20:41 

Глава 12. Ты мне за все заплатишь!

Natanella
nati_s@lipetsk.ru
Морган пылал как раскаленная сковородка. Добавь ещё злости – и сгорит. Он необузданным зверем крался ко мне, испуганному, вжавшемуся в спинку кресла. С таким Морганом я уже однажды встретился. С таким Морганом мне лучше было не тягаться силой. Потому что такой Морган мог запросто отравить меня к праотцам. Глаза парня заволокло туманом гнева, его мощные руки, сжатые в кулаки, того и гляди готовы были обрушить на меня удары. Крист изнывал от бешенства, его поглотило безрассудство. Мой сосед по комнате не шутил насчет своего "поплатишься". С каждым его нервным, яростным движением, с каждым сокращаемым сантиметром он мрачнел все больше, и все больше залегали морщины между бровей, все горше становилось его желание мести.
- Что ж ты затих, Малыш? – издеваясь, промурлыкал Кристан голосом лисы, охотящейся за кроликом. – Не скажешь "прекрати"? Не обольешь меня грязью?
Я заставлял себя сидеть на месте ровно и не опускать головы. Смотреть на Кристана было проклятьем: я холодел от одной мысли, что этот невменяемый, пронизанный ненавистью и злобой парень до меня доберется. Но вот – секунда – и Морган стоит предо мной. Грозный, непреклонный, до чертиков решительный.
- Весело было меня подставлять, Фишер? – поддевая указательным пальцем мой подбородок, осведомился Крист, наклоняясь над креслом.
Его лицо оказалось в непростительной близости от моего. Я вздохнул, услышав бешеный пульс Криста. Меня обдало той уверенностью, которая была присуща только Моргану, тем пресловутым, приглушенным запахом пота, смешанного с ароматом мускусных горьковатых духов, от которого просыпались закинутые в самые дальние уголки памяти воспоминания о нашей первой встрече. Губы Криста, сжатые в тонкую полосу, не улыбались.
Мне срочно надо было что-то сказать. Язык прилип к небу, слова застревали в горле. И все же надтреснуто, глухо я таки выдавил:
- Ты переступил черту, Морган, - после моего высказывания Крист нахмурился. Не давая ему и секунды, чтобы переварить мною сказанное, я поторопился закончить мысль: - Я предупреждал, что не позволю играть с собой.
В довесок к своей милой праведной речи я пафосно надул щеки и чувствовал себя королем вселенной, пока Морган коротко не бросил:
- Что ж.
Он не стал пререкаться или орать. Морган просто вытащил из брюк ремень и, стащив меня с кресла, за локоть потянул к кровати.
- Ты… идиот… ты… - возмущенно отнекивался я.
В своем стремлении освободиться от хватки Криста я пару раз даже укусил его за руку, крепко держащую мой локоть. Но все было безуспешно. Морган сел, перекинул меня через свои колени так, чтобы я оказался на них попой кверху, и, зажав мне руки между своими огромными ногами, тихо и спокойно сообщил:
- Ты слишком много о себе возомнил, Малыш, - могу поспорить, на слове "Малыш" Морган осклабился. – Непослушные мальчики заслуживают порки.
Он не повысил голоса и не счел нужным обратить свое внимание на мои оскорбления в его адрес и на мои поползновения высвободить руки. Порывы к свободе были подавлены в корне, когда Крист первый раз опустил ремень мне на задницу.
Удар был слабый и резкий. Не ожидавший ничего подобного, я всем туловищем метнулся вверх.
- Морган, *банный извращенец, перестань!
Краска бросилась в лицо. Меня обожгло стыдом и гневом. Унижение коснулось кончиков пальцев и крепко устроилось где-то в самой глубине сердца. Расплата Моргана напрямую била по моей гордости. Даже не испытывая боли от удара, я ощутил тошнотный привкус желчи. Моя неспособность противостоять ублюдку только навевала нехорошие мысли, только усугубляла мое отвращение к собственной слабости.
- Будешь меня слушаться, сволочь? – шипел Крист, нанося мне второй удар.
Да пытай он меня каленым железом, я и тогда не доставил бы ублюдку удовольствия ответить "да".
Я знал, что тем самым, подогреваю пыл Моргана, знал, что и так отказал ему сегодня на автостоянке. Я знал также и что Моргану нравится мучить меня – его тело напряглось, вытянулось как струна огромного аристократического инструмента, ремень стал ходить по моему заду так истово и так часто, что на глаза предательски навернулись слезы.
- Кто твой хозяин, Фишер? – между полосованием смачно спрашивал Крист. Он окончательно потерялся в своих фантазиях. Его ширинку расперло, тон стал похож на дешево-бордельный. – Обещай больше никогда не перечить, засранец!
Я уже прекратил дергаться. Губы, искусанные до крови, напоминали мне о том, что я все ещё могу чувствовать боль. Я начал сомневаться в своих сенсорных способностях, когда истязаемые Кристом ягодицы утратили чувствительность. Наверное, Крист увлекся и наградил их таким количеством ударов, что плоть просто отказывалась реагировать на постороннее вмешательство снова и снова.
Морган вошел в раж. Из его горла вырывались свистяще-хрипящие звуки, он дышал через рот, его полностью захватил раж превосходства. Морган радовался. Морган был вне себя от счастья, что может меня унизить. Он полыхал самодовольством, как полыхали мои бедра под тонкой грубой тканью школьных штанов.
А в это время я, автоматически вздрагивающий каждый раз, когда ремень ласкал ягодицы, проклинал Криста, его гребаную натуру садиста и попутно презирал себя за то, что вынужден терпеть выходки Его Величества. Мне было обидно. Меня угнетал странный азарт ублюдка. Меня настораживали его методы добиваться своего. Черт, я, правда, не думал, что Крист вероломно отнимет у меня все возможности противостоять ему. Я… путался в своей ненависти как узники в своих кандалах.
Удар. Мой глухой стон про себя. Удар. И я чувствую, как прилив адреналина, отравленный моей яростью, устремился волнами по всему телу. Удар. Я закрыл глаза и представил, как бросаю Моргана на съедение львам. Удар…
Крист уже устал махать рукой. Он ожидал моей быстрой капитуляции, надеялся, что я подобострастно встану на колени и буду умолять его о милости. Не знаю, быть может, Кристана возбуждала мысль обо мне, стонущем "Пожалуйста, прекрати! Я больше не буду! Я виноват! Прости меня!".
Парень слетел с катушек окончательно: ему стало мало просто бить меня ремнем. Крист отбросил его в сторону и рывком стащил с меня штаны.
- Как аппетитно выглядит твой зад, - поделился со мной впечатлением Морган.
Он любовно погладил левую половинку и, стоило мне только рвануться из его тисков, как Кристан с удовольствием сжал пальцы.
- Аааа!! – не выдержал я такой изощренной пытки.
Мои руки, мотающиеся без дела, ожили – я ногтями вцепился в лодыжку Кристана. Это все, что я имел возможность сделать в своем идиотском положении.
- Ах ты… - озверел Крист. Он с оттяжкой ударил меня по горящей ягодице ладонью. – Больно? – он прочертил ногтями три полосы на бедре в наказание за то, что я оцарапал его лодыжки. – Больно, Малыш?
Я захлебнулся собственными словами. Мое тело выворачивало от боли. Попа горела, будто Морган резал её ножом. Весь жар, все импульсы устремились в эту приключенческую часть тела.
- Хочешь проверить, больно мне или нет, Морган? – прилагая титанические усилия, чтобы не сорваться на крик, спросил я.
Кровь прилила к голове, ибо находился я в том положении, что ничего другого ей не оставалось. Перед глазами запрыгали разноцветные солнечные зайчики. Моя злоба перерастала в аморальное желание растоптать Криста.
- Хочешь проверить? – злобно отчеканил я.
Морган перестал хлестать меня. Его заинтриговал вопрос. Он с садистской радостью схватил меня за волосы и дернул голову влево, едва не сворачивая мне шею. Благодаря махинации Криста теперь я мог с легкостью любоваться его застывшим, вдохновленным лицом. Лицом, на котором возбуждение читалось так четко, как если бы на лбу Криста написали "К сексу готов. Несите жертву".
- Да срать я хотел, больно тебе или нет, - по буквам проговорил Крист. Жилка на его щеке дернулась. Сатанинская улыбка скривила губы. – Сегодня ты поплатишься за все! – хрипло пообещал он.
От шока я забыл на секунду, как дышать. Крист оживился ещё больше. Наблюдая за тем, как я пыжусь смолчать, он скинул меня со своих колен на пол. Я приземлился неудачно – на левый бок, над которым изрядно поработал Кристан. Взвыв и сцепив зубы, я уверенно встал на колени, собираясь подняться. Морган рассмеялся. Его смех был унижающим, надменным смехом фараона, который, купаясь в своей власти, готовится вынести смертный приговор рабу, покусившемуся на царственный покой.
- Куда-то собрался? – не вставая со своего места, осведомился Крист. Его гадкий тон и мерзкий смешок заставили меня обернуться.
И ровно в этот момент Морган поставил ногу мне на спину. С баснословной силой. Больше не давая поблажки.
- Мы не закончили, Малыш, - надавливая ступней на мой хребет, просветил Морган.
Он был дьявольски спокоен: ни тени неуверенности в глазах, ни проблеска нерешительности в действиях. Я был для него приятным развлечением. Куклой, которую он мило решил сделать сегодня марионеткой. И сейчас ублюдок натянул одну из ниточек. По его сценарию дешевая актриска должна заискивающе сдаться на милость Его Величества. Марионетка ведь всегда подчиняется кукловоду…
Однако покорности во мне было ни на грош: даже с задранным горящим голым задом, даже будучи прижатым к ковру, я не собирался сдаваться без боя.
- Жалкий позер! – приподнимаясь на локтях, пробормотал я. – Себялюбивый ублюдок! – уже громче рявкнул я.
Морган оставил в покое мою спину. Я дернулся. Мое желание встать наконец на ноги было столь сильным, что я не заметил журнальный столик, стоящий рядом со мной. Путаясь в брюках, я выпрямился и, когда встретился взглядом с бешеным взглядом Моргана, непроизвольно сделал шаг назад. Чертовы штанины сползли к лодыжкам, я махнул в воздухе руками и… свалил на пол вазу, которую Морган в честь своего переселения водрузил на самое видное место в комнате.
Запнувшись о ковер, я начал падать. Осознание того, что, окажись я на полу, израню в кровь все оголенные участки тела, промелькнуло вспышкой в отравленном гневом сознании. Оседая, я ошарашено поглядел на Кристана, шокированно пялящегося на разлетевшийся вдребезги раритет. Лицо его заострилось, губы побелели. Я подумал, что теперь, наверное, он ненавидит меня ещё больше: мало того, что по моей вине папочка ущемил в деньгах, так я ещё и дорогущую покупку изничтожил…
В общем, хорошего мне ожидать не приходилось. Я заранее сжал кулаки, зная, что к уже существующим на моем теле шрамам я сейчас добавлю парочку-троечку новых. Унижаться, кричать и стонать от боли я не собирался… Приготовившись стоически выдержать удары судьбы, я зажмурился и попытался удержать равновесие. Оное привело только к тому, что неминуемое приближение к земле я ускорил. Но… как это ни удивительно, упасть мне не дал Кристан – он босиком рванулся вперед, прижал меня к себе и, убедившись, что падать я больше не собираюсь, раскричался:
- У тебя ног нет? Ты стоять не можешь? Какого черта ты дергаешься, идиот! – Морган повышал и повышал голос. У меня уши заложило от его громогласных вопросов.
Я стоял ступнями на ступнях Криста, он ловко удерживал меня за талию и подозрительно болезненно щурился.
- Сколько раз нужно тебя избить, маленький засранец, чтобы ты научился подчиняться?! – покачал головой Морган, а я неверяще уставился на его ноги.
Кристану на самом деле было больно: из маленьких ранок на ногах сочились капельки крови. Морган стоял на битом стекле. Стоял терпеливо, будто не обращая внимания на свои увечья. Он пристально вглядывался в мое лицо и почти истерично тряс меня, повторяя:
- Кто научил тебя так вляпываться, Фишер? Ты хоть один день можешь прожить без приключений?
Морган был похож на перепуганную наседку – видел бы он свое лицо в зеркале – ни дать ни взять – озабоченная мамаша: волосы всклокочены, взгляд полуненормальный, руки шарят по моему телу, резонно проверяя на наличие повреждений. Взволнованный, до неприличия крепко жмущий меня к себе и поглаживающий по спине, плечам, голым бедрам, Морган тяжело дышал. Этот парень собирался выпороть меня и бог весть что еще сделать. Этот парень грозился уничтожить меня, превратить мою жизнь в ад. Этот парень. Кристан Морган. Мое проклятье. Мой адреналин. Мой мучитель. Этот парень в данный момент в противовес своим радужным обещаниям принимал боль за меня. Покорно. Как будто так и нужно, чтобы его, а не мои ноги напоролись на остатки вазы. Как будто правильно нам стоять вот так: обнявшись, буквально вжавшись друг в друга.
Кровь пропитала ковер, пятна начали расползаться. Я шокированно глядел на то, как Морган топчется на месте, лишь усугубляя оным ситуацию.
- Эй! – позвал я, когда понял, что раны Криста надо обрабатывать. Причем чем скорее, тем лучше.
Я уперся руками в плечи Криста. Тот понял мое действие по-своему:
- Ты поранился? – закинув меня на плечо, он тут же ринулся через всю комнату к кровати.
Оставляя за собой красные следы на ковре, Морган торопливо шагал, очевидно, даже не замечая, что творится с его ступнями. Закусивший губу, красный и растерянный, Крист уложил меня на постель и, встретившись со мной взглядом, запаниковал ещё больше.
- Где болит? – хватая меня за пальцы ног и одновременно всматриваясь в мои удивленные, широко распахнутые глаза, суетился Кристан.
Мои штаны были спущены до колен, задница горела после недавней порки, в ушах по-прежнему стояли его надменные приказания, а Кристан словно разом позабыл, как недавно выбивал из меня извинения, как лупил ремнем, дабы позабавиться… даже стояк Моргана волшебным образом пропал: парень не на шутку встревожился и по-детски шумно суетился вокруг меня.
- Чертовы тряпки! – злился Морган, стягивая с меня брюки.
Он был сосредоточен и до смешного самоотверженно ощупывал мои лодыжки. Я ошарашено пялился на Моргана, такого чужого, такого сбрендившего Моргана, забывшего об эгоизме, сосредоточенного только на мне и на моих чувствах. Такого странного, непривычного Моргана. Все, что я мог, - это не мигая смотреть на то, как Крист мягко, ласкательно проводит ладонью по моему бедру вниз – до самой пятки.
- Малыш? – устало и как-то надтреснуто спросил он, видимо, осознав, что я молчал с того самого момента, когда он уложил меня на простыни.
Крист нависал надо мной, его глаза горели голубоватым успокаивающим пламенем. Губы полураскрыты, лицо испуганное, руки несильно стискивают мою ногу… Совершенно по-другому я представлял себе реакцию Моргана на мой недавний поступок. Совсем не ожидал я, что разбив дорогущую вазу, удостоюсь чести увидеть чувственную сторону Криста, вечно скрывающегося под маской циничного безразличия.
Пот выступил на лбу Моргана. Парень глубоко вздохнул. Его кожа постепенно начала бледнеть – раны, которые Морган постоянно тревожил, мечась из стороны в сторону около кровати, открылись.
- Кристан… - потянулся я к нему и коснулся холодной рукой его щеки. – Ты… твои ноги… - тихо и сбивчиво пробормотал я, не зная, как Морган среагирует, обнаружив, что благодаря мне поранился.
Крист сначала глупо таращился на мои губы. Оглушенный своей беспричинной паникой, он не понял, что я сказал. Лишь спустя долгую минуты борьбы с самим собой, лишь после того, как я повторил слова более уверенным тоном, Крист отпустил мою лодыжку и опустил глаза на пол. Немая сцена последовала за этим: казалось, время остановилось, когда Крист уставился на свои окровавленные ступни. Он таращился на них так долго, что у меня засосало под ложечкой. Он таращился на них без всякого интереса, будто разглядывал что-то удивительно странное, что-то, с чем он столкнулся впервые и теперь не знал, как поступить. Он смотрел на них устало… И я просто не выдержал: вскочив на колени, замотавшись по пояс в простынь, я встал с кровати и очутился перед Кристом, остолбеневшим, безжизненно опустившим руки вдоль своего огромного тела.
- Морган, сядь! – скомандовал я, со страхом наблюдая, как осколки впиваются в его кожу глубже.
Крист удивленно моргнул, поднял руку ко лбу, взлохматил волосы и посмотрел на меня с поразительной для человека такого огромного роста беспомощностью.
Его губы растянулись – Крист хотел что-то сказать, но вместо этого мотнул головой и тяжело выдохнул.
Мне не осталось ничего другого, кроме как взять ситуацию под контроль: толкнув Моргана, ничего не соображающего, в грудь, я облегченно перевел дыхание. Морган послушно уселся.
Я нагнулся, чтобы осмотреть его раны. Крист даже не улыбнулся, увидев меня на коленях перед ним. Ни смешка, ни иронии, ни даже элементарного колючего подтрунивания. Морган слабо кивнул, когда я спросил, нормально ли он себя чувствует.
- Жить буду, Фишер. Не дождешься… - выдавил из себя парень. Я фыркнул и положил его ногу себе на колено.
Однако стоило мне дотронуться пальцами до первого же небольшого осколка, чтобы вытащить оной, как Крист взвился и едва не убил меня, махнув своей ножищей.
- Ты меня убить собрался?- взревел Морган, которого перекосило от боли.
Я клацнул зубами, хмуро покосился на него и непреклонно рявкнул:
- Не вертись! – и когда Крист возмущенно рыкнул "что ты о себе возомнил?", я преспокойно взялся за второй осколок. И, дабы показать идиоту, что сейчас в моей компетенции заставить его страдать и ныть, сначала вдавил стекло на миллиметр, и только потом очешуительно медленно принялся вытягивать его из ранки.
На глаза Криста навернулись слезы. Он вцепился в одеяло и заорал как резаный:
- Фишер, засранец, уйди! Катись к дьяволу! Ты… маленький кусок дерьма!
Я засмеялся, когда Крист, двинув ногой, взвыл ещё громче и зло уставился на меня ненавидящим, полным боли взглядом.
- Надо было надрать тебе задницу сильнее, - посетовал он, откидываясь на спинку.
Напоминание о позорной экзекуции вернуло меня с небес на землю: тот факт, что Крист спас меня от падения, не значил ровным счетом ничего – ублюдок был причиной этого падения. А следовательно, поплатился он за свою чертову выходку… за мое унижение. И, кропотливо повторяя процедуру вынимания осколков, я нахально отпарировал:
- Если бы ты не соизволил надрать мне зад, я не разбил бы вазу, и твои королевские ноги были бы целы, - ехидно напомнил я Его Величеству.
Превозмогая порыв застонать от боли, Крист зло проговорил:
- Если бы ты не подставил меня в бюро, я не надрал бы твой… аааа!! – он сорвался, так как я мстительно опустил его правую ногу, из которой я вынул все очевидно видимые осколки, на пол.
Морган послушно позволил мне водрузить на колено левую, и сардонически ухмыльнувшись, сощурился.
- Кстати, как там твой аппетитный зад? – гаденько спросил он, вперившись глазами в простынь, кою я завязал на бедрах, чтобы не светить голой красной от стараний Моргана задницей.
Ущипнув Криста за икру, я в тон ему развязно сообщил:
- Твоими молитвами, Кристан.
Мой резкий тон, мой взлохмаченный вид, мои затуманенные вызовом глаза не оставили Криста равнодушным: он, несмотря на жуткие ступни, все ещё кровоточащие, несмотря на боль, которую я намеренно подогревал из жалкого чувства мести, рассмеялся.
- Малыш… - прикрывая рот рукой, прохрипел Крист между взрывами хохота. – Ты абсолютно ненормальный, ты это знаешь?
Он прекратил смеяться и ясными, чуть подернутыми страданием глазами поглядел прямо мне в глаза. Я наконец закончил с его левой ступней и с чистой совестью встал в полный рост.
- Конечно, - не прерывая визуального контакта, утомленно сознался я. – Только ненормальный стал бы заботиться о том, кто избил его.
Улыбка Криста была по-настоящему самодовольной. Ублюдок скрестил руки на груди и одарил меня таким королевским надменным взглядом, что я нахмурился.
- Признайся: я чертовски сексуальный, поэтому ты просто не можешь бросить меня… - с нотками гордости проговорил Кристан, и я прыснул – вид Моргана, изляпавшего кровью свои дорогие брюки, самовлюбленно нахваливающего себя, помимо воли жутко веселил.
- Бесспорно, - иронично поднял бровь я, отправляясь в ванную, чтобы принести мокрое полотенце.
- Я твой хозяин, Фишер!! – неслись мне вслед любимые слова Криста.
- Что ж, посмотрим, кто из нас сегодня будет хозяином, - окуная полотенце в холодную воду, пробормотал я в пустоту ванной. – Попляшешь ты у меня, Морган! – зло закрывая кран, пообещал я.
Когда же, держа в руках таз с холодной водой, я вполз обратно в комнату, встретил меня недовольный, подозрительно осматривающийся по сторонам директор, который, скорее всего, заглянул на обход и обнаружил брызги крови на ковре.
- Здравствуйте, мистер Арчибальд, - ставя на пол "свою поклажу", неуверенно улыбнулся я.
Взгляд, коий метнул в меня директор, был бешеным и обвиняющим.
- Что тут произошло? – глядя то на меня, то на кусающего губы Моргана, вопросил мистер Арчибальд.
Морган опередил меня. Он мотнул израненными ногами и, дабы вывести из себя директора, растягивая гласные, ответил:
- Мне было скучно, и я разбил вазу, - он вздернул подбородок и развязно поинтересовался у откровенно очумевшего от такой наглости директора: - Какие-то проблемы?
Мистера Арчибальда затрясло от гнева. Не обращая внимания на явно нездоровый вид Моргана, он сделал шаг вперед и уже намерился прочесть лекцию о правильном поведении в Бедфорде.
- Вы перешли все границы, мистер Морган, - отчеканил директор.
Словно забыв о моем существовании, он буравил Криста презрительным взглядом. Морган же, вместо того, чтобы извиниться, вновь нагрубил:
- Моя ваза, - заносчиво выпалил он. – Я её купил. Кому какая разница, что я с ней сделал?! – жарко потребовал он ответа у мистера Арчибальда, лапки которого сжались в кулаки. Глазки мужчины забегали. Стало очевидно, что терпение директора лопнуло.
- Мне абсолютно безразлично, мистер Морган, что вы сделали с вазой, - зловеще начал коротышка. Заложив руки в карманы пиджака, преподаватель скривился. – Однако ваш отец настоятельно советовал сообщать ему о каждом вашем проступке.
Наслаждаясь тем, как Крист впадает в ярость, мистер Арчибальд отстукивал мизерной ножкой неизвестный ритм.
- Поэтому я вынужден буду поставить его в известность… - любезно предупредил мистер Арчибальд. От его мерзкой натянутой улыбки меня бросило в дрожь. – Думаю, ваш отец оценит по достоинству ваши непритязательные развлечения, - почти пропел преподаватель.
Морган вызверился и уже готов был взорваться обличительно-исступленной тирадой, но я своевременно вмешался. Прокашлявшись, я привлек внимание директора.
- Мистер Фишер, - поворачиваясь в мою сторону, удивленно воскликнул Арчибальд, - вы что-то хотите мне поведать?
Честно признаться, я истово сдерживал желание дать ему подзатыльник, но, так как правом на это я не обладал, пришлось тихо пробормотать "да".
- Дело в том, что это я разбил вазу, - коротко признался я.
Тишина, наступившая в комнате, давила камнем на мозг. И директор, и Морган уставились на меня как на седьмое чудо света. Причем если первый, изрядно изумившись, не скрыл своего разочарования, то второй, удивленный моей откровенностью, чуть не встал с постели.
- Мистер Морган, - оборачиваясь к Кристу и пригвождая его взглядом к месту, сказал я, - по непонятным мне причинам рискнул взять мою вину на себя.
Крист моргнул, поерзал на кровати и, кажется, даже немного остыл: его глаза внимательно следили за мной. Мистера Арчибальда парень начисто игнорировал. Теперь Кристу стало интересно, как далеко я могу зайти, чтобы опровергнуть его ложь.
Думаю, в его жизни было очень много людей, которые обрадовались бы перспективе выйти сухими из воды. Я и вправду не знал, почему Морган выгородил меня и выслушал все гадости от директора. Однако я не собирался терпеть несправедливость. Трусом я никогда не был. Уж если кого и ругать за разбитую вазу, так это меня. Я не хотел бы, чтоб Крист потом на протяжение всего нашего совместного проживания ставил мне в упрек свой самоотверженный поступок.
Решительно подойдя к директору, я несколько грубо заметил:
- Мистер Морган всего-навсего поранился… Разве это преступление? – в этот момент я предпочел бы не смотреть на Криста, шокированного, открывающего и закрывающего рот, дабы проронить хоть слово.
Однако все хваленое красноречие Моргана испарилось после моей трогательной укоризненной речи. Парень странно смутился, прокашлялся и отвернулся на минуту, пока пристыженный директор соизволил-таки заметить, что Крист на самом деле пострадал.
- Господи, что ж вы сразу молчали! – засуетился мистер Арчибальд, неуклюже семеня своими лапками по направлению к Моргану. – Вам срочно нужна медицинская помощь! Я позову… нет… медбрат уже давно ушел… - мистер Арчибальд осматривал поврежденные ступни Криста, не испытывающего никакого желания превращаться в смертельно больного, вокруг которого все пляшут и причитают.
- Я в порядке, - вырывая свою ногу из цепких лап директора, заверил Крист.
Кто стал его слушать? Мистер Арчибальд продолжил бессмысленные размышления:
- …нет… надо вспомнить, что… ах да! В каждой комнате есть аптечка! – наконец нашло на него просветление.
Мужчина повернулся ко мне и волевым голосом потребовал:
- Мистер Фишер, в тумбочке обязательно должна быть аптечка. Принесите её, пока мистеру Моргану не стало хуже!
Вышеупомянутый мистер Морган с удовольствием выкинул бы доставшего "папочку" за дверь, но физически он этого сделать был не в состоянии, а к нелицеприятной лексике директор остался бы сейчас равнодушен, ведь главным пунктиком для всеми уважаемого Бедфорда, конечно же, была целость и невредимость учеников частной школы. Разве мог директор допустить, чтобы сын ведущего инвестора Бедфорда не получил медицинской помощи?
А в то время как мистер Арчибальд надоедал Моргану глупыми навязчивыми вопросами о бесценном королевском здоровье, я рылся в тумбочке в поисках пресловутой аптечки. Попутно я проклинал себя за несдержанность: позволь я Кристу взять всю вину на себя, не вмешайся я в его щепетильный разговор с директором – и, кто знает, быть может, короля всея Бедфорда уже завтра не стало бы в поле моего радара. Возможно, под действием своей злобы мистер Арчибальд с радостью и без зазрения совести исключил бы Моргана… Закончились бы тогда все мои мучения! Но нет, гребаное чувство вины и разыгравшееся благородство сыграли со мной злую шутку – Морган купается во внимании, директор готов кормить его кашкой с руки… а вот что будет со мной за то, что позволил пораниться президенту студсовета, ещё неизвестно…
Но сколько бы я ни тянул минуты, итог был один: мне нужно было вернуться к воркующему директору и позеленевшему от злости Моргану, который, завидев, что я приближаюсь с антисептиком и бинтом, чуть не спрыгнул с кровати. Всеми фибрами души Крист устремился ко мне. Парень, немного бледный и усталый, ойкнув, встал-таки на ноги. Скривившись от боли, он даже сделал один нетвердый шаг ко мне. В его глазах, полузакрытых, изможденных, я поймал вящий призыв о помощи. Морган понимал, что не сдержится и пошлет мистера Арчибальда, не в меру любознательного, к чертям собачьим. Морган также понимал, что не позволит директору видеть, как ему плохо. Черт побери, Крист специально поднялся с постели, чтобы показать директору, как неуместны вопросы о королевском самочувствии. И, сдается мне, единственный маленький шажок дался Кристу нелегко: несмотря на то, что он сдержал рвущий горло рык, страдание отобразилось на всем его лице: губы, дрогнув, плотно сжались, крылья носа затрепетали. Морган пошатнулся, но от изначального плана не отступил. Переждав мгновенье, Кристан с трудом проскрипел:
- Со мной все в полном порядке, мистер Арчибальд, - Моргану приходилось контролировать все свои инстинкты, дабы не вернуться обратно – на кровать. Он выглядел ужасно: черный цвет рубашки феерично подчеркивал ненормальную бледность, пальцы рук дрожат, грудь опускается и поднимается слишком быстро.
И все же Морган, выпрямившись как струнка, стоял напротив директора, который с видом огретого по голове человека таращился на израненные ступни Криста.
- Но… вам необхо… - попытался сформулировать свою мысль мистер Арчибальд.
Крист резко оборвал его:
- Фишер позаботится обо всем, что мне там необходимо, - заверил Король Всея Бедфорда, не соизволив одарить меня и взглядом. – Вам пора совершать обход… - услужливо напомнил Кристан. Говорить ему становилось все тяжелее. – Вы же не хотите, чтобы в Бедфорде творился беспредел? – испытывающе спросил Морган, чем застал директора врасплох.
- Позаботьтесь о мистере Моргане, - тяжело вздохнув и уступив наконец навязчивому желанию Криста, обратился преподаватель ко мне.
- Конечно… - кивнул я в знак согласия, радуясь, что легко отделался.
Однако директор, внимательно поглядев на меня долгим взглядом, мило подбросил проблем:
- Как виновнику произошедшего, вам, мистер Фишер, придется взять ответственность на себя, - на прощание огорошил мистер Арчибальд.
По тому, как я напрягся и по тому, как недобро сощурился, мужчина осознал: брать никакую ответственность на себя я не собираюсь. Директору такой расклад не понравился. Он застыл в дверях, сжал своими пальчиками-сосисками ручку так, будто надеялся её задушить.
- Пока мистер Морган окончательно не поправится, вашей святой обязанностью, мистер Фишер, будет помогать ему во всех начинаниях.
Я почувствовал, что земля уходит из-под ног. Да лучше бы Арчибальд просто застрелил меня. Исполнять все прихоти блажного, избалованного и жутко самолюбивого Кристана Моргана – что может быть хуже?
- Вам ясно, мистер Фишер? – повысил голос директор.
Я выругался себе под нос. Положение, в котором я оказался, было просто идиотским. Что мне оставалось, кроме как ответить "да"? Отпираться? Может, рассказать душещипательный рассказ о том, что Крист сполна заслужил все свои раны? Или швырнуть в довольно улыбающегося, определенно обрадованного будущими перспективами Моргана бутылочкой с антисептиком? Естественно, сумасшедшим я не был. И перечить мистеру Арчибальду, начавшему закипать от гнева, не планировал. Однако вместо послушного согласия изо рта вырвалось нечто до глупости смелое:
- Мистер Арчибальд, не кажется ли вам, что это слишком? – честно говоря, меня занесло. Я не обращал внимания на директора, замершего столбом на своем месте, на Моргана, еле-еле докандылявшего до кровати и обессиленно опустившегося на неё. Я не контролировал свои слова. Они срывались с губ, жалящие, правдивые.
- Вам не кажется, что селить нас с Морганом в одну комнату, было плохой идеей? – тихо уточнил я и поднял руку с бинтом, когда мистер Арчибальд возмущенно кашлянул.
- По меньшей мере, неправильно превращать человека, который попытался подставить меня шутки ради, в моего соседа, - я специально игнорировал злобное сопение Криста, который, судя по всему, был очень недоволен моими высказываниями.
- Вы прекрасно поладили, - вступил в диалог мистер Арчибальд. Я чуть язык не проглотил от его ехидной реплики. – Если взять в расчет сегодняшний инцидент в актовом зале, я бы даже сказал, что вы, мистер Фишер, достаточно быстро научились у мистера Моргана ввязываться в скандалы. Хотя, признаться, я надеялся, что это мистер Морган переймет ваше стремление к учебе… - укоризненно прошипел директор, опаляя меня предупреждающим взглядом.
- Вы, ребята представляете, в каком свете выставили сегодня Бедфорд? – мистер Арчибальд злобно брызгал слюной.
Он явно ненавидел и меня, и Криста, и всех учеников вместе взятых. Своей коротенькой обличительной речью я пробудил праведное возмущение. Искреннее неприятие ученических выкрутасов и природная мстительность отобразились в каждой черточке одутловатого широкого лица.
- Нет, молодой человек, - припечатал директор, - мне не кажется, что я поступил с вами сурово. Будь моя воля и будь на дворе не двадцать первый век, я бы приказал высечь вас…
И после мистером Арчибальдом произнесенного я покраснел до корней волос. Метнув убийственный взгляд в сторону Моргана, который закрыл ладонью рот, чтобы не смеяться громко, я ощутил прилив раздражения. Ну почему? Почему я всегда вляпываюсь из-за Моргана? Чем я провинился в прошлой жизни? Какую страну разрушил?
- Правильно, мистер Фишер! – приняв мой румянец за смущение, прокомментировал директор, несколько расслабившись. – Вам должно быть стыдно! Разве можно глумиться над правилами Бедфорда, над уставом! – он произнес это так, будто ничего более святого для меня и существовать не должно.
Я рассеяно пробормотал:
- Извините.
Морган все же не сдержал хохота. Он прыснул, только взглянув на меня, замотанного по пояс в полотенце, с видом оскорбленной невинности склоняющего голову пред пышущим ядом директором.
- Ваша мечта осуществи… - расхлябанно вмешался Крист в разговор. Мог ли я позволить ему договорить?
Рванувшись вперед, шваркнув бинт и антисептик на кровать, я закрыл рот сопротивляющемуся, отмахивающемуся от меня Кристу.
- Я позабочусь о мистере Моргане, - яро пообещал я директору, мысленно представляя, как расчленяю тело этого самого мистера Моргана.
Наша потасовка вызвала у директора умиление. Он подозрительно быстро согласился и, добавив перед уходом, что самолично завтра зайдет спросить у каждого из нас доклад, после чего поспешно ретировался.
*

@темы: "Мой личный ад", в процессе, ориджинал, роман, слеш, эротика

URL
   

Natanella forever

главная