23:44 

Глава 15. Веселые деньки.

Natanella
nati_s@lipetsk.ru
Как назло среда была моим выходным, из чего вытекало, что остаток дня я проведу в комнате с Морганом, коий уже строил грандиозные планы относительно моего непосредственного участия в его школьной жизни.
- …а потом, Фишер, принесешь мне, наконец, нужные учебники… - перечислял Крист мои скромные обязанности.
Его Величество, разнося грязь по комнате, искал что-то в своих вещах. Он не обращал внимания на мое недовольство, ровно как и на беспорядок, который благодаря Королю Всея Бедфорда опоясал комнату.
- Кристан, хватит! – отбирая у него пенал, рявкнул я. – Посмотри, во что ты превратил спальню!
Морган удивленно пожал плечами. Для него абсолютно ничего не значили пыльные следы на ковре, раскиданные по всему периметру книжки и, конечно, одежда, которую Крист услужливо нашвырял на полузаправленную кровать.
- Тебе все равно заняться нечем, - спокойно обобщил король свои действия. – Ты же любишь убирать, Малыш? – блеснув белыми зубками, поехидничал Кристан.
Все хорошее и доброе, что я когда-либо испытывал к этому сукину сыну, умерло.
- Прекрасно! – отпуская его руку, улыбнулся я. – Делай что хочешь! Я тебе не нянька, чтобы воспитывать.
Одним махом скинув на пол все шмотки Короля Всея Бедфорда, я злобно добавил:
- Хочешь вести себя как разбалованный кретин – твое право… - мой голос дрогнул, но не сорвался. Насколько бы ни задели меня эгоистично-надменные слова Моргана, я продолжал контролировать ситуацию.
- Только будь уверен: вляпываться из-за тебя я больше не намерен! – вылив гневную тираду на Кристана, я повернулся, чтобы обуться и ретироваться из чистилища, но Морган, взвинченный ещё после стычки с мистером Сандерзом, остановил меня, преградив выход.
- Куда это ты собрался, Фишер? – пытаясь поймать меня, мигом отступившего назад, поинтересовался Кристан.
- Подальше от тебя, - буркнул я себе под нос, на ходу напяливая кроссовки.
Морган, за неимением лучшего(добраться до меня он не мог по причине того, что ходил все ещё не очень быстро), подбоченился и всем своим видом показывал, как он негодует. Растрепанные волосы короля торчали в разные стороны, щеки были надуты, парень опирался плечом на дверь, чтобы перенести силу тяжести со ступней на руки, глаза полыхали праведным фиолетовым огнем несогласия. Крист был просто неподражаем в своем детском упрямстве.
- В таком виде? – хмуро уточнил он, указывая взглядом на мою достаточно потрепанную рубашку и пыльные джинсы.
Сглотнув желание рассмеяться, я попытался не смотреть на Криста. Выхоленный и всегда такой опрятный Крист сейчас предстал передо мной эдаким подростком-шалопаем: ремень застегнут неправильно, пуловер перевернут, местами испачкан грязью, лицо Моргана в черных разводах... Бинты размотались и теперь темными клоками тянулись следом за измотанным бессонной ночью Морганом. Закусив губу, я постарался пересилить порыв подтрунить над Кристом, однако Его Величество приписало мою молчаливость жажде продолжить идиотский спор.
- Снова отправишься к Брановски и будешь умолять одолжить тебе обноски? – колко напомнил он, при этом болезненно щурясь.
Я тяжело вздохнул. Ну почему Кристан не может быть нормальным человеком, с которым легко и непритязательно можно вести диалог? Почему всякий раз, как мы оказываемся наедине, он упорно продолжает выводить меня из себя? Ему что, спится от этого крепче?
Стиснув кулаки, я выпрямился во весь рост и зло поглядел на Моргана. Тот клацнул зубами и надменно выпятил вперед подбородок.
И я не выдержал. Видеть Криста уставшим, из последних сил держащимся на ногах и все равно плюющимся ядом было забавно. Хохотнув, я сделал шаг по направлению к Моргану. Кристан нахмурился. Он, очевидно, ожидал от меня чего-нибудь гаденького.
- Мне кажется, или ты зациклен на Брановски? – подходя к Величеству вплотную, деловито осведомился я, после чего самодовольно взъерошил волосы Криста ещё больше.
Мои поступки выбили Кристана из колеи: на секунду он замешкался и выставился на меня непонимающим, почти шокированным взглядом.
- Я передам Эндрю, что ты постоянно вспоминаешь о нем… - продолжил издеваться я.
Но Морган уже пришел в себя. Его глаза подобострастно вспыхнули. Крист ловко притянул меня к себе и обнял.
- Может, я просто ревную, Фишер? – наклоняясь к моему уху, шепнул он.
Я хмыкнул. Вырываться не стал. Дружески хлопнув Моргана по плечу, я посоветовал:
- Не пойти ли тебе в ванную, герой-любовник?
Морган потерся щекой о мою щеку и, мурлыкнув что-то нечленораздельное, потащил меня в ванную.
- Эй! – отбрыкиваясь, рвался я из его тисков. Но так как я сам вырыл себе могилу, позволив Кристу сграбастать меня в объятья, мне оставалось лишь кусать локти от обиды.
Кристан, абсолютно довольный, пихнул меня под душ прямо в одежде и, чтобы я не ускакал прочь, пока Его Величество стягивает с себя пуловер, врубил на всю теплую воду. Отфыркиваясь и чертыхаясь, я проклинал Моргана за сумасбродство. Легкая ткань быстро впитала бушующий фонтан воды. Джинсы обтянули фигуру, рубашка прилипла к груди. Я провел рукой по лбу, чтобы убрать слипшуюся в одну сосульку челку.
- Соскучился по мне? – подкрадываясь сзади и призывно проводя пальцами по моей спине, пробормотал Крист.
Он повис на мне, обвил огромными лапищами за шею и положил подбородок на макушку. Я вздрогнул и повернулся на сто восемьдесят градусов. Крист с удовольствием обнял меня покрепче: так, что я впечатался носом в его предплечье. Внутренний голос приказывал мне бежать, заверял, что игра опасна, но, покосившись на израненные ноги Моргана, на повисшие бесформенной массой бинты, я лишь ущипнул его за щеку и решительно сказал:
- Сядь на бортик, Морган. В супергероя поиграешь когда-нибудь потом.
Морган скривился, потер щеку и обиженно рыкнул:
- Не хочу! – в доказательство он стиснул руки так, что едва не задушил меня.
В своем стремлении противоречить Его Величеству просто не было равных!
- Кристан, будь умницей, - как с ребенком, ворковал я, делая шаг вперед и вынуждая Короля Всея Бедфорда покорно отступить, - прижми свой зад к ванне! – и дабы убедить Моргана в том, что я не шучу, я несильно пихнул его под ребра.
- Фишер, не зарывайся, - шикнул Крист из злости. На самом деле я по глазам видел: он и сам ждет не дождется, когда я усажу его на бортик.
Подозреваю, во время наших забегов на футбольном поле раны Моргана занозились и теперь ныли больше, чем прежде.
- И вообще, кто тут главный? – уступая, возмущался Крист.
Я улыбнулся ему в шею, надеясь, что король соизволит подчиняться и дальше. Но Морган вдруг остановился. Он поднял мое лицо так, чтобы заглянуть мне в глаза. Довольный, ухмыляющийся, Крист определенно что-то задумал. И это что-то, судя по всему, мне явно не понравится.
- Я сяду, если ты разрешишь мне раздеть тебя, - выдал Кристан на одном дыхании.
Я даже дар речи потерял от его нахальства.
- Разбежался! – с маху швыряя Короля Всея Бедфорда на бортик, поджал губы я. – Не забудь промыть мозги, когда будешь тереться мочалкой, - едко посоветовал я, пытаясь отделаться от назойливых рук Криста.
Но парень всеми правдами и неправдами цеплялся за мою рубашку. Он хмуро молчал и никуда меня не пускал, эгоист долбаный!
- С моими мозгами все в порядке, - просветил Кристан, стоило мне прекратить на миг отпираться. – Может, в благодарность за сегодняшнюю ночь хотя бы голову мне помоешь? – в его голосе прозвенела надежда и самодовольство.
Как раз в духе Кристана было вот так бесцеремонно распоряжаться моим временем. Пыль на щеках Криста размазалась: Его Величество стал похож на чумазого замарашку. Вода, пропитавшая бинты Моргана, развезла красные пятна со ступней до лодыжки. Потешаться над Кристаном или спорить моментально расхотелось.
- Отпусти, - тихо попросил я, глядя Кристу в глаза. – Я помогу тебе снять бинт… - указав пальцем вниз, на его ноги, я устало закрыл глаза.
Обычно Морган устроил бы целое шоу, чтобы не дать мне уйти, но сейчас, хоть и недоверчиво, разжал пальцы. Не ожидавший ничего подобного, я вытаращился на Криста, подозрительного, взъерошенного и настороженного.
- Если ты соврал, тебе… - начал он, но, опережая оскорбление, я нагнулся и потянул за кончик бинта.
Крист сглотнул и не сдержал задушенного стона.
- Так больно? – риторически спросил я, продолжая разматывать остальное.
- Поаааа…. Фишер, ты убить меня решил?! – заорал Морган, вырываясь.
Из-за того, что ткань прилипла, Моргану было только хуже. Но, шлепнув его по бедру, я наставительно шикнул:
- Терпение, Морган. Терпение – добродетель!
Но о добродетели Крист думал сейчас в меньшей степени: он прикусил губу и побагровел. Страдание въелось в каждую черточку лица. Морган молчал. Он не выкрикивал проклятья. Как и в прошлый раз, когда я возился с перевязкой, Морган весь ушел в себя. И я чувствовал противное желание вытянуть из него хоть звук, хоть стон. Я до жути хотел, чтобы Кристан просто скинул свою маску короля и перестал корчить всесильного!
Я нарочно поддел ногтем открывшуюся ранку. Морган втянул в себя воздух через нос.
- Фшшшшр!!! УБРИСЬ Т МНЯ!!!!! – истерически выдергивая ногу из моих рук, задушенно пропыхтел Крист.
Он елозил по ванне, его пальцы стиснули мое плечо так, что синяков было уже не миновать, а сам Морган, красный, пышущий страданьем и гневом, сверлил мою макушку испепеляющим взглядом.
Он вел себя как идиот. Буравя меня сокрушительно-обвиняющим взглядом, Кристан хмурился. И это подхлестывало тягу сделать ему больно. Однако, устав от моих махинаций, Морган несильно пнул меня в бок.
Оскорблено зыркнув на него, продолжающего играть в молчанку, я отшвырнул в сторону окровавленный кусок бинта, который успел снять с правой ноги короля.
- Отлично! Убедил! – отпуская его ногу и вставая, гаркнул я.
Крист недоуменно моргнул. Его тяжелое дыхание и безумные искры фиолетового пламени выдавали весь спектр эмоций короля.
- Хоть захлебнись тут, Кристан! – потирая зудящее предплечье, повысил я голос.
Морган шокированно распахнул глаза. Минутки передышки хватило Его Величеству, чтобы немного прийти в себя. Как только я сделал целенаправленный шаг к двери, Морган перехватил мое запястье. Парень не стал церемониться: он дернул меня назад. И когда я снова оказался под горячими струями воды, Крист потянул меня за воротник вниз. Его пальцы на моем запястье разжались и перекочевали на затылок. Морган мягко коснулся меня губами. Он почти сполз с бортика, чтобы удержать меня в своих руках. Зажмурившись, Крист накинулся на мои губы, как будто они были виноваты в том, что он не в состоянии вытерпеть боль. Как будто все, что ему нужно, - это кусать меня, целовать, чувствовать тепло моего тела. Крист дрожал, его кожа была прохладной, его рука притягивала меня все ближе и ближе. И вот, когда я впечатался пряжкой ремня в торс Кристана, он нехотя ослабил хватку.
Порыв Его Величества был неожиданным и страстным. Я терялся, не понимая, чего добивается идиот своими приставаниями. Понятно же было, что в таком состоянии он вряд ли способен возбудиться. Если, конечно, Кристана не заводила боль. Но мазохистом Король Всея Бедфорда не был. Он хватался за меня не столь потому, что жаждал близости, сколь хотел переключиться от изрезанных осколками стекла, горящих в огне боли ступней. Кристан жал меня, словно я был его личным переключателем, будто мой поцелуй дарил ему толику спокойствия… А я стоял как громом пораженный. Выходки Криста всегда вызывали во мне бурный отклик: Морган, будь он неладен, постоянно изумлял. Вот и сейчас, искусав мои губы, сумасбродно зализав маленькие ранки на прощанье, Крист, уже ровным, спокойным голосом сказал:
- Можешь продолжать, Фишер… - царственно разрешил Крист. – Помни, кто твой хозяин… - погладив меня по волосам, как собачку, самодовольно пришел к заключению он.
Морган все ещё обнимал меня. На его подбородке осталась капелька крови. Мои губы пылали, впрочем, я и сам пылал. Вот значит, кем считает меня Морган: рабом. Послушным рабом, исполняющим все приказы Его Величества. Захотел – поцеловал, захотел – оттолкнул. Прекрасно. Это как раз в духе Кристана.
Не сомневаюсь, Моргану привычно, когда перед ним приплясывают, исполняя все желания, пригинаясь. Но если он полагал, что я отношусь к числу подобного сорта людей, то он ошибся. Я честно хотел помочь ему. Потому что мне было неприятно смотреть на израненные ступни, потому что не все гуманное во мне отмерло. Но если мой искренний порыв король принял в качестве добровольного вступления в прислужники, значит, ему придется крупно разочароваться.
Внутренне проклиная свою доброту, урезонивая разбушевавшуюся мстительность, я скинул с себя лапу Кристана и невесело хохотнул.
- Понимаю, какого дьявола ты никому не доверяешь, Морган! – горько кинул я.
Крист похлопал ресницами. Удержать меня он не успел, поэтому теперь на расстоянии вытянутой руки яростно пилил меня взглядом.
- Правильно: откуда бы взяться доверию, если великий Кристан Морган умеет только повелевать и требовать! Когда банальный жест приличия втаптывает в грязь, – выплюнул я ему в лицо милую правду, от которой у Криста свело челюсти. – Когда элементарное "спасибо" сказать не может в благодарность за помощь.
Я сжал ладони. Посмотрев на Моргана уставшим взглядом, я тихо добавил:
- Мне жаль тебя: зарвавшийся папенькин сыночек, считающий всех вокруг ниже своего достоинства.
Крист открыл рот, дабы прервать мое смелое выступление. Он дернулся вперед, но, поскользнувшись на мокром кафеле, вынужден был ухватиться рукой за раковину, чтобы удержать равновесие. Мне как раз хватило времени отступить от Короля Всея Бедфорда подальше.
- Тебе не нужны друзья, Кристан. У тебя их быть не может, – уже у самой двери тихо проговорил я с жалостью. – Если ты и дальше будешь вести себя как ублюдок, вокруг тебя останутся одни слуги… - поворачивая ручку, заверил я позеленевшего от злости Моргана.
- Но я не твой слуга, Кристан, так что будь добр, научись меня УВАЖАТЬ, - игнорируя его нелицеприятные окрики, закончил я и вышел из ванной.
Я слышал, как что-то тяжелое ударилось о стену, слышал я и задушенные ругательства Криста. Мне было противно от мысли, что я добровольно вызвался помочь этому засранцу, провонявшему эгоизмом и самолюбием. В голове не укладывалось: как при всем своем распухшем до небес Эго Морган умудрился вместо меня пройтись по осколкам треклятой вазы. Просто нонсенс, что он не шваркнул меня на битое стекло в наказание за непослушание.
Я не понимал Криста. Как не понимают бедные богатых. Наверное, между нами всегда будет стоять стена моей гордости и высокомерие Кристана.
Подобные мысли торжествовали в моей голове, пока я переодевался.
*
Прослонявшись без дела пару часов, я пожалел, что из-за стычки с Кристом не могу заняться ничем полезным. Вместо того чтобы корпеть над заданиями и поклоняться царице наук – Математике, я с грустью пинал плинтус в коридоре. И если бы Эн услужливо не вручил мне ключ от кабинета студсовета, думаю, я бы окончательно умер от скуки.
Мы встретились на перемене после второго урока. Друг несся сломя голову к мистеру Доусу, а я просто встретился на пути. И стремление Эна увидеться с литератором несколько поутихло.
- Ты себя в зеркале видел? – осведомился Брановски, потрепав меня по волосам.
Я возмущенно надулся и, скинув с себя его руку, злобно прошипел:
- Видел!
Эн поднял брови и расхохотался:
- И что? Прекрасен, как всегда, Фишер? – подталкивая меня в спину и уводя от назойливых взглядов одногруппников, сыронизировал он. – Могу поспорить: ночка у тебя выдалась та ещё… - Эндрю подмигнул мне, попутно затаскивая в арку. – Хоть засосы скрой! – поднимая воротник моего пиджака, посоветовал он, отстраняясь.
Отводя взгляд от Брановски, который, судя по всему, горел желанием знать, как и почему я остался разукрашенным отметинами по всей шее, я торопливо застегнул рубашку на все пуговички и, деловито колдуя над воротом, пытался таким образом прикрыть следы преступления Моргана.
- Ну, и кто она? – скрестив руки на груди, потребовал немедленного ответа Эн. – Ты ради неё рискнул вылететь из школы…
И после слов Эндрю я покраснел ещё пуще: друг полагал, что я завел подружку. Он не думал, что нас с Морганом связывают ТАКИЕ отношения. Искреннее любопытство парня давило на мозг: поспавший с часа два или чуть больше, я туго соображал, как отделаться от ненужных расспросов.
- Эммм… - многообещающе промямлил я, мысленно умоляя Эндрю прекратить меня мучить.
Ну не мог же я ему сказать, что его обожаемый Кристан Морган, будучи абсолютно невменяемым из-за чувства собственничества, запер нас на балконе, вследствие чего мы вынуждены были выбираться на улицу по дереву, а потом мы самозабвенно занимались сексом на футбольном поле?! Если бы я посмел подобное брякнуть, Эн, скорее всего, покрутил бы пальцем у виска и перестал со мной общаться, поэтому я истерически придумывал что-нибудь… хоть что-то, чтобы усыпить любознательность Брановски.
- Не хочешь говорить – ладно… - разочарованно протянул Эндрю, скривившись.
Он, конечно, был недоволен и определенно страждал откровенных подробностей, но настаивать явно не собирался: взяв меня за шкирку, Эндрю заговорщически шепнул:
- До пяти часов у тебя ещё есть возможность отоспаться! Кабинет студсовета все равно никому не нужен - иди! – понимающе покивав и всучив мне ключ, Эн ускользнул на урок, ибо звонок позвал его продолжить процесс познания.
Я же, упершись спиной в стеночку, с минутку поторчал в арке, чтобы урезонить яро разбушевавшиеся чувства.
- Морган, черт тебя дери! – сквозь зубы прорычал я, хватаясь рукой за то место на горле, где ублюдок успел поставить полуукус-полузасос. – Чтоб тебе провалиться!
Мои губы все ещё саднили, глаза горели после почти бессонной ночи. К тому же, я начинал заболевать: простуда легким дуновеньем коснулась организма. И неудивительно: просидеть бездейственно на балконе, пока самодовольный Крист нежится в объятьях пледа, прослоняться ночь на улице… Естественно, ответная реакция организма обернулась легкой формой гриппа. Так что, чихнув пару раз и стряхнув несуществующую пыль с пиджака, я отправился в услужливо предоставленное мне помещение, где, прикорнув на диване, скоротал пару часов.
Поспать больше мне, увы, не дали.
Вероломный молодой человек ростом с Кристана Моргана или даже выше ворвался смерчем в кабинет студсовета и грубым голосом рявкнул:
- Эн, где, сукин сын, тебя носит?!
Я привстал, чтобы разглядеть из-за спинки, что за нахал зовет моего друга сукиным сыном.
Поигрывая стопкой ключей, хлопнув дверь о косяк, незнакомец толкнул бедром вазу, стоящую на его пути. Голодными синими глазами оглядев комнату, блондин, а он был именно блондин, гневно фыркнул.
Я запоздало вспомнил, что забыл запереться. И следствием моего промаха стало вероломное пришествие очень неприятного товарища.
- Вот же засранец… - хамовато прищурившись, пробормотал странного вида индивид себе под нос.
Я не желал иметь с ним никакого знакомства. С эгоистичной стервозностью меня уже познакомил Кристан Морган. Кем бы ни был пришедший, пожимать ему руку и улыбчиво здороваться я не намеревался. Ибо по части грубости и бесовской ауры этот парень давал фору даже Кристу. Походкой царя зверей пройдя до стола Эна и перевернув там вверх дном все бумаги, бедфордовец вздохнул. Он ударил кулаком по столешнице, чертыхнулся и, полный скрытой злобы, присел.
- Что ж, - прошипел он сквозь сжатые зубы. - Подождем.
Со своего места парень не мог видеть меня, но я его разглядел прекрасно. Такими в комиксах всегда рисуют отрицательных персонажей: квадратный подбородок, мощная мускулатура и мерзостная, дьявольская ухмылка. К оному товарищу словно приклеили ярлык плохиша: этакий нимб бесцеремонной грубости сковывал его движения. Каждое действие парня пропиталось цинизмом.
Не хотел бы я схлестнуться с ним в ссоре или драке. Как враг он, наверное, пойдет даже по головам, чтобы выгрызть свою победу.
Но, к моему великому сожалению, остаться незаметным мне не удалось. Парень, словно дикий зверь, подскакал ко мне, едва в поле его зрения мелькнула моя макушка.
- А ты какого… тут делаешь? – нависая над диваном и не давая мне полноценно выпрямиться, резко спросил он.
Я по возможности попытался собраться и изобразить тень приветливости, которая сто процентов была лишней в отношении этого засранца.
- Выметайся, - как только я открыл рот для ответа, заявил гость.
Ему абсолютно наплевать было на мою персону. Я не был Брановски, а значит, не входил в его планы и был помехой. Которую он собирался вероломно устранить. И сделать это он хотел достаточно бестактно: вцепившись в отвороты моего пиджака, блондин заставил меня встать. Он был жутко высок. Если рядом с Кристаном я чувствовал себя неловко, то рядом с незнакомцем меня должен был сковать приступ комплекса неполноценности. Но как всегда бывало в ситуациях, когда меня притесняли, я поджал губы и разозлился.
- Во-первых, отойди от меня, - тихо сказал я.
Парень удивленно нахмурился. Он явно не ожидал, что я начну сопротивление.
- А во-вторых, перестань орать, - отцепляя от себя его пальцы, продолжил я с расстановкой, - мы в школе. Это кабинет студсовета. Ты не у себя дома.
Мое приветствие дружелюбным назвать было сложно. Однако парень криво улыбнулся, хоть я и не понимал, что его так рассмешило.
- Надменный, заносчивый, невоспитанный кретин… - отступая в сторону, произнес громила. – Да, Томми был прав. Ты, Фишер, действительно надменный, заносчивый, невоспитанный кретин, - обобщил для себя мое представление парень.
Я скрипнул зубами. Немудрено было догадаться, что передо мной Трой Вулф. Семейное сходство было на лицо. Те же скулы, что у Томаса, та же форма губ и носа. Вот только каждая черта в Трое была словно намеренно усилена. Будто поработав над образом младшего брата, творец устал и вылепил старшего грубо и неаккуратно. Я не рискнул бы сказать, что Трой не был красив. Нет, определенно жестокая, особенная красота сочеталась в нем с топорной брутальностью. И все же… все же… он был уродлив. Его слова, его циничный взгляд – все выдавало в парне личность низкую и бесцеремонную.
- Кристан передавал тебе "привет", - воспользовался я ситуацией, чтобы посмотреть, не соврал ли Морган о том, что они не ладят.
Наверное, я поступил слишком опрометчиво: Трой в мгновенье ока выставил вперед руку и, пережав мне горло, едва не приподнял над полом. Сила, которой обладал этот ублюдок, была поистине чудовищной.
- Шестеркам Моргана слова не давали, - термоядерно спокойно уверил он, пока я истово пытался глотнуть носом воздуха.
- Запомни, мелочь, - отпуская меня, наконец, и глядя немигающим, наигранно теплым взглядом, мурлыкнул он, - хочешь дышать – молчи и не лезь в дела взрослых.
Где-то я уже это слышал. Определенно. И, хватаясь ладонями за шею, откашливаясь, я истерически прокручивал в голове возможные варианты отповеди. Однако она мне не понадобилась.
В дверях появился третий участник событий. Недавно мною упомянутый Морган бесшумно вошел в комнату и затворил за собой дверь.
- Трой, - культурно поздоровался он с братом.
Вулф-старший повернул голову и застыл. Присутствие Кристана словно заморозило все его чувства. Парень выпрямил плечи, как будто защищаясь от чего-то, и с выражением странной беспомощной ярости в глазах процедил:
- Кого я вижу…
На сим братья пожали друг другу руки. Причем, хоть оба с непроницаемыми лицами смотрели друг на друга, я прямо-таки ощущал, как волна агрессии заполняет пространство.
- Как поживаешь? – уголками губ улыбнувшись, поинтересовался Кристан. – Ещё не вылетел из-за неуспеваемости?
Трой и ухом не повел. Он улыбнулся на манер Моргана и тоже поехидничал:
- Слышал, ты поранился, - крепче стискивая ладонь, Вулф не сводил взгляда с иронично наклонившего голову влево Криста. – Надеюсь, сильно?
Я пришел в себя и удивленно таращился на парочку. Совсем не так представлял я себе родственные связи. Разве не должны братья уважать друг друга, помогать в трудных ситуациях? Морган и Вулф являли собой диаметрально противоположное представление моей идиллии. Они упивались просчетами и слабостями друг друга и не стремились подружиться.
Но меня волновать их отношения не должны были. Поэтому я не рисковал напоминать о себе. Вставать между двумя идиотами, когда они меряются переписьками, было просто глупо. Присев на подлокотник, я следил за развитием событий.
- Продолжаешь цепляться за мамину юбку? – цинично вопросил Крист.
Веко Вулфа дернулось. Крист попал в яблочко: Трой занервничал и даже побледнел. Однако шпилька, которой он одарил Криста, была ничуть не лучше:
- А ты до сих пор не знаешь, кто твоя мать? – едко рыкнул он.
И я заметил, как тяжело дается Моргану терпение. Его глаза расширились. Он был похож на человека, которого незаслуженно макнули в грязь. Бешенство, обида и боль смешались в замутненном взгляде Криста. Я вспомнил, как сам играл чувствами Моргана, упоминая его мать. Мне стало стыдно. Поглядев на Криста, закусившего губу и убого сдерживающего порыв вмазать Трою, я вдруг, сам не знаю почему, прервал затянувшуюся перебранку.
- Я, надеюсь, не мешаю вашей милой беседе? – закинув ногу на ногу, я хмуро уставился на Вулфа. Крист ошарашено разжал руку и отступил от брата, словно мой оклик отрезвил его или пробудил от летаргического сна.
- Невежливо игнорировать третьего присутствующего в комнате, верно? – обратился я к президенту студсовета.
Крист уже пришел в себя. Мое вмешательство выкроило для него пару секунд передышки. Он совладал с гневом и теперь холодно осведомился у Вулфа:
- Чем обязан твоему визиту?
Трой самодовольно хмыкнул. Его голубые глаза вспыхнули.
- Хотел поговорить с твоим верным псом, - иронично поставил он Кристана в известность. – Он ведь занимается всей грязной работой в студсовете, пока ты бездельничаешь…
Кристан поразительно спокойно отреагировал: он нахмурился, но пропустив мимо ушей оскорбление, поставил брата на место:
- Если ты не забыл, президент я. И раз тебе что-то нужно от студсовета, будь добр сначала согласуй это со мной.
Я впервые видел Криста таким серьезным: поправив галстук, он подошел к столу, за которым обычно работал Эн. Сев на кресло и сложив руки на столе, Морган мило отчеканил:
- Итак?
Вулф побледнел ещё сильнее. Его кулаки сжались. Чтобы не показать Моргану, насколько он оскорблен, Трой заложил руки в карманы.
- Мне нужен бланк заявок, Морган, - коротко пояснил он. – Томми будет участвовать в соревнованиях.
Кристан поднял голову и осуждающе взглянул на брата. Не могу описать точно, но было в этом взгляде что-то надрывное, что-то, похожее на протест. Но Кристан опустил глаза и выудил из стопки бумаг нужный лист.
- Возьми, - протянул он его Вулфу.
Трою пришлось, сцепив зубы, подойти к Кристану поближе. Он выхватил листок из пальцев Моргана и, не прощаясь, вылетел из студсовета.
Крист расслабленно выдохнул. Он молчал с минуту. Пока не обратил внимания на меня, пристально наблюдавшего за ним все это время.
- Так и знал, что ты вляпаешься, - позлорадствовал Крист, кладя голову на руку.
Я сполз на диван и устроился поудобнее.
- Не поверишь, но я впервые согласен с твоим мнением о человеке, - отдал должное Его Величеству я. – Трой Вулф – засранец покруче тебя…
Откинувшись на спинку, я краем глаза посмотрел на Моргана. Он скривился и встал. Только когда Крист сделал шаг в сторону от стола, я заметил, что его ботинки не зашнурованы. Наверное, Кристану было чертовски больно засовывать ноги в туфли.
- Ты искал меня, - вздохнул я, обобщая его внешний вид. – И зачем? – устало вопросил я, уже зная, что ответит Кристан.
Но он приятно удивил:
- Ты мой репетитор, Фишер, - Крист с нажимом произнес слово "репетитор", и я при упоминании оного несколько скис. – Может, прекратишь уже доводить меня и займешься делом? – намекая на мой побег утром, сказал он.
Я встрепенулся было, дабы возразить, но Морган добавил:
- Эй! Из-за тебя я пропустил два дня. Просто принеси мне долбаные учебники!
Он старательно пытался вытащить ноги из ботинок. И когда Кристу это удалось, мне предстало страшное зрелище: идиот не перебинтовал ступни, поэтому иссиня-белые носки кое-где окрасились красным.
Очень хотелось наорать на придурка: он абсолютно наплевал на свое здоровье. Но, вскочив на ноги, вместо того ,чтобы полоснуть Кристана обличительным эпитетом, я громко чихнул, чем насмешил развалившегося в кресле Короля Всея Бедфорда. Начинать препирательство было бессмысленно: я упустил момент. Поэтому, смирившись с неизбежным, я нехотя произнес:
- Ладно…
И стоило Кристану самовлюбленно ухмыльнуться, я отрывисто бросил:
- Ты прекрасно обработал в прошлый раз рану Брановски… - как бы я ни старался, в голосе прозвучали-таки неприязненные нотки. – Теперь будь хорошим мальчиком, перебинтуй себе ноги, Морган!!
Я двинулся к двери. И чтобы мое высказывание не прозвучало заботливо, торопливо прибавил:
- Я не для того соглашался принимать участие в цирке, чтобы ты сошел с дистанции на соревнованиях…
Морган не купился на мою уловку. Он постукивал пальцами по столешнице и намеревался сказать что-то ехидное. Прекрасно!
- Иначе Брановски огорчится и моя жертва ради него будет напрасной.
Даже не глядя на Кристана, я понимал, что он очешуенно взбешен. Морган привстал и замахнулся кулаком. Но я уже поспешно затворял за собой дверь. Доводить Кристана до белого каления было привычным занятием. Особенно если он беспомощен и не может отомстить.
Настроение улучшилось. Я весело зашагал вперед – коли Морган жаждет, чтобы я его учил – так и будет. Но на моих условиях.
*
Возвратился я минут через пятнадцать, не очень радостный после ссоры с пресловутой библиотекаршей. Должен же я был спросить её, почему она отдала мой читательский билет неизвестно кому? И почему, в конце концов, теперь отказывается обслуживать?! Посопев и посетовав на свою невнимательность, женщина все же выдала мне нужную литературу и, проводив до дверей подозрительным взглядом, вновь погрузилась в книгу, от которой я её нелюбезно оторвал.
Уже около кабинета студсовета я понял, что внутри Крист не один. Дверь была приоткрыта. Заметив в комнате молодого человека, тыкающего Кристану под нос сотовый телефон и декламирующего "Я знаю, кто разукрасил стену спортивного зала!", я заинтригованно пододвинулся поближе к двери.
Морган выглядел невозмутимым и, несмотря на пыл бедфордовца, который определенно хотел возмездия рисовальщику, ответил ровно и безапелляционно.
- Не стоит пороть горячку, Барнз. Ты уверен, что хочешь сделать это видео достоянием общественности?
Я не видел глаз Кристана, но в скромную щелочку мог рассмотреть его лицо, искаженное чувством, равным чувству отвращения.
- Он виноват, Морган! – выступая вперед и кладя ладони на стол, решительно гаркнул Барнз. – Ты президент студсовета. Ты не можешь так этого оставить!
Кристан ухмыльнулся. Он определенно не был доволен щепетильностью ученика. Королю не нравилось, когда ему указывают. К тому же, подозреваю, низость Барнза внушила Его Величеству неприязнь. Поэтому, опершись на локоть и зевнув, он едко и очень тихо что-то сказал стукачу. Тот ринулся доказывать обратное. И Крист устал вести бессмысленные диалоги.
Постучав по микрофону, прикрепленному к левому краю столешницы, включив его, Морган развязно назвал фамилию моего одногруппника.
Я знал этого парня: увлеченный своими мыслями, постоянно витающий в облаках, он редко отвечал на уроках и вел себя обособленно. Его нельзя было назвать образцовым учеником, но и плохим парнем я бы его назвать тоже не рискнул. Откуда в Барнзе такая ненависть к этому шалопаю, озабоченному лишь самим собой, я не понимал. Чем мог ему помешать юный мечтатель-художник? Зачем надо его подставлять?
Граффити на стене было выполнено профессионально. Мне даже нравилось некое разнообразие красок. Белый цвет стен делал спортзал похожим на палату психушки. Да и рисунок был безобидный… Барнз точно имел зуб на стеномарателя, не иначе. У меня на языке вертелось высказать идиоту, что подставлять товарища неправильно… Но вместо этого я хмуро вошел в кабинет и, бросив на диван учебники, посмотрел на Моргана.
- Нам придется отложить учебу, Фишер, - с сожалением сообщил Крист очевидное.
Он был не похож на вершителя правосудия: разутый, с голыми ногами, Морган восседал на своем троне и заинтересованностью не блистал.
- Вижу, - коротко осведомил я Криста, что не совсем идиот.
Сцена тем временем набирала обороты. Барнз явно занервничал и, потянувшись за телефоном, спросил:
- Я пойду?
Кристан расплылся в понимающей улыбке. На какую-то долю секунды мне показалось, что Морган скажет "конечно". Ведь ему важно было только проявить свою власть. Виновного он уже вычислил… Я привстал, дабы вставить свои три копейки и начитать Кристану нудную лекцию о том, как бесчеловечно поступил Барнз. Но, к моему удивлению, Морган и сам оказался не рад ретированию парня. Очевидно, на его счет у короля Бедфорда были далеко идущие планы.
- Не думаю, что это будет правильно… - подняв брови, мягко пробормотал Кристан.
И на лице подлеца отразилась вся гамма обиды и непонимания.
- Но я же… - попытался он вновь вернуть себе расположение.
- А вот, собственно, и мистер Олридж! – воскликнул Морган, когда дверь отворилась и в комнату прошмыгнул молодой человек приятной наружности и с определенной долей наивности в глазах.
- Мистер Барнз утверждает, что вы разрисовали стену в спортзале, мистер Олридж, - потирая висок пальцем, пророкотал Крист. Но я заметил невесомое дуновение улыбки, окрасившее его губы веселостью.
Черт, Моргана забавляла ситуация! Он упивался своей властью! Он был на своем месте: истинный президент студсовета, который с восторгом вернулся в привычный ему ритм работы. Плечи Кристана распрямились, он взирал на парочку, уставившуюся друг на друга с откровенным ужасом, с приличествующей королю благосклонностью. Морган не замечал ничего вокруг. Он ждал развязки действа. Он был готов вынести вердикт. А его покорные слуги, отшатнувшись друг от друга, едва переводили дыхание. Барнзу тяжело давалось спокойствие. Он весь покраснел, теребил в руках край форменного пиджака и пристыжено отводил взгляд от Олриджа, остолбеневшего и с болью глядящего на своего обидчика.
Но горе-художник недолго предавался переглядкам. Смело выпрямившись, он, криво ухмыльнувшись, ответил Кристу:
- Да, это был я.
Не понадобилось просматривать запись, не нужно было заснимать все таинство живописи. Олридж просто во всем сознался. Не юлил, не спихивал вину на кого-то. Он с непроницаемым лицом смотрел вперед и силился совладать с мимикой, выдающей буйство эмоций и чувств, охвативших парня.
- Меня исключат? – прямо уточнил он у Моргана. И я затаил дыхание.
Зная сволочизм Криста, зная его жадную до зрелищ натуру, я был на девяносто процентов уверен, что он ответит "да", однако Крист прищурился и покачал головой.
- Мигом стирать свои художества, идиот! – рявкнул он Олриджу, щеки которого полыхнули благодарным румянцем. – Я не скажу директору, что автор опуса на стене спортзала ты.
Кристан не предоставил Олриджу возможности начать оправдываться или извиняться. Он позволил парню сберечь гордость. Что же касается Барнза, Крист оказался не менее справедлив:
- Пока вы не ускользнули, мистер Олридж, - милостиво остановил уже собравшегося ускакать виновника торжества Морган, - прихватите-ка с собой мистера Барнза…
И уничтожительно взглянув на притихшего доносчика, взгляд которого превратился в лед после слов президента, колко добавил:
- Если, конечно, он не желает, чтобы я поведал мистеру Арчибальду, что он присутствовал при порче школьного имущества и не остановил нарушителя.
Барнз скривился и клацнул зубами. Темное дело, которое он затеял, обернулось против него.
- Надеюсь, вы проследите, чтобы наш фотограф Бедфорда не заснял больше ничего, что в его компетенцию не входит, - официально обратился Крист к Олриджу, самодовольно согласно кивающему.
Ненависть, полыхнувшая в Барнзе, потухла сразу же, как мой одногруппник потянул его за рукав к выходу.
- Я научу тебя быть нормальным членом общества! – приговаривал Олридж, стискивая руку на локте фотографа.
- Забери свой телефон, мелкий пакостник… - постукивая сотовым Барнза по ладони, съехидничал Кристан.
Он выслушал все, что думает о нем "мелкий пакостник" и помахал тому на прощанье.
- В следующий раз, когда будете ссориться, не вмешивайте в разборки студсовет, - с мерзкой усмешечкой посоветовал Крист обоим.
И, как то ни странно, парни покраснели и чуть ли не бегом выскочили за дверь.
- Утомительно… - сложив стопочкой папки на столе, пожаловался Крист.
Но его вспыхнувшие энтузиазмом глаза говорили об обратном.
Потянувшись, Его Величество соизволил повернуться ко мне.
- Ну, мистер Зубрила, - не выходя из образа, позвал он меня. – Как тебе представление?
Я бы ни за что не признался Кристану, что меня впечатлило то, как он решил проблему. При всей своей прозорливости я бы не додумался заставить обоих ребят драить спортзал. Я бы, наверное, накричал на первого, а второго отправил к директору. Крист же, не вмешивая администрацию, добился того, что преступление будет стерто, а виновный и доносчик разберутся между собой сами. Ловко, ни убавить ни прибавить.
Вслух, я, естественно, сказал другое:
- Морган, неоклассика ждет тебя!
И, намеренно проглотив разочарованный выдох Криста, я мученически закатил глаза и подсунул королю под нос первое попавшееся пособие. Посчитав, что на этом моя миссия, как педагога, исчерпана, я метнулся вон из кабинета, но Крист, уже в первые минуты без посетителей заскучавший, резко пресек мою попытку бегства.
- Объясни мне теорию предельной полезности и теорию предельной производительности, - обронил он заветные слова, которые принуждали меня вернуться и прочитать скучную лекцию о механизме свободной конкуренции и рыночном ценообразовании.
- Ты же мой репетитор, - весомо напомнил Крист.
Когда я обернулся, он самодовольно закинул ногу на ногу и, светя израненными пятками, взирал на меня, как на своего покорного слугу. Что очень раздражало!
- Ну почему ты такой… - "тупой" идеально подошло бы для окончания фразы, но прищур разом похолодевших голубых глаз предупреждал: лучше придумать определение понейтральнее, – непонятливый… - под пристальным взором закипевшего, было, негодованием Его Величества, прошипел я.
- За что мне все это… - ни к кому не обращаясь, провозгласил я, пододвигая стул с другой стороны стола, чтобы сесть напротив Моргана.
Так нас разделяло приличное расстояние, и я не рисковал здоровьем и душевным равновесием, находясь поодаль от чересчур возрадовавшегося Криста.
- Теория предельной полезности или предельных издержек — концепция в политэкономии, возникшая в последней трети XIX века, является противовесом… - пробубнил я, выдерживая интонацию мистера Арчибальда.
Крист весь извертелся на своем кресле. До него дошло, что добраться до меня он не сможет, потому идиот заставлял меня повторять ему все по десять или пятнадцать раз. Причем делал он это с таким невинным видом, что я вправду верил: у Моргана непорядок с мозгами, потому он ни черта не понимает в неоклассике. Как оказалось, сомневался в мыслительных способностях Криста я зря. Спустя десять минут, когда мои нервы были уже на пределе, а Крист упрямо требовал перемотки лекции назад, я не выдержал и взорвался.
- Да прекрати, Морган! Это выучит и ребенок! – вскакивая и шваркая учебник на пол, заорал я. – Ты издеваешься?!
Я тяжело дышал, будто до этого пробежал стометровку. Все мои чувства обострились. Я, взбешенный и доведенный до умственного коллапса, посмотрел на него. Посмотрел и взбеленился ещё больше. Король Всея Бедфорда, поигрывая кончиком карандаша, задорно улыбался. Он получил массу удовольствия, испытывая мое терпение, и теперь любовался результатом.
- Естественно, издеваюсь, Малыш… - хмыкнул он, откладывая карандаш в сторону и перегибаясь через стол, чтобы ухватить меня за край рубашки, успевшей снова выползти из-под ремня джинсов. – Мистер Арчибальд поставит тебе неуд, если ты не заставишь меня сдать задания… - ласково напомнил ублюдок.
И, сжимая челюсти, изнывая от жажды убить засранца на месте, я все ж таки молчал.
- Тебе ведь не нужен неуд? – подобострастно шептал Крист, подтягивая меня к столу и заставляя присесть на край. – Ты ведь идеальный ученик, так? – выдыхая мне в ухо, распинался мерзавец.
- Ближе к делу, Кристан! – оборвал его я, ощутив, что рука Моргана уж очень долго задержалась на моем бедре.
- Предлагаю справедливый обмен, - согласился поторопиться Кристан.
Я полоснул его гневным взглядом. Морган разжал пальцы и выпустил из своей хватки мою рубашку. Задумчиво пробежав по мне заинтересованным взглядом, Кристан хищно усмехнулся. От его зверского выражения лица меня бросило в дрожь. Чтобы не выдать своего нетерпения, я потянул гласные в коротеньком слове:
- Нуууу?
Крист осклабился ещё шире.
- Я делаю – ты проверяешь, - мило предложил мне он. Но, не будучи дураком, я понимал, что это лишь начало.
- В чем подвох? - деловито осведомился я, скрестив ноги.
Кристан положил руку мне на колено и, проникновенно заглянув в глаза, осчастливил:
- Взамен ты всего лишь должен будешь меня поцеловать, Фишер.
Он провел ладонью от колена до бедра, пока я не сбросил его руку. От наглости Кристана сводило скулы. Он играл нечестно. Он заставлял меня… он… Дьявол, я знал, что Морган не оставляет мне выбора. Знал и все равно злился. Это было неправильно, ненормально – соглашаться. И Крист наслаждался каждой секундой моего топорного негодования. Он специально отодвинулся так, чтобы видеть мое лицо, перекошенное бессильной яростью.
Меня душило раздражение. Мне надоели выходки Кристана. Однако, скрипя зубами, я прорычал:
- Идет.
И Морган засиял от радости. Он переиграл меня. Он победил. Именно его выражение победоносца, выражение Я-Мистер-Король заставило меня добавить:
- Два задания, Морган. Я поцелую тебя за два задания. Выполненные на "А", - рассчитывая на его нерасторопность или невежество, я кусал губы.
Я торговался бы с Кристаном вечно, я стоял бы на своем, я не отступился бы от своих условий, но, лишь царски прищурившись, Крист согласился без промедления.
Он, больше не обращая на меня внимания, открыл книжку и, немного полистав, застрочил что-то на листе. Дабы не спугнуть вдохновение Моргана, я отошел от него подальше. Наблюдая за парнем издалека, я сделал поразительный вывод: когда Крист занят учебой, он морщит лоб и беспрестанно грызет колпачок ручки или кончик карандаша. Задумчиво проводя пальцами по страницам, Кристан выводил какие-то графики. Резонно чертыхаясь и смешно хмурясь, когда элементарное не получалось, он комкал целые листы. А потом с небывалым рвением снова брался за работу. Я оторопело пялился на Криста-старательного-ученика. Я не мог отвести от него взгляда. Сам того не желая, я ждал, когда Морган закончит и предоставит мне готовую работу. Я искренне надеялся, что Король Всея Бедфорда выложится по полной. И в то же время я боялся, что он заслужит "А". Что мне тогда делать? Отступать было бы трусостью. Да я и не посмел бы нарушить слово, которое дал.
Погрузившись в свои размышления, я вздрогнул, когда Крист рявкнул:
- Всё!
И, вдруг вспотевшими пальцами хватая листы, я пробежался глазами по тексту. Он был безупречен. Мысли Моргана аккуратно переплетались с тарабарщиной из учебника. Все формулы были приведены, все вычисления выполнены четко и ясно. Кристан отлично справился. Теперь я обязан был отплатить ему за усидчивость.
Нетерпеливо поглядывая на меня со своего трона, Крист изнывал от предвосхищения. Он знал, как хороши его задания и поэтому страждал награды. Он жарко смотрел на меня, обжигая похотью. Я же чувствовал, что подгибаются коленки, что во рту становится сухо, что мысли исчезают.
Мне совсем не нравилось это состояние: страха, вперемешку с адреналином. Я не привык бояться. Тем более Моргана.
Надтреснуто улыбнувшись, я сделал шаг к нему. Кристан, было, встал с кресла, но я остановил его.
- Не стоит. Это же я целую тебя, а не наоборот, - опуская руки на плечи перевозбужденного от моего проигрыша Криста, пробормотал я.
- Скорее, - подняв голову и уставившись на меня фанатичным взглядом, шикнул он.
Я не смог сдержать смешка. Морган был слишком наивен для парня, который пошел на шантаж.
- Закрой глаза, - поднимая пальцами его подбородок ещё выше, приказал я.
Крист зажмурился. Его губы раскрылись. Он сжал руки в замок, чтобы не потянуться ко мне. Он был очарователен: огромный, самовлюбленный ребенок, который полагал, что обвел меня вокруг пальца.
Наклонившись, я действительно поцеловал его. В лоб. Невесомо и по-братски.
Мой поцелуй длился ровно пару секунд. А потом я отскочил от Моргана, запоздало понявшего, что его надули.
- Эй! – рыкнул он и попытался встать.
Но, конечно, из этой затеи ничего не вышло: Морган уже выдержал приличный марафон ночью и некстати забыл перебинтовать ступни. Так что теперь, босой и очертеневший от обиды, злости и разочарования, он грозился мне кулаком и выдавал проклятье за проклятьем.
- Ты же не уточнил, куда тебя поцеловать… - пожал плечами я и, рассмеявшись, рухнул на диван.
Работы Криста были у меня. Не нарушив обещанья, я вышел сухим из воды. Лучшего развития событий и представить было нельзя! Под звучные рыки Его Величества я меланхолично спросил:
- И где в твоем святилище аптечка?
Какая-то доля вины за то, что я жестоко обошелся с ожиданиями Криста, выводила меня из себя, поэтому я решил хоть как-то её загладить. Но Кристан замолчал и поджал губы. Я оскорбил его достоинство, и Король Всея Бедфорда решил наказать меня равнодушием. Что ж. Полчаса или около того мы провели в комнате, наполненной тишиной и льющимся через край негодованием Кристана.
Мы бы сидели так и дольше, если бы Брановски не заглянул уточнить, какого черта я не на репетиции. Однако увидев пасмурного Криста, надувшегося и красного от гнева, тяжело вздохнул. Наверное, Брановски тоже не раз не оправдывал чаяний Криста. Не в пример мне, Эндрю попытался вывести Моргана из этого пакостного состояния.
- Крис, зачем ты тут? – оглядев кабинет и отметив, что Морган успел в порыве ярости расшвырять кое-какие бумаги, спросил Эн.
Он приятельски потрепал Криста по плечу, на что тот сурово припечатал его взглядом.
- Не прикасайся ко мне, Брановски! – отчеканил он, отталкивая Эндрю.
- Слышал, ты отправил Олриджа и Барнза оттирать граффити, - ничуть не оскорбившись, проворковал Эн.
Он был в приподнятом расположении духа и с удовольствием растормошил бы Криста, если бы не увидел, в каком плачевном состоянии находятся ноги Короля Всея Бедфорда.
Я не хотел присутствовать на процедуре перевязки, не хотел слышать, как Эндрю будет любезничать с Морганом, поэтому, пробурчав "увидимся в актовом зале", торопливо вышел. Я знал, что Крист позволит Брановски перебинтовать раны, как знал, что Земля вертится вокруг Солнца. Прикрывая дверь кабинета, я услышал страдальческий стон Моргана.
Перед Эндрю Морган не стеснялся показать, что ему больно. Даже при том, что они были в ссоре. Даже при том, что Брановски его предал.
Было дьявольски обидно: при мне Крист никогда не позволял себе слабости. Каким же засранцем он меня считал, если боялся расслабиться даже будучи в жутком состоянии… Неужели я настолько ненавистен Его Величеству, что он думает: я воспользуюсь ситуацией и буду распускать сплетни о жалком, захворавшем Короле Всея Бедфорда? Черт, мысленно пиная себя за такие мысли, я негодовал еще больше. Для Моргана я был никем. А следовательно, передо мной не стоило и показывать себя настоящего. Пнув первый попавшийся плинтус, я выругался сквозь зубы. Ну почему, почему меня так заводило, что Крист позволил Эндрю склониться перед ним на колени и…
Я занес задания Моргана мистеру Арчибальду. Секретарь милостиво соблаговолил приютить листы у себя на столе, пока директор не объявится на рабочем месте.
Весь оставшийся путь до актового зала я почти бежал. Адреналина в крови было чрезмерно много. Я пылал праведным гневом и рвался поскорее переключиться. Благодаря бегу все неприятные помыслы улетучились. Осталось только щемящее чувство неудовлетворенности, странная хандра и ожидание чего-то совершенно нового.
*

@темы: "Мой личный ад", в процессе, ориджинал, роман, слеш, эротика

URL
   

Natanella forever

главная