А вот и сцена из "Отелло", - подсластил пилюлю Эндрю.
Он с видом мыслителя присел на край сцены и наблюдал за тем, как Крист пытается сграбастать меня в объятья, несмотря на то что я его душу.
- Больше не появляйся на репетициях!!! – пыхтя, советовал я Кристу, покорно сдавшемуся и прекратившему сопротивление.
- Хорошо, хорошо… - сдавленно бормотал он. Его красное лицо, искусанные мной губы, озорно блестящие глаза были в непростительной близости.
Меня подхлестывал адреналин. Я через раз дышал. Мои пальцы на горле Кристана подозрительно нежно прошлись от подбородка к основанию плеч. На миг, всего на миг я ослабил хватку – и вот уже через секунду мои запястья оказались в захвате Кристана. И я немигающе смотрел в подернутые поволокой, фиолетовые, нахальные глаза.
- Уже собрался встать на колени? – безобидно спросил Крист. И так, чтобы Эндрю не услышал, добавил специально для меня: - Ты ведь уже один раз вставал на колени передо мной…
Эротичные нотки в его голосе напомнили мне в деталях тот день, когда я захлебывался спермой Криста.
Оттолкнув Моргана, я процедил:
- Я посмеюсь, когда ты начнешь петь, Морган…
И отступив в сторону, сложил руки на груди. Я принципиально отвернулся от Криста и включился в разговор с оторопевшим от нашей неожиданной перепалки Эндрю.
- Я буду учителем или учеником в сценке? – изображая жуткий интерес, вопросил я.
- С твоими поучительными интонациями? – усмехнулся Эн. И я услышал, как покатился со смеху за моей спиной Кристан. – Учителя, естественно.
Одарив Брановски неприязненным взглядом, я надулся. Ну почему даже мой друг не стремится разрядить обстановку? Неужели Моргану и Брановски доставляет удовольствие потешаться надо мной?
Ответ был очевиден. Пересказывая смысл пьески, Эн не единожды дружески поддел меня. И, плюнув на приличия, я тоже собрался было подколоть друга. Но слова так и застряли у меня в горле, когда по актовому залу, словно раскат грома, пронесся голос Ро.
- Я не поздно? – резво топая по ступенькам, уточнил он.
В свободной одежде, не скрывающей его несуразного огромного роста, Патрик шагал по лестнице, перепрыгивая через ступеньки. В его фигуре, худощавой, я бы даже сказал, костлявой, не прослеживалось и толики агрессии или вчерашней настырности. Готовый обнять весь мир, Ро светло улыбался. Маска хорошего парня плотно и ладно прикрепилась к его лицу. И, если бы не вечерний разговор, я бы, пожалуй, усомнился в том, что именно староста виноват в подставе с библиотекой.
- Ничего страшного, мы ещё не определились с программой, - махнул рукой Эн.
Его взгляд отнюдь не был прикован к Ро. Эндрю, впрочем, как и все собравшиеся в зале, смотрел на Томаса Вулфа, насуплено заложившего руки в карманы школьного пиджака и молча топающего за своим соседом по комнате. Глядя себе под ноги, Вулф был похож на мученика, которого ведут на голгофу. Однако он степенно остановился и подтверждающее кивнул, когда Ро просветил собравшихся:
- Томми неожиданно захотел поддержать меня, - рыжая копна волос Ро придавала удивительного шарма его бледной, веснушчатой коже. - Вы же не возражаете против пополнения актерского состава? – подмигнул староста Брановски.
Эн замешкался и выронил тетрадку, куда вовсю записывал пришедшие в голову идеи.
- Эммм… ну… Если он не против… - замявшись и косо глянув на ошарашено застывшего Криста, пробормотал он.
Я всеми фибрами души почувствовал, как атмосфера нагнетается. Томми, которого Ро подтолкнул в спину, наконец, увидел Криста. Серые спокойные глаза Вулфа дрогнули. Жилка на щеке выдала напряжение, опутавшее парня.
- Морган, - игнорируя вопрос Эндрю, обратился он к старшему брату, который снял ноги со спинки кресла и встал.
Я думал, что Крист будет с Томасом столь же категоричен, как с Троем, но вместо этого Морган тепло поприветствовал Вулфа.
- Томми, опять официально, - пожурил он брата. – Сколько повторять, чтобы ты звал меня Кристом? – шутливо выдвинул ультиматум он.
Ро сжал плечо Томми и попытался что-то сказать. Но не успел, потому что Томми, эта глыба вечного спокойствия, этот образец степенности, рванулся вперед – навстречу Кристу и поднял кулак. С открытым ртом я смотрел на то, как Вулф с выражением остервенения замахивается. Боковым зрением я также отметил, что Эн покачал головой и вздохнул, а Ро неодобрительно поджал губы. Никто и не подумал вмешаться в разборки братьев. Будто все знали, за что Томми так ненавидит Короля Всея Бедфорда.
Реакция Моргана на выкрутас Вулфа была тоже очень странной: Крист перехватил ладонью кулак Томми только когда оной едва не впечатался Его Величеству в грудную клетку.
- Удар стал сильнее, - вопреки моим ожиданиям похвалил Крист брата и, как ребенка обняв сопротивляющегося Томми и растрепав его волосы, добавил: - Кто научил тебя так драться, шкет?
Совершенно по-разному относился Кристан к братьям. Если Трой вызывал в нем скрытую агрессию, то Томми Крист искренне любил. Странно было смотреть, как верещит обычно застегнутый на все пуговички идеальный ученик Томас Вулф.
- Больно, больно… - колотя маленькими ручками по спине Криста, визжал Томми, стоило королю всея Бедфорда ущипнуть его за щеку.
- Нехорошо бить брата, Томми! – продолжая тискать Вулфа, радовался Крист. – И обращаться к брату по фамилии!
Меня воротило от утопии щенячьего восторга Кристана. Парень по-детски потешался над раскрасневшимся, шипящим Томми. Однако надо было быть дураком, чтобы не заметить, как потеплел взгляд Вулфа, когда Крист крепко-крепко обнял его и поцеловал в макушку.
Не знаю, что нашло на меня, но в этот момент я несдержанно прошипел:
- Мы перейдем уже к репетиции или нет?
Взгляды всех бедфордовцев обратились ко мне. Всех, кроме Моргана, который и не подумал выпускать Вулфа из своих рук.
- Хммм… да… у кого-нибудь есть предложения? – опомнился Эндрю. И, игнорируя шиканья отбрыкивающегося Томми, повернулся к Ро.
Я почувствовал, что к горлу подступает ком ярости. Хотелось подойти и разнять доставшую пищать от радости парочку. Если Морган такой любвеобильный, мог бы уединиться с Томми. Незачем показывать свои предпочтения всем присутствующим!
- Я вообще неплохо танцую… - скромно признался Патрик.
Он подошел к Брановски и они начали коллективно обсуждать, как можно применить талант Ро. Я сел на первый ряд и разве что уши не закрыл. Сосредоточиться на чем бы то ни было я просто катастрофически не мог.
- У тебя синяк на скуле, - услышал я заботливый голос Моргана.
Потом последовал шлепок – это Вулф ударил Криста по руке, которой Крист потянулся к лицу брата.
- И что? - тихо проговорил Томми.
Крист отступил. Он устало смотрел в потолок, будто силился там найти ответы на свои вопросы, и перебарывал в себе непонятно откуда взявшееся возмущение.
- Я мало чем помогу… - одергивая пиджак, просветил Вулф.
Он встал перед сценой, на которой вовсю хозяйничали Ро и Брановски.
- В детстве ты любил фокусы… - задумчиво припомнил Эндрю. И, словив осуждающий взгляд Томаса, пожал плечами. – Что? Сейчас самое время, Томми! Я же помню: у тебя здорово получалось!
Родерик с присущей ему долей юмора поддержал Брановски:
- Может, это твой звездный час, Вулф! – и после слов соседа по комнате Томми скис ещё сильнее.
- У меня нет помощника, - увиливал он.
- Не проблема! – сразу же вызвался добровольцем Патрик.
Я поглубже ушел в сидение и постарался слиться с креслом. Я чувствовал себя ненужным и лишним на этом празднике безобразия. Вцепившись в подлокотники, я отстраненно наблюдал за происходящим. Хаос и безбашенное веселье, охватившее Ро и Брановски, отдавалось во мне тупой болью. Вулф был моим врагом. Ро подставил меня, не моргнув и глазом. Что я делаю в этой распрекрасной компании?
Очнулся я от того, что кто-то положил свою ладонь поверх моей.
- Наслаждаешься? – иронично спросил Крист, усаживаясь рядом.
Я промолчал.
Крист тоже не рвался вступать в беседу. Его мысли были заняты не мной: я видел это по тому, как он хмуро щурится и косо поглядывает на резвящуюся троицу. Однако моя попытка высвободить руку не сработала: Кристан почти вдавил мои пальцы в пластик подлокотника. Король всея Бедфорда наклонился ко мне и зашептал в ухо:
- Давай смоемся? Им и без нас не скучно…
Я мрачно ответил:
- Ну, так присоединись к нескучающим.
Острота не удалась: Крист фыркнул, требовательно потянул на себя ворот моего свитера и поставил перед фактом:
- Ты должен мне поцелуй, Малыш.
Наши лица были в паре сантиметров друг от друга. В глазах Моргана отражался только я. Крист полностью переключился: моя близость выкинула из его головы лишние мысли – теперь Морган желал помучить меня. Голодным взглядом терзая мои губы, Крист негромко поинтересовался:
- Ты ведь не хочешь, чтобы я поцеловал тебя при всех, мм?
Я сглотнул. Морган был слишком возбужден и слишком опасен. Он требовал, а не просил. Он удерживал меня в дюйме от своего тела. И сила Кристана, его открытое желание, его взгляд, пригвождающий меня к месту, манили. Ро и Эн гремели какими-то приспособлениями, Вулф выдвигал теории, почему номер может провалиться. Попутно парни уже проигрывали маленькие кусочки выступлений. А я таращился на Моргана и не мог понять, почему сердце стучит в груди, как оголтелое.
- Идем, - прочитав в моих глазах все, что я не сказал вслух, потянул меня за собой Кристан.
Я послушно поднялся. Наше отсутствие на первых рядах никто не заметил: парни за кулисами спорили о порядке проведения номеров.
Кусая губы, Морган тяжело ступал. Он крепко держал меня за руку. И я, сам не веря, что иду за ним, послушно топал к портьере, которая, как оказалось, закрывала фортепиано.
- Откуда ты… - изумленно посмотрев на музыкальный инструмент, начал я, желая узнать, когда Морган успел приметить эту нишу.
Но договорить мне не дали: Крист усадил меня на крышку и, жадно обвив руками мой торс, запрокинул мне голову и впился в губы. Его бедра были на уровне моих, его ладони гуляли по моей спине, шее, лохматили волосы. Его страсть таяла на языке. Его дыхание смешалось с моим дыханием.
Морган хотел меня. Он насильно сдерживал голос. Но слова Криста выбивали почву из-под ног:
- Малыш, обними меня, - отрываясь от меня, чтобы прошептать это, попросил Крист.
На мгновенье я представил, что Вулфа Кристан точно так же прижимал к этому фортепиано, что это его он сейчас жаждал под собой, а не меня.
Я ненавидел недомолвки. Вцепившись в волосы Кристана, пока он вновь не запечатал мне рот, я пристально посмотрел на него, удивленно моргнувшего. Для верности Кристан посильнее обхватил меня за талию и прижался ко мне вплотную. Проглотив стон, когда своим стояком Кристан провел по моей ширинке, я торопливо спросил:
- Ты трахал Томми?
И шок во взгляде Кристана был неподдельным. Морган даже дар речи потерял от моего вопроса. Но, обретя, наконец, голос, Крист раздраженно рыкнул:
- Фишер, ты совсем тронулся? – и, получив от меня нехилый тычок под ребра, ещё более злобно гаркнул:
- Мы с Томми в одной песочнице играли, идиот! Он мой брат! – заявил Морган. – И вообще… у меня никогда не ставало на парня… - честно признался он.
Однако при всем его пыле возбужденный член, трущийся о меня, был наглядным доказательством обратного. Волна умиротворения накрыла меня, я немного расслабился в объятьях Кристана, который определенно устал распинаться. Он дернул головой, чтобы вернуть себе свободу движений.
- У тебя же не встает на парней, - обернул его же слова против него я.
Поигрывая пальцами на шее Моргана, – там, где начинается линия волос – я сел поудобнее. Кристан внимательно смерил меня взглядом диктатора и, когда я вновь увернулся от его губ, взвыл:
- Если я скажу, что ты особенный, Фишер, ты заткнешься?
В своем стремлении соблазнить меня Морган был очень настойчив. И все же он не заставлял. Он знал, что мне нравится заводить его. Он знал, что я тоже хочу поцеловать его. У меня сносило башню от Кристана, стоило ему прижаться ко мне вот так, как сейчас, стоило ему зашептать мне на ухо пошлости.
- Малыш, не убегай от меня… - покусывая мочку, выдохнул Крист. – Скажи, что тебе приятно, ну?
Крист потерся подбородком о мою щеку. Его рука самовольно пробралась под свитер. Холодная нега кожи Моргана заставила меня выгнуться Кристу навстречу. Его Величество не остался равнодушен к моему порыву: он провел губами от моего уха до основания шеи.
- Я не поиграл с тобой утром… Думал, я отпущу тебя? – сладко целуя мое горло, приговаривал Крист. – Думал, мне хватит твоего чмока в лоб?
Я судорожно сжал пальцами плечики пиджака Моргана. Рука Криста, едва-едва касающаяся моего позвоночника, вдруг перескочила к бедрам. Крист прикусил кожу на подбородке, когда сжал мои ягодицы и толкнулся вперед. Я почувствовал, как голова пошла кругом.
- Ну же, обними меня… Покажи, как ты хочешь своего хозяина, - зализывая место укуса, ворковал Морган.
Мне стало душно. Хватая ртом воздух, я путался в ощущениях. Шепот Кристана, его поглаживания и ошеломительная страстность ядом отравляли сознание.
- Малыш… Малыш… - звал меня Кристан.
И рычажок самоконтроля выключился. Я порывисто сжал руки. Я обнял Кристана за шею так, словно хотел его задушить своими объятьями. Улыбка, которая тронула губы Криста, утонула в нашем бешеном поцелуе.
- Крист, ммм… сильнее, - подаваясь навстречу движениям его бедер и царапая его через одежду, хрипел я, не узнавая свой голос.
- Тише… ммм… черррт… хочу тебя съесть… - пытаясь стащить с меня свитер, сипло шептал Кристан.
Мы накинулись друг на друга, словно голодные. Словно целоваться посреди актового зала было нормой. Словно Морган и я на самом деле любовники, скрепляющие свой союз после маленькой семейной ссоры. Меня тянуло в трясину агонии Криста. его темперамент хлестал меня плетью желания. И, помогая Моргану расстегнуть пуговицы на рубашке, я требовательно шипел:
- Поцелуй меня…
Кристан с рвением самого послушного ученика исполнял мой приказ: наши языки сплетались, Морган истово жал меня к фортепиано, имитируя через одежду то, что однажды мы делали на нашей кровати в спальне.
- Не смей больше мне отказывать, Малыш… - грозился Крист, расстегивая мой ремень.
Его ладонь на моем пахе была очень кстати. Я подполз к самому краю фортепиано и укусил Моргана за нижнюю губу. Засранец поднял мой подбородок вверх и напыщенно посмотрел в глаза. Зрачки Кристана расплылись: его радужка выделялась лишь тоненькой фиолетовой окантовкой. В черном великолепии его зрачков, как в зеркале, я увидел до дрожи развратного себя, развязно распахивающего полы рубашки Криста.
- Это значит "да"? – срываясь, пробормотал Морган.
- Замолчи, Кристан, - положив руку ему на шею и притянув к себе довольного, ждущего продолжения Криста, скомандовал я.
Крист не возражал, чтобы я впился в его рот поцелуем. Он приветствовал мою инициативность и даже решил поиграть, хамовато пощекотав меня. Однако мы оба были на грани. Мы слышали только ускользающий в бесконечность пульс друг друга… И поэтому окрик Брановски прозвучал раскатом грома.
- Морган, Фишер?! – звал Эндрю настойчиво. – Мы вообще-то тут на репетицию собрались! Где вас носит?
Паника, исказившая мое лицо, заставила Моргана зажать мне рот рукой.
- Чшшш! – поправляя свитер и со скоростью света застегивая мой ремень, предупредил Кристан.
Мои руки тряслись. Я никак не мог попасть пуговицами в петельки. Возбуждение никуда не делось. Я понимал: это конец. Нас застукали.
Морган же, наоборот, от души наслаждался ситуацией. Похоже, ему нравилось, что нас могли поймать. Он торопливо помог мне привести в порядок его одежду и рывком снял меня с крышки пианино. Я успел натянуть свитер настолько низко, насколько это вообще возможно, до того чудесного мига, когда шторочку отодвинули и на нас уставился довольно раздраженный Ро.
- Ребят, можете не искать этих придурков. Они тут, - крикнул он Брановски и Вулфу, которые не замедлили явиться.
- И зачем тебя потянуло к роялю, Крис? – укоризненно посетовал Эндрю.
Ро предпочел вообще ретироваться к сцене. Вулф же проницательно посмотрел на меня, побагровевшего и не знающего, куда деть глаза.
- Романтики захотелось, - будто бы вскользь бросил он.
Но по взгляду, которым он одарил меня и Криста, я сразу пришел к заключению: скрыть правду от Вулфа нам не удалось. Размышлять о том, во что все это выльется, мне, увы, не посчастливилось. Потому что Морган, стоящий чуть позади меня, после слов Томми уверенно положил лапу мне на задницу.
- Вы уже придумали программу? - ловко сменил он тему.
Брановски мрачно сообщил:
- Не совсем…
И рука Кристана на моей заднице ожила. Она покружила на левом полупопии, а потом Морган неожиданно ущипнул меня и снова погладил. Это было просто чудовищно: слушать трескотню Эна и стоять ровно, не выдавая, что на самом деле не могу дождаться момента, когда Крист отстанет от меня и прекратит домогаться!
- Вот, Фишеру нравится идея танцев в поддержку участников соревнования! – усиливая нажим, поделился предположением Крист. - Правда, Фишер? – любезно спросил он, придвигаясь ко мне поближе.
Я едва не свернул ему шею за такое усердие! Ублюдок прямо-таки напрашивался на справедливый отпор. Незаметно заложив руку за спину, я перехватил запястье Моргана и пресек провокацию. В наказание за идиотский спектакль я мило наступил Моргану на ногу, отчего тот согнулся пополам и проклял меня ко всем чертям. Мстительно улыбнувшись, я отступил в сторонку – поближе к сочувственно воззрившегося на заклятого друга Брановски.
Былой воинский настрой вернулся. Спускать Кристу его рукоблудие я не собирался. Потешно закатив глаза, я обратился к Моргану:
- Но ведь ты тоже предлагал что-то подобное… - ухмыльнувшись Кристу, пролепетал я с видом праведника. – Некрасиво будет лишать тебя возможности станцевать.
Игнорируя удивленных Эна и Вулфа, Крист шагнул ко мне. В его глазах уже зажегся огонек вызова. Наша игра "кто кого" грозилась вот-вот начаться.
- Ну что ты, я с удовольствием посмотрю на тебя в костюме школьного талисмана…
Проталкиваясь подальше от Криста, я удобно устроился между Эндрю и Томми, которые, кстати, вовсю наслаждались нашей с Морганом перепалкой.
- Нет-нет, несомненно, у тебя опыта больше… - уверял я, скрывая улыбку.
Моргану ничего не оставалось, кроме как издалека любоваться моим отступлением. Он не мог добраться до меня, поэтому довольствовался ссорой.
- Уверен, твой талант стоит большего, чем мой скромный опыт, - любезно возразил он, пожирая меня глазами.
Я приготовился ответить, но Вулф опередил меня:
- Станцуйте вместе, - выдал он феноменальное решение проблемы.
И мы с Морганом синхронно повернули лица к остолопу.
- Талант в сочетании с опытом – это очень ценно… - поучительно заверил пытающийся казаться серьезным Вулф.
- О, Морган, я попрошу маму прислать костюм тебе по размеру, - откликнулся сердобольный Эндрю. Он уже пару раз хохотнул в кулак. – Гордону мы тоже что-нибудь подберем… - мучительно сдерживаясь, скомкано пробормотал Эн.
Лишь Ро не пытался скрыть своих истинных эмоций: он хохотал в голос.
- Черт, хочу увидеть это зрелище! – от души рассмеялся он, хватаясь за живот.
Томми отвернулся и ретировался к соседу по комнате. На наши постные лица смотреть без смеха, наверное, и вправду было нельзя.
- Вы сами вырыли себе могилу, ребята… - поздравил нас Эн, раскрасневшийся и довольный.
Мы с Морганом переглянулись. Прекрасно! Благодаря шутке Кристана мы напросились на гребаные танцы! С моей боязнью сцены… С эгоцентричностью Моргана! О, нас ожидала куча приятных моментов!
Именно об этом я думал, когда звучный и несколько визгливый голос директора не прервал всеобщее веселье.
- Что тут происходит? – испытывающе рявкнул гном Бедфорда.
Он, перебирая маленькими лапками, семенил по ступенькам.
- Что это за сборище первого и третьего курсов? – поинтересовался он у притихшего Эна.
- Это участники представления, - гордо провозгласил Брановски.
Остальные были не столь радужно настроены и покорно сели, когда директор потребовал оного. Даже Морган соизволит прижать свой зад к сиденью и спокойно выслушал лекцию о том, как нужно себя вести на сцене и чем грозит отступление от школьных правил.
- Мистер Арчибальд, - развязно вмешался он в речь директора, когда тот, зыркнув на нас всех злобным взглядом, перевел дух, – вы в курсе, что сейчас вы практически зачеркнули в каждом из нас актера?
И "умершие актеры" синхронно повернулись к Моргану, чтоб остановить поток его красноречия.
- Вот мистер Брановски лучше всех знаком с миром эстрады. Но он же не пытается заглушить в каждом из нас индивидуальность!! – поставил заклятого друга под удар Крист.
Я сидел к Моргану ближе всех, поэтому без ложного стеснения огрел его тетрадкой Эна по голове.
- Мистер Морган шутит, - пока все не вышло из-под контроля, попытался улыбнуться я.
Однако директор не выглядел оскорбленным. Наоборот, он улыбнулся гадко-прегадко и радостно сообщил:
- Именно поэтому – чтобы не подавить индивидуальность каждого из вас, - на этих словах Арчибальд обвел взглядом собравшихся, - я буду присутствовать на ВСЕХ репетициях.
И насладившись коллективным разочарованным вздохом, выставил нас из актового зала, провозгласив, что на сегодня репетиций хватит.
*

@темы: "Мой личный ад", в процессе, ориджинал, роман, слеш, эротика

URL
   

Natanella forever

главная